Список авторов

Левин Борис [2577]
Палиндромы.
==========================================================================

— Я о мудром, я о бодром.
Содрогал я вазу боя.
— Я, обуза, вяла гордо,
с мордобоя морду моя.

Из армии мрака – рак армии мрази

'Я и фат и пэр!' – эпитафия.

(У рыси лев и лис, осилив, ели сыру.)

- Ах и лапал я дев!
Демобилизовывал соколов.
Уволок осла, вывозил.
Ибо медведя лапа лиха.

- Воссал кузнец, оплот судеб,
окрас сим окрестив судеб.
Оплавив судеб вкупе пук,
в беду свивал победу свит.
Сер комиссар. К обеду стол –
по цензу классов.

- Кот у стен. И пикнет суке.
Век, у стен кипи! Нет суток.

- Нам олухи ражи.
Им акт и волыну.
Из армии кражи.
И нитка иголок ранима.
Мы – дуло.
Маркетингу право творим, указав.
Как надо пиарим уклады в откаты.
Базарим у касс.
А касса кумира забыта.
Кто выдал кумира?
И подан, как ваза, кумиров товар.
Пугните крамолу дымами, наркологи.
Актинии жарки, и мрази уныло витками.
И жар их уломан.

- ... иду.
Балета гул и гуд арен
вне радуги маню.
Ловите в сети радугу.
Дарите свет и волю нам.
И, гуд арен, вне радуги –
луга, тела буди.

- «Нет» сему ножу-то! В вере, в зоне трения.
Я инертен, озверев, – вот уж он уместен.

- А будни риска – клад.
Но ясен уху запад, Алконост.
И дивно ровен утвари поднос.
Секунд оклад. Сорок соната.
Но скоро сдал ко дну кессон.
До пира втуне ворон видит сон.
Оклада пазуху неся,
Он дал, как Сирин, дуба.

- А кто с арканом у ворот?
Вопрос! Азарт у одногодка.
Как дог он до утра. Засор –
повторов ум. Она – красотка.

- А на даче, в сумерках орошена душа.
Грешно, мило.
Туче в себе свечу.
То ли, моншер, гашу?
Да не шороха крему свеча дана.

- А надо ли мыться?
О! менее, вижу.
Чем аз уведу? Жилы вялы.
Меняя уходы, да злату пеняя,
беся арки края, себя я не путал.
Зады до хуя я не мыл.
Я вылижу деву, замечу, живее.
Не моясь, ты мило дана.

- А не пошли бы вы!..
Те, на барабанах, оды врут.
Лахудра барабанит раком,
осев на барабан весомо.
Картина бара барду – халтур выдох.
А на барабане ты выбил Шопена.

- А ну, девахам – звон яиц!
А нам – эякуляция.
Зиял ангар.
А вот товар.
А гнал я из яиц.
Я лук, я эманация –
но взмаха ведуна.

- А с кесарева клира
парит картине месса.
Час семени. Трактира.
Парилка вер. А секса?

- А с кесарем и ханом
она раба не Зевса,
а свезена бараном –
она химера секса.

- А ты потоком звона речи пса
не беса ли дурачил, отчудив?
Оплавив слог, а лгущим – ум,
ищу глагол.
Свивал по виду, что ли,
чар удила себе?
На спиче рано взмок от опыта?

- А хор-то пел.
Овация.
То раж, то блажь.
Лоб ясен. Он
не жаропоражен.
Но нёс я боль.
Жал бот.
Жар от яиц.
А воле – потроха.

- Адюльтер.
Тырим хер.
Гад усоп.
Лет потоп.
Тел посуда.
Грех-миры – треть люда.

- Акт о мере пыток.
И о доле тюрем.
Азимута фан.
Уши – психиатру.
Не пужал – гасил он.
В адогенератор
клал, кадя, да клал.
Крот арен его давно лиса.
Глажу пену рта их.
И спишу на фатум.
И замерю тело.
До икоты.
Перемотка.

- Акт с рогатым скотом – шутка.
Как дубина, быта горка.
Так рогаты бани, будка.
К акту шмоток смыта горстка.

- Акт, сила, миска мытая.
А ты сидела, леди сытая.
А ты максималистка.

- Ал зла кантилен парш.
Меря шантаж урки с угла,
диким апортом
и матом ужат,
эху в душу
двухэтажу мота.
Мимо тропами кидал
гуси кружат.
Наш ярем
шрапнелит накал зла.

- Арена Баха. Пусто. Тесен стон от сотен.
И возле ты. Пёр куш.
У дыбы – лги себе.
Но дядя лгун и так.
И мыслил он, рубеж отдав: он реже 'за'.
Кто век умнел, тот на потехе меланхолик.
А дух витал понуро.
Похабен мир.
Ад мрака. Мрака дом. И тесен
венец раба.
Храни, толпа, нагар –
врага на плоти нар.
Хабар цене внесёт и мода –
карма карм.
Дари мне, Бах, опору. Но,
платив, худ, аки лох на лемехе.
То пан, то тлен.
Муке в отказе жёрнов.
Ад тоже. Бурно лил –
сыми-ка тину, глядя до небес.
И глыбы душ, укрепы тел – зови.
Не то сто нот снесёт от супа хабанера.

- Ас на реверсе.
Веки миманса.
Гас на мимике
вес реверанса.

- Атака знати. Пактов преснота.
Казан луну сварил, как тушу.
На рубища тенями – каты.
На рубеже – мандат суда.
В аду стад на меже – бураны.
Так имя не тащи бурану, шут!
Как Лира всунул на закат он серп –
вот капитан заката!

- Ах, испражню-ка тёще я.
А шорох или тихо?
Похитили, хорошая?
Ещё так юн жар психа.

- Бабло, косули, сан и сон.
Барон фиксировал закон.
Имел, шалун, икону.
Нора богов – она гола.
Налево душу довела
налога нового барону.
Но кинула шлем инока.
Зла вор и скиф, но раб.
Носи насилу, сокол, баб.

- Бар. Виски. Шип и розы.
Ну, ликёр.
А лира?..
Пишу я, лазя в корень тем.
И – как химера кельнеру.
Дрофа тематики в ознобе.
Аз – мудр. Дум – заебон.
Зови кита метафор, дурень, лекарем.
Их как иметь?..
Не рок вязал я – уши парил, –
а реки, луны, зори.
Пиши, ксив раб.

- Бед гон.
И гон и бред.
Мираж как иго на беду-с.
И кит на фоне дуба
дал куш на веру, ну-с?
А заунывен сон,
как стон.
У нот-с – как нос.
Не выну, а засуну.
Реванш уклада буден.
О, фантики судеб!
А ноги?
Как – жарим дерби ноги?
Но где б?

- Более-менее рудимент орла мудр.
Думал, рот нем и дурее. Немее – лоб.

- Бор, гусары, дно.
Гон, дыра, сугроб.

- В огне лепечут верески,
и топок колебательно
качание инача,
конь лета – бело к копоти
и к сере в туче пеленгов.

- В огниво ремарок саге лет ткну.
Пиши! Ни фига себе –
саги финиш и пункт!
Телега скора Меровингов.

- В окна пялит силы
боли сон у банков.
В окна б уносило
были стиля панков.

- В окне вон лопнет сумрак,
у тел оплакан лун реваншем.
Сумел и садом он лететь,
лукой овражка. Тени
омыв, увы, мои не так.
Жар, вой о культе тел.
Но мода сил ему смешна –
вернул накал полёту карм.
У стен полно венков.

- В окне щеглов иконы рангом сытым.
Измором юга недр омыла клады
тропа небес, влача
начал в себе напор.
Ты дал калым орде. Наг юмором зимы,
ты смог на рынок иволге щенков.

- В окно взвился ремень
не сути, не задов.
Вода – зениту сень,
не меря слив звонков.

- В опере часа блокнот.
Снизу, кротами начал,
преподаватели бед.
Ор виновато в кино
тащат они. Квота вони –
вроде билета в ад опер.
Плач – аниматор кузин.
Стон – колбаса черепов.

- Вёл буриме, стиха хиты.
Трудился, как лимон.
Но сытно ел… Ем… Ах, хамелеон!
Ты сонно мил, как ясли дур.
Ты тих, а хит – семирублёв.

- Веди, гони дела дорог.
Они ведомы. Долгу мстит реванш,
удобен и весом.
А скакуна – веди.
Идя, лечусь.
Лаванда, свет, мёд ирисов и лотос.
И место пешее. Лимит уплыл пути.
Милее шёпот семисот олив.
О, сир, идёмте в сад, на вальс.
У челяди и дев – а ну как самосев?
И небо душ навертит, смугло дым одев?
Иного рода, леди, ноги дев.

- Веру до дна одолев,
удит нал Таиланд,
осудив с виду.
Со дна ли Атлантиду
вело до Анд,
одурев?

- Вещи, дума, культ, услады.
Выдам опыт – раса чище.
Вещи – часа. Рты – помады.
Выдал суть Лука Мудищев.

- Видал, Государь рационален.
Сарказмом ужалит ум.
Сума да дорога.
Лба нагота. Бога лба.
Благо батога на благо рода.
Даму смутил, аж умом закраснела.
Но и царь рад, ус огладив.

- Вижу, вид и церкви томителен.
Мог он мило трогать, лукаво ненавидя.
Единорука тиара.
Итак, урон – идея дива.
Не нова – культа гор.
То ли много мне лет, и мотив к рецидиву жив?

- Виза разума, душа,
налети, во зло загнив.
Свинга зол зови тела,
нашу даму заразив.

- Вилы ветра – копнам утра.
Пыл туманен, совы выли.
Милы вы во сне нам. Утлы,
пар-туман по карте вылив.

- Вино – в зенит!
Усопли примулы, твердя вино.
Так сотворим малагу!
Палим, а лука мало.
И вмиг у тира кельт.
Се кот, се жиголо.
Двор короля из-за кулис он ссорил.
Конь лат – не мыт он.
Шансон тирад, вонь лат –
не моментально вдарит нос наш.
Но ты ментально клирос
сносил. Указ зиял. О рок!
Ров долог и жесток.
Есть лекари тугим виолам.
Акулам ила, пугалам миров.
Тоска, тони! В ядре, в тылу.
Мир пил, по сути не звонив.

- Вино взор пенит.
Сине пил у нив,
в вину ли пенис
тине прозвонив?

- Висело рукоплеском
арен вино, купален.
Мил Зевса мир.
О, древность! Луки, тоги.
Там расы на покое.
Окопаны сармат и гот.
И культ, сон вер – до Рима…
Свезли мне лапу кони.
Вне рамок сел, покуролесив.

- Виска нутро – фантом арго.
Нагрев зияет, а зарок –
скотом шагал.
Фугас улыбок видев, в лапу дал.
Кирпичнокудро мудр, о мантии пишу.
Лгу группе лени, не обув опилки.
Корсет и ногти – не в заду.
Не крем – беда в саду чинар.
Горим в коре, в дыре.
Верти, лови с руки.
Лил явно медик у аптек сатиру.
Жмёт колеи невротику рвача канун.
Нет на кону со стен полотнищ.
Не ждя руки, не чуя ног, росу мети, лари.
Бумагу, черновик – ловите, нате.
Картин заклад – на выбор:
туманы, лак, обман.
Иль сила дум окрасила замену?
Креп пир телес. Одаривал.
Кротом валила ниши тень.
Лап сватала салат.
А в спальне тишина лила в мотор клавира.
Доселе трипперку не мазали саркому.
Дались ли нам бокалы? Нам утробы
вандал казнит.
Ракета – нет. И волки – вон:
речугам убирали тему, сор гоня.
Ученику – ряд женщин.
То лопнет сосунок, антенну накачав руки,
то рвение локтем журит аскет.
Паук и демон вялили курсив.
О литре веры, дверок в мир,
о грани чуда, свадеб мерке –
нуда звенит.
Гоните сроки клипов.
Убоен и нелеп, пургу глуши, пиит.
На морду, морду кончи.
Приклад упал.
Введи в кобылу сагу флага шмоток.
Скора затея изверга.
Но грамотна фортуна ксив.

- Вишь, лафа! Дорог мазок.
Вот окреп парад. Ты – рок
тени шороха досад.
Мерке рода звал заботу
демон сути в сети буден.
И заметил зенки, лик.
Ведьме скоро сорок семь.
Девки лик не злите, мази.
Не дубите свиту сном.
Едут оба зла в задоре.
Крем да сода хороши!
Нет корыт. Дар апперкотов
козам города фальшив.

- Вишь, лафа. Дорог мираж
жар украл во громе шин.
В нише моргов – лар кураж.
Жар им города фальшив.

- Во зле болев,
в окно – взор дев.
Ведро звонков
вело бел зов.

- Вогнал фасон я в облик. Вот хирурги!
У девки лба комок обилен.
И свес. И носа флаг у рта.
На фланги гнал фанат.
Ругал фасон и, сев, синел.
И боком ока блик.
Веду игру рихтовки лбов я, носа, флангов.

- Вод арго, тревоги дни ли, саги –
ига рвов зело дана досада.
Сада сода. Надо – лез в овраги.
И гасил индиго вертоградов.

- Вода – закон, и море – нам.
Мы вечеринку похитрим.
В воде буди тропинку.
Аукни порт: иду, бедов!
В мир тихо пукни речевым
манером инока задов.

- Вода – пот сильного.
Вино гроз.
Весна юна, но лето по ночам у клети сна юнее.
Не менее - нюанс и тел кумач.
Оно потело на нюансе.
Взор гони в огонь листопадов.

- Водя азарт, слезу я ем.
Гипноз обузы роз увяз.
Но взор смежился и назло пугал
выманиванием змеи на вина.
Мы влагу ползания слижем с роз,
вонзя в узоры зуб.
Озон пигмея. Узел страза ядов.

- Водяра зла.
Пазы сухие.
На жор!
Огарок смуты смутен.
И в дым ударов свора думы двинет.
Ум сыт.
Ум скор.
А горожане?.. Их усы –
запал зарядов.

- Возам – лак.
Сел батрак.
Себе напел:
сена к шабашу донесу.
Кармин сел под росу.
Милым сена дни
инда не смыли.
Мусор доплесни.
Мраку сено душа.
Башка не слепа.
Небес карта.
Блеск алмазов.

- Возникнет стенка в караване дров.
Возникнет стен куплет, ядро венков.
Возникнет стен кипение, домов.
О моде и не пикнет стенкин зов.
В окне вор-дятел пукнет – стенкин зов.
В орде навар, а квакнет стенкин зов.

- Волокита режима на зоне.
Роза рвоты сманила воров.
Воровали. Нам сыто в разоре.
Но за нами же рати колов.

- Вон, сохи, сети!
Рот вопиет, а зло монет –
и повод, и не повод.
Ему медов ли довод?
Ил вод ему медов.
О пени, довопите!
Но, мол, затеи повторите сих основ.

- Вопите храму!
Зари черновики.
Мело, плело до Рождества.
На вкатах рапорт уносило.
Венец. Но квазиведом идол.
Пир плыл, пир плавал.
Приплыл приплод. И моде виза.
В конце неволи сон.
… Утро. Пархат акванавт, сед.
Жор одолел полемики.
Вон речи – разум архетипов!

- Вопите, храмы! Диво зримо.
Но миробоен мрак и клипов.
В опилки карм необоримо,
но мир зови, дым архетипов.

- Вор, вампир, хамло худое,
возврати грозу!
Как узор гитар в зове од –
у холма хрип мавров.

- Ворона – на хер, грач – на лапу, молоко – синело.
Кто молод, опыт язв мани себе на тело,
гоня дела небес.
И рот, и ногти ног, и клок соседу
членистоногим выведу узором.
А фаллоса, зануду – на засол.
Лафа морозу!..
У девы вмиг он отсинел.
Чудес осколки гонит, гонит.
Ори себе на ледяного.
Лета небес и нам взяты – подолом от колен.
И соколом упал анчар греха на норов.

- Ворот из ив – книзу.
Точила рапорт – у низа.
Роптал топор и слетал.
Ива душу давила.
Тел сироп – от лат.
Порази нутро, паралич,
от уз инквизиторов.

- Ворота, колесо рвануло.
Луни меж авиаторов.
В ворота – ива же. Минулo.
Луна в росе локаторов.

- Ворота. Не слуги народа.
До ропота, пота воров
течёт воровато пато-порода.
До рани гул сенаторов.

- Воротка фасон.
Оптом – олово.
Род золы влетел.
Выло здорово.
Лом – от поноса факторов.

- Воскрес клипом рефрен о иге.
Леонидов зван полк. И царит.
Но смажу миг.
Автомат с мёртвого бога.
Лбов упокоен говор.
Туманы, Спарта, стелет сатрап сынам.
Утро в огне окопу.
Во благо богов трёмстам отваги мужам – сон.
Тира циклоп на взвод.
Иное – легионер Фермопил Ксерксов.

- Воспитан звон лопат,
и дна бандит усоп.
По сути дна бандита –
полно в знати псов.

- Воспитан зуд
у рта низов.
Свози на труд
у знати псов.

- Вот и кит сорок сандалил,
а сазан – котов.
И живот окна засалил
ад на скорости китов.

- Вот и ров афинян.
Или лом у Рима.
На миру молили
няни фаворитов.

- Вот капуцин метнёт.
Сутана – фатум.
Охотно лапал он-то,
хомута фанат,
у стен темницу пактов.

- Вот на руки и нам
гимн осенил от эха ноту.
Бог, он не пил.
Дракон – не целовал,
зело покоен. И не око – поле
зла воле ценно кар.
Дли пенного бутон.
Ах, это ли не сон –
миг мании курантов!

- Вот наидемократ.
И на суде против роз врага заметит.
Собором имиджа довопит, устои тупо плетя.
Дело двинет мечте загаром юмора.
Газет чем тени в доле, дятел?
По пути от сути повода жди.
Мимо? Робости тема – загар!
Взорви торпеду, санитар комедиантов.

- Вот не маки. Демон дури.
Панки лот себе нанижут.
А затем – окно. Взлетев,
скинут робу, в язвы
взяв убор туник.
Светел звон. Комета,
затужи на небе.
Столик на пиру –
дно медикаментов.

- Вот нем гипноза врач.
То чад увит агентов.
Вот негатив удач.
От чар – вазон пигментов.

- Вот нем я, нем.
Сипел болтун от сыти.
На лапу кто-то вымогал.
Фонтана феня. Мокро в огнемётном
ударе.
И ты болело, бытие.
Рад ум – он тёмен говорком.
Я не фанат, но флаг омыв,
от откупа ланиты стонут, лоб.
Лепи с меня ментов.

- Вот огни. Довод – в тени.
Тела влил в тени – бак на бак.
На плеву! Веду деву.
У дур – руда, бур.
Труды тамады.
Мал дебил звонил.
Возникли милки, но поникли.
Милкин зов ли нов?
Зли бедламы дам.
А ты дур, трубадур.
Руду уведу.
Дев увёл пан-кабан.
Кабинет. Влил валет.
И нет вдов. Один. Готов.

- Вот окреп парад терактов.
От капутов киллер готов
отогрел ли квоту пактов?
От карет – дар апперкотов.

- Вот сидру с батоном и мидий!
И диво – как идол папистов.
От сипа плоди, как Овидий.
Иди мимо нот абсурдистов.

- Вот э, о, п. И хит сезона – з.
А трети радуги мне в арку взмыли хмелем.
Могол. Сонет.
От супа нрава нет.
Чему ж я враг?
Угар вяжу мечте.
Навар на пустоте.
Но слогом мелем хилым.
Звук равен мигу.
Дарите рта занозе
стихи поэтов.

- Вымораживатель? Нет, вмораживатель лона
закусала попон ворона.
У Гвинеи гася рыбу звука,
рыла в Азии края арен,
а не рая арки и завалы.
Раку в зубы – ряса гиен.
И в гуано ровно попала сука,
за ноль летав, и жаром в тень летав, и жар омыв.

- Вымучил укус, поплыв.
Выл по псу, кулич умыв.

- Гинкго билоба.
Ты потому заряди в меня.
Вены мои разведи.
Вены мотками наружу – тени.
Тени ж ловил по тонне.
Мимо – кошмара томик,
волку нелеп и волу.
Тени в аду. Вянем заране.
Миг инкунабул. Огонь лови.
Вольно, голуба, ну!
Книг имена разменяв, удави…
Нет, улови! Пелену.
К ловким отарам шоком
именно топливо лжи? Нет?
И не тужу, раним? А?
Кто мы, не видев зари?
О, мы не вянем – видя!
Разум от опыта боли – бог книг.

- Голо. Дым.
Издох сизым и нетронутым снег.
А тумана рубища чуя у чащи,
бурана мутаген смыт.
У нор тени мыз.
Исход зимы долог.

- Гоним акт. Оба – разно.
И дат стёрт узор.
Пашу дали лет.
Ем токи лун.
Ебу бубен улик.
Отметелила душа прозу.
Трёт стадион заработками ног.

- Города на руке…
В городах ярмо села.
Знамо, космос. Я мала.
Ком зари не мал, пугал.
Враждовали племена.
Трус у рта немел. Пила
вод жар, влагу пламени.
Размокала мясом, соком.
Ан, за лесом ряха.
Дорог век урана.
Дорог.

- Города. Тротуар били в кэбах.
Улыбались. Лаванду сажал капитан.
Знати па. Клажа судна вальсила.
Был ухаб эквилибра у торта дорог.

- Громада зада – зодчему.
Ну, свиделся. Учу.
Учёл я: он у чрева лет витал.
Подённо мил,
грот ануса пасу на торг.
Лимон недоплатив, тела верчу.
Но я лечу, учуя след,
и всуну меч до зада. Зада морг.

- Гуди, расти же, но
ты сути не загороди.
Не ты слуга плотин, закатом робок, ибо
лик юн, в огне дорог,
а лбище – в инее тушения.
Немал понеже
на мании и на манеже.
Но пламен я и не шутеен.
И вещ и благороден…
Говнюк! И лобик обормота.
Казни, толпа!
Гул сытен, и дорога
зениту сыто нежит сари дуг.

- Да, я окоп. Умеряя его,
пала зима на забор.
Годы – не цимес. Вода на портрете.
Ванна, межа, нос – репером.
Выли Гомером вы.
В море могилы.
В море персона жеманна.
Ветер – тропа надо всеми.
Цены до гроба за нами.
Зал апогея. Ярем упокоя. Ад.

- Дало кошмар кикиморы нутро.
Фортиссимо лазури. Мин заклад
дал казни миру. Заломи с ситро
фортуны ром и к икрам шоколад.

- Дар горы. Долинам сон.
Днём и лава не внаклад.
Дал канве навал имён.
Дно сманило Дыроград.

- Диавол – ангелов оплот.
Немыто худ,
иди в тираж коту жаровен.
Тут ада лабухи в учёт идут.
Он сети, латы
пытал и плёл. Пилаты
пытали тесноту. Дитё, чувиху бала.
Да, тут не вора жуток жарит вид.
И духоты ментол по воле гнало.
В Аид.

- До ран допит на вора срок.
До вони – в скит. На месте – срок.
И кто сынок? И как мирок?
С утра – законы.
Скорописи порок, сынок.
Азарт ускорим. Как иконы
сотки корсет семантик, свиновод.
Корсаров антипод – народ.

- До рогов ли нам?
Нам болит! Смелее, ледорубы.
Дань недвижна. Худо-рвано.
Тут она, в роду ханжи.
Вдень на дыбу род.
Еле-еле мстил обман.
Манил в огород.

- Доверил всеблагим.
И жарко дал зарок – утону.
Галс символа дна видел я, ил лагуны.
До вас.
Кит силён и скор.
Унёс якоря на дне.
Вал пену галантно пенит.
В тине понт на лагуне – плавен.
Дан ярок, ясен урок.
Синели Стикса воды.
Ну, Галлия, леди вандалов, мисс лагун.
От укора зла до кражи – миг.
Ал бес в лире вод.

- Дурь легитимности. Пороть!
Толп удовлетворяем зуд.
У змея – ров. Тел воду, плоть
торопит сонм и тигель руд.

- Его, вертопраха, след.
О ранах, о ломке обид
орут, ища тишину,
те всеведы миров.
Тела канва не мила.
Тел худобе на них мило.
Венеры дверки – в икре.
В дыре – неволи мхи.
На небо дух летал.
Имена в накале творимы.
Деве свет у ниши тащит урод.
И боек молох, а народ –
ел сахар по тревоге.

- Ехал. Панихида. Звон.
Домовине – ленты, позументы.
Разве дев зарыт, не муз
опыт нелениво?
Модно в зад их. И на плахе.

- Зал горести. Дна блеск.
Сер ты, но рок у фраз.
Арф у короны треск.
Сел бандит, сероглаз.

- Зал, ох, ревел,
а звон реванша высил
указы моде, волны фраз.
Из арфы НЛО ведомы за кулисы. Ваш,
наверно, в зале верхолаз.

- Зло паззл оползнем зимы
дал заноз озёр глазам.
Вмазал грёз озона зла.
Дым измен зло полз. Заполз.

- И к челу соскочу панамы.
Локотками – зима.
Кто? Колыма.
На пучок – сосулечки.

- И клёв, и нов. Звеним вдогон.
И в морде век иголки.
И к логике ведром вино.
Год в мине. В звон! И в ёлки!

- И клада глыба зенки лбом уносит.
А вор копуша квасил у камина.
Ряди, болван.
Идея и закон.
Оказия едина. В лоб идя, ранима.
Кулиса в кашу. По кровати сон.
Ум облик не забыл гадалки.

- И крик топорен? Нет-с.
Одарён, зиждусь на батуте.
Амвон толпой омыт.
Иду себе. Суди.
Ты мой оплот.
Но в маету – табань.
Суд жизнерадостен –
не ропот кирки.

- И кто, фоля, в беду скотину врежет?
Комоло вол ограду вынес.
А псы метались нелениво.
Вы милы были. Мы – в овине.
Лень – сила. Те мы спасены.
В удар головоломок те же
рву ниток судеб вяло фотки.

- И кто, фотогенично куролеся,
заре небес в лари муара забирал в откаты сень – не сыт.
А кто в лари базара – умирал в себе не раз.
Я сел. Ору.
Кончин его-то – фотки.

- И летели дур груди, таща тело.
В кинофильме самураи плетут у тел пиар ума.
Семь.
Лиф они к воле тащат.
И дур груди летели.

- И луч намеркнет, сумерки лепя.
Я нем сижу. Минор они, мужи,
сменяя, пели. Крем у стен…
Креманчули.

- И серенады – вот что тешит…
И тени вдов. И лгу про веру.
Дно силы – блуды. Вал – о Эросе.
Не ниток след – удел скотине.
Не сор Эола выдул были.
Сон дуре вор пугливо двинет.
И тише тот, что выдан ереси.

- Иго рода, нирвана – нам боги.
Миг обмана. Наври на дороги.

- Иду. Зима. Невидим одр.
Абсурдна хандра бардов.
А диво повидав одра,
бард на хандру с бардом иди,
венами зуди.

- Идут соки.
Липок допинг.
Озёр год и роз.
Во взор и до грёз –
огни подкопи.
Лик остуди.

- Икар мажоров, тучелов,
зерню я аж у мира злаки.
И кал зари, мужая, юн.
Резво лечу, творожа мраки.

- Икару Дедал канву дал.
Венец не в антракте – в цитате.
Наметили тур по суду.
Сопрут? Или тема – не тати?
Цвет карт на венце не в ладу.
Внакладе дураки.

- Икнёте заглазно.
Врезал я воронки.
Лик – норов. Я – лазер.
Вон зал. Газетёнки.

- Икни речевыми зимами,
и мамы души погасят.
Я саг опишу дымами
и мам, и зимы вечеринки.

- Или мы дурим?
Удаль-сила в руке ранима, но по полям свар тучна.
Перпендикуляром у моря-луки – Днепр.
Епанчу трав смяло попонами.
На реку рвались, ладу-миру дымили.

- Или туш, или жуть.
Сила черт свято хладна.
К силе духа дана.
Пшик урвали себе.
Сила в руки, шпана!
Да худели. Скандал!
Хотя …
Встречались, тужили, шутили.

- Им яд я, лбам-еретикам.
Как и лев, царил я.
Не ценил я века лбов.
Как инок, от еды до глада зияя ртом, смотря я,
и задал годы деток.
Они, как в облаке, вяли, не ценя Лира.
Цвели, как маки, терема блядями.

- Имя – ухватом.
О пенисе – матом.
Робок лопаты посыл.
Лично ты в яме.
Темя вытончил. Лыс.
Опыта полк, обормота меси,
не помотав хуями.

- Имя и не дари.
Имя и не ломи.
Мачо не беси, дева.
Звон у дев – ведьме сила.
Швее молот – раб мачо.
Но пеки теремок, Торквемада,
даме в кротком еретике
по ночам Бартоломеев.
Шали. Семь дев, ведунов
заведи себе ночами.
Молениями и радениями.

- Имя не трогала девы рука,
герб унося, а дева,
ведая сон у брега Куры,
ведала гор тенями.

- Имя у химер
гении ругали гомоня.
Не молило хари монолитов око.
Вот и лоно мира холило меня.
Но! – могила гурии –
не греми хуями.

- Имя, лета, сипота.
Верчены, но не в заду.
Лбами тревоге чиним
и темноту бардака.
Сок сикомор гонит семя.
Не ревизор гонит сор.
Пены тропа – за нутро.
Ваза во рту – на запор.
Ты не прости, но грози.
Верен я мести, но громок.
Искоса кадра бутон
метим – и ничего.
Вертим, а блуда звено
ныне чревато писателями.

- Индекс олова низок.
Ранила душу ранением змея ретуши.
Намечал понты поз.
Опытно плачем, а нишу теряем.
Змеи не нарушу.
Дали наркоз – и на волоске дни.

- Инсулин гор. Праха студия.
И тел от сыпи лопнет сила.
Вод нерадиво, волооко олово.
Вид арендовали стен полипы.
Столетия идут.
Сахар прогнил.
Усни.

- Ипотеке – рвение диеты.
Тело пэра, в опере вопи.
И по вере, повар, эполеты.
Те идеи не в реке топи.

- Испепелит святой оклад.
На вдов уроним вон дань Челси.
И – слечь на дно, в минор, у вод.
Вандал, койот я в стиле пепси.

- Их испит сон.
С алгоритмом усилий – обман.
Силовики, воли снам бой!
Или с умом – тир.
О, гласности психи!

- Их рано миномёт уплат и псов химера гнула.
В дебаты рока рос умов орех.
А на дворе монархов мат.
Там вохра номеров дана.
Херово. Мусора корыта, бед валун.
Гарем их воспитал путём. Они – монархи.

- Йог удил, шикарен. Мок,
ртом следив, у кущ ногой.
Йог, он щук увидел смотр.
Ко мне – раки шли дугой.

- Йог. Зима. Сновидец тощ.
И пакты бытия – как тени ртов озноба.
Билетов яд. Охват –
со входа до хвоста.
Входя в отели, баб он зов отринет.
Как я и ты, быт капищ отцедив,
он сам изгой.

- Йогу длим отвар нагой.
А лесничий – он иной.
Он и шит не догола.
Мало годен тишиной.
Он иной, и чин села
йога нрав томил дугой.

- Йод лей, омыт.
Лепи к тому ж.
Умой елду.
Пуд лей, о муж.
Ум откипел.
Ты мой елдой.

- Йод нам ли сыр?
Ты, сон, нам бой?
Обжор овсы,
мыс поп, усвой.
Овсу попсы
мы с ворожбой.
Обманно сыт,
рысил мандой.

- К избам идучи, холен, а дик.
Троп азарт, ус атак у ракит.
На коне, бережком – еретик.
А за кадром – орда, казаки,
теремок, жеребёнок, антик.
А рука – та с утра за портки.
Да не лохи – чудим, – а бзик.

- Каменотёс векам в узор,
как лазером, осев у дев,
еду весомо резал,
как розу в маке…
Всё то – не мак.

- Карабкалась? Лети богемой!
О, метеор! Его алело бра.
Кипел сон лат. Пора!
Роптал, но слеп Икар.
Болела о герое темой
омег обитель.
Салак барак.

- Карму лопала звезда.
Чадо – в рёв и на чердак.
В кадре чан и вер вода.
Чад, зев зала, полумрак.

- Карму стен Кремля
называл Синод.
Ора не тая –
я. А те – народ.
Он и славы занял.
Меркнет сумрак.

- Кич на луч миров тоски.
Затми, луна, зари морде виды зим.
И мани до рога зенита.
Прими радугу. Дари мир патине.
Загороди нам, им. Изыди, ведро мира!
Занулим тазик, сотворим чуланчик.

- Кода газет не ловите.
Ретираду реваншем сманите.
Дабы, дремучему морду мыля,
немилы были менялы мудрому.
Меч умер.
Дыба детинам смешна.
Веру дарите ретиво ленте загадок.

- Кода года. Вера звонче.
В мире вето року выпал опыт.
Обормотам отдана квартира.
В такте скором лапы в миокарде,
на баркасе лет туша подвох.
У поляны дрогнет стен гордыня.
Лопухов допашут телеса.
Краба недра, коим выпал морок.
Сетка твари, травка над томатом.
Роботы по лапы в укороте.
Верим вечно в зарева догадок.

- Кожи в дереве смолим.
В мир гони-ка мясом сок.
Космос – яма, киногрим.
В милом севере движок.

- Козёл судачил ли, на мир пеняя?
Но годен ли до корки мякишу батон?
Узор гуманен ли атак?
Оплакан ли скакун, ишак лавин и нив алкаш?
И ну как сил накал пока
таил не нам угрозу – но табу, шик ям?
И крокодил, не догоняя,
не приманил ли чаду слёзок?

- Коли гомон да надежда,
зуд жеманно тазу пылок.
Сколы пуза. Тонна между.
Зад же – да на дно могилок.

- Колокол гудел.
Ила молодым осетрам!
В марте вопил шакал.
Болел.
Облака шли по ветрам.
В марте сомы доломали
лёд углоколок.

- Комар. И жарко. Дым, и лес, и лето.
Кипел котёл.
Ток масел сам витал, а свет и вот огузок –
усел в котле ж он. И кипел он тёмен.
Готовь салат, у пара, повар, тигель,
соля, не мал-то.
Кондиция – кот лёжа. Лил себе
на кур вино, руками
мак уронив.
Рука небес лила желток яиц –
и дно котла менялось. Лёг –
и трав опара путалась.
Вот огнеметно
лепи кино, желток, в лесу.
Козу готовите в салат.
И в масле сам – котлеток
лепи котёл...
И сели мы – до кражи рамок.

- Комоло вол огузок ли бодал?
Сом рад ударить, но готов ли?
Лисой осилен, не лисой –
осилил вот огонь тирад.
Удар мосла добил
козу головоломок.

- Кони будущие наги.
Фантик силы. Руки-шпаги.
Фига пшику. Рыли скит.
На фига?
Не ищу дубинок.

- Кора до пары дырок.
Мокра до псориаза.
Раззява вяз, зараза,
и рос подарком.
Коры дыра – подарок.

- Коров о горок стены вал стучал.
Пантер тропа налево горок
ороговела. На портрет
наплачут славы? Нет –
скороговорок.

- Косила дорогу баба.
Баба хуела день.
Неленива ртом.
Отрави – не лень.
Не дале ухаба, баба,
бугор одалисок.

- Кот-силач, урви в роток
от сиропа пор исток.
Оторви, вруча листок.

- Лёг и фото вынул то я.
Отсидел я, отсидел,
c леди стоя. Леди стоя,
от луны вот офигел.

- Лавр озарения. Окоп лишения.
Лаванда с одури.
Панама рдела на канале драм.
А на пиру – досад навал.
Я и не шил покоя, и не разорвал.

- Ладони лет. Наган в оград венке.
Владеем златом, а не шансом. Сокол
осилен, и сопит, и посинел.
И соло космос наше намотал змее.
Дал век не в дар говна гантели.
Но – дал!

- Лазером мигал
фиг на ряхе.
Мне-то – плахи.
Плачут стены, нем сигнал.
Фанты, быт – на фланги.
Смены нет. Стучал, пихал.
Потен мех яранги.
Флаг им, море, зал.

- Лгу мстительно.
Конь лет Икаром юноше мстит.
Юмор – берлога. Лгал Гугл.
Гугла глагол ребром ютит.
Смешон юмора китель, но
конь летит, смугл.

- Лепи кирпич – он контур кончит
на ноте блеска. Тешит,
меня вонзив у тентов, тень.
Ликёр пузат, и ну как ясен вере?
Трап времени лгунам-богам убрав,
товары душ и прав товар попутав,
вонзал, горя я яро, глаз, но в вату.
Поправ отвар, пишу. Дыра – в отвар
Бумаг обману, глине мер в партере,
внеся, как унитаз, упрёк.
Иль нет!
Вот нету виз, но вянем тише.
Так сел бетон, антично крут.
Но к ночи прикипел.

- Летело, плод имея.
Не мы меняем сень.
Терзая дев, и не со сна,
кто смел, шумел.
Шагал в окно ткать тему.
Сигал в толпу щенком.
И мок, не щупл от влаги.
Суметь так тонко!
Влага – шлему.
Шлем соткан с осени.
Ведя, а зреть не смея,
не мы меняем –
идол полетел.

- Лети, гудя, лютуй, окраина!
Кто пень – не вор.
В чулане дев смотав, хоти не в зад.
Лежал. Иду. Что на уме?
А ведь салаты, пень! Так точно!
Поник на киске муж у мексиканки.
Но пончо ткать не пыталась дева ему.
Ан, отчудил. Аж елда звенит, охватом сведена.
Луч вровень не по ткани аркой.
У тюля дуги тел.

- Лето. Пилот ретив.
Следователь, лети!
Китель, летав, одел.
Свитер то ли потел?

- Луна белила небо нош.
Орган и сон. Вино в загул.
Слуга, звони! Вноси на грош.
Он обе налил. Ебанул.

- Луна в реке.
Лад, воля в нотах утра.
Дал к сумраку нам Боже свет.
И рады мы.
Дымы, дымы...
Дарите все ж обману карму.
Склад-арт у хат.
Он вяло вдалеке рванул.

- Луна в руке – череп овна.
Руно – как лун говна.
Титана руки.
Лик Урана титан вогнул.
Как он, Уран, в опере чеку рванул!..

- Луна да спецназ.
Я в сене на раз.
Заране не связан.
Цеп саданул.

- Луна катала хулахуп.
С арены в уши шага шум.
Он и клиничен, да не свеж.
О боже, все на дне!
Чинил к иному шаг,
а шиш, увы, не распухал.
У халата канул.

- Луна.
Загримирована темнота.
Вони ветер.
Тропа на бур.
Тропа на загон.
Нате метанно газа напор.
Труба на портрете.
Виноват он, метана вор.
И мир газанул.

- Луна. Баргузин
вниз небо тянул.
Унято бензин
внизу грабанул.

- Мётел полёт.
Соколам – мёд.
А пуле – тела наперечёт.
Иди, тропа.
Порти, дитё, черепа.
Налетел – упадём.
Мало – костёл оплетём.

- Магнат с умом услад,
идя, машите флангам.
Он гнома гнал фетишам яд
и дал сумо мустангам.

- Мадам лижу котом.
Народ мяукнет с воли.
Болеть-то худо. Раны влом.
Нося меня, как тина, муть недоли,
меня немило день туманит. Как я нем!
Я сон молвы народу.
Хоть тело било в стенку ям,
до ран моток у жил, мадам.

- Маки веем, злак имеем.
Злы браки мам.
Икар был змеем.
Икал змеевикам.

- Мала единично кончина.
Гробы дуроноги лично.
Кончил и гонор у дыб.
Органично кончин идеалам.

- Мало по праву варил.
Мастер ты – розу манил.
Ох и лихи вы в аду на затеи!
Намолите свадеб умом орхидее.
Сосе-еди!
Хромому беда!
В сети ломание таза? Ну да!
Вывихи – лихо ли нам?
Узоры трёт сам.
Лира – в увар, пополам.

- Манер огонь – не дан.
Он резв, осев.
Он дан весомо ракам. Мы –
весомее досаду тянем.
И зев тоски мокрее взора.
Роз веер. Комикс. Отвези
меня туда.
Содеем осевым макаром,
осев на дно, весов зерно.
На день. Но горе нам!

- Маниакально вали ментов.
Вот, огреби, лидер, бабло.
Данте в томате, но горы снов.
Звон сырого. Не там ответ.
Надолба бред – и либер готов.
Вот, не мила вонь лака и нам.

- Мант ища, тунец во сне парил.
Икру трески метал, покудова Нила восход видел.
Сигал филин, арба несла вал сена.
Бранили флаг, и след, и вдох.
Совали на воду к оплате миксер турки.
Лира пенсов цену тащит нам.

- Манят идеологи.
Чем?
Они? Хулой, обманом.
Им я – мимо.
Нам – бой, олухи!
Но меч – и голое дитя нам.

- Март. Сном увита и цинична лира дня.
Леса, зима, гора. Гудит, сев остро.
Сорт совести – дуга. Рогами – за селян.
Дари, ланч, инициативу монстрам.

- Маска милки круче плети.
Тест иного хитит самку.
К масти тихо гонит сети.
Тел печурки – климаксам.

- Маски не фаски,
но висок скося опаски,
носики ласки украв,
отвадили, в язвы взяв или дав,
товарку икса,
лики с оникса,
поясок скосив оникса фениксам.

- Мат. Оборона.
Но пика закона.
Ну, наноказаки, по нанороботам!

- Материм виновного.
Богово – на нити нам.
Манит и на нового.
Бог он вони в мире там.

- Мать-лекция. Лавры, венец.
Но кворум хил семинаров.
И терновым укором обижен,
менторов ум – архетипу кум.
Укради-ка тему.
И в коллоквиуме
таки дар куму купите.
Храм у ворот – не мне ж!
Ибо морок умыв,
он ретиво раним,
если хмуро в конце
не вырвал яиц кельтам.

- Межа пик.
Эскадра, бутик.
Свят охват.
Сослав, заняв, я назвал состав.
Хотя в скиту бардак с экипажем.

- Межа, но с репами.
Радеем зимами.
За дедом выпер я,
едино репы видя.
Дурашка!
Кто как – чужак
усматривал, как дедка,
как бабка, как дедка клавир.
Там сука Жучка. Кот, как шар, –
у дяди выпер он.
Идея репы в моде,
да зимами змее дарима персонажем.

- Мелет аксиому сущий олух.
Мудаки, цените дым тирад.
Жажда, ритмы – дети не цикад.
Ум хулой ищу, с умоискателем.

- Менеджер – понтёр.
Врёт о сути тем.
Сметит, усотер!
Врёт, но прежде – нем.

- Мера гнева рабе – не чадра мокра.
Вот и тина мне, рак и шлем.
Смел, шикарен, манит и товар комар.
Даче неба равен гарем.

- Меры долларов халява.
Злато мере право.
Трудом аскеты вили шнур.
Врун шил. И вытек самодур.
Товар перемотал. Завял.
А хворал лодырем.

- Меч – азарту сонному тирад.
Но иного – нет. Стена крута.
Нет умов и нет удачи роз.
Хороша нам – более ленива.
Лидер слаб матеро, но –
нота вони в немоте чела.
Детвора у торта тротуаров.
Те – далече. Томен, виноват он.
Он орёт, амбал среди лавин.
Еле ел обмана шорох.
Зори – чаду тени.
В омуте натур
канет, стеногон, и он.
Дарит ум он, но с утра. Зачем?

- Меч – иным.
Миру – день.
Не творим
метазло.
Мол, за ним
с мира псов
воспарим
СМИ назло.
Мол, затем
миров тень.
Не дурим
мы ничем.

- Меч тупили, мечту пили.
Мечтам Азор гудел совок.
Гелием зонда нудил.
А пугал фаланга загород огородила.
Мудр от вопроса змеи.
Нем у икон и дома.
Но летали тропами змеи.
Не чуя троп, веди веками, лидер.
Бывшему веку – ранжира проза.
Матчами лидер вырос.
С россыпи танков, от нивы винтовок –
на типы ссор.
Ссоры вредили мачтам Азор.
Париж на руке, в уме швы.
Бредили, мак ев и дев
портя учением.
Зима портила тело нам.
Одиноки умением.
Засор, повтор.
Думали – дорого.
Дорога загнала. Флаг упал.
Иду на дно.
Змеи – легко вослед.
Угроза матчем или путчем.
Или путчем…

- Меч увижу – до рвоты мука.
Рдеет азартом смотра фатум.
Сон не доходен. Но смута – фартом.
Смотра затее – драку.
Мы-то – в роду живучем.

- Меч-то – к соседу.
Меч нов.
Звон бокалу кончен.
Около, конечно, кулак обнов.
Звонче муде со скотчем.

- Мечу зло, Петров.
Но тебе, Ильф, урок нов.
Залепечем о мире.
В опыт ада да даты поверим.
О мече пела звонко Руфь Лие.
Бетон в орте ползучем.

- Миг обуян гонором исковым.
С максирисками лет и боги.
Миг обители – максирискам,
смыв оксиморон огня убогим.

- Мимо тёщиного дома…
Мы дурили, мы дурим.
Миру – дым, и лиру дыма,
мод огонище, – томим.

- Мина забот, удержу ли ничто я?
Мифа ресница, расти.
Чмокал болидов удар.
Гоголя вялого град уводил.
Облако мчит сарацин-серафим.
Я отчинил уж редут.
Оба за ним.

- Мир гадок, шаток и журим.
В миру ж икота, шкода, грим.

- Мир греха. На сук ведом в миру.
Дым и шум. И шуры-муры.
День не дамы дам, а дыма день.
Не дыру мы рушим – уши мы дурим.
В моде вкус. А на хер грим!

- Мир указывал село.
Пантеона зори.
Стихала минута лет на банте латуни.
Малахит сиро заноет.
На поле славы закурим.

- Мир утл, а хитр.
Ем с одури травки литр.
О, психика таких!
Испортили квартиру.
До смерти халтурим.

- Мир, озарением зудя,
яви же беса дух иным.
Мы, ни худа себе живя,
яд у змеи не разорим.

- Миров-то гобелен елов.
Но нежен сном.
Огонь, не тронь!
Не пень нор тень.
Но гомон снежен.
Он волен еле.
Боготворим.

- Миров-то сотен гам. Летим!
И тел магнето сотворим.

- Миру – да мира погон.
Дорог он мигом.
Отче – не он.
Боли глуши в алкоголе.
Бог он с аркана.
Кат со стакана.
Красного, белого клавишу. Лги.
Лобное нечто. Моги!
Много родного. Парим, а дурим.

- Миру б молот.
И крамола
водопадом.
Или кода
год за годом.
И за вкладом.
И метал, звеня, и гнал.
Фанты балла.
Быт – на фланги.
Я не в злате – мимо дал.
Квазимодо.
Газ догадок.
Или мода.
Под овалом.
Арки толом
бурим.

- Миря ухватом азиата,
рванули силу на врата
и, замотав, хуярим!

- Мифа рессоры.
Взорван зенит.
Усопли по зову воины.
Саг обиход влил вдох,
и Бога Сын Иову возопил.
По сути, не знав роз,
вырос серафим.

- Могу царю дробить лукаво двор.
До бала сети разнося. Дивитесь!
Зов к сытым сыт. А рта затраты смыты.
Сквозь сети видя сон зари,
тесала бодро
вдова культи бордюра цугом.

- Моду скопил – храни.
Место базара – вот.
У дома товар – пуд.
У стопа – бараны, суд.
У сына – раба пот.
Суду – правота мод.
У товара – забот семинар,
хлипок судом.

- Может, ал пламенно.
Сможет ямс каменно.
Он не мак с мятежом.
Сон не мал платежом.

- Может, я мятежна мужу?
Мужал. Годен он.
И жалко: пужала, нежа.
Не жила, не жалела.
Жена ли? Жена же!
Налажу поклажи.
Но недоглажу мужу
манжет я мятежом.

- Мокли синички лбом.
Омуля в иле женили.
Филина ранили. Филин,
ежели вял умом,
облик чини силком.

- Молоко – торпедой.
В йод осколок – содой.
В йоде – протоколом.

- Моля едоков, еду не донесу.
К венкам идём, неся ендову.
Увод венков у живого.
Вижу в окне вдову.
Увод неясен.
Мёд и мак невкусен.
Одену девок одеялом.

- Монегаск Египет сватал.
Зла в Родопы натаскал.
Завёл хворями луну сванов.
Массе ниггеров и семитов купил липу квот.
И месиво регги нёс с амвона.
Всунул им яро в хлева злак сатаны.
Подорвал злата в степи гексагеном.

- Мор да казни. Над жаргоном
чердак веков театром.
Юмор тает в оке. В кадре чмо, но –
гражданин за кадром.

- Море драил лиман, и о воле тужа,
копанул я, а духа не радовал. Зла
вод арена, худая луна. Покажу
тело воина миллиардером.

- Море сине.
Метеор влетел – не диво.
Пресвитер летел асом, соколик.
Ясен, ужасен.
Не сажу неся – кило космоса.
Летел ретив, серповиден.
Летел в рое темени сером.

- Мореплаватель
репетиторов
воротил кураж:
бабу катером.
В море так у баб:
жар у клиторов.
Вороти теперь
лета вал пером.

- Мороз внеся, я узел смазал глав.
Занятен, полужив я как абориген.
Смели снега порт. На зиму у сосен –
сова.
Но тучу ран у лун сулила нам уколом тела неким,
отменна ранами зима.
На раннем томике налёт молок ума.
Налил, уснул у нар.
Учу тона во сне.
Сосу у мизантропа
ген сил.
Ем снег.
И роба, как я вижу, лопнет. Я назвал
глазам слезу.
Я ясен взором.

- Мотал замор.
Дни лапами мотал.
И намотал приманку. А над нами
манда наук на мир плато манила,
томима палиндрома златом.

- Мотала салаты
пехота муската.
В атак суматохе
пытала салатом.

- Мотив, а не розу вынет сатира – прозу.
Вот на камее борова культа дыра.
Вон сманил договор у стены.
Влил вот и воле дебет.
Мир отваров дыре не в цене.
Жор умеряя, ел, упасён.
Но он – не пас. И не пугал.
В заводи лун солоп ополоснул
и до ваз влагу пениса пенно он нёс.
Апулея ярем, уроженец Венеры двора,
вторим тебе.
Деловито влил – вынет сурово.
Год ли нам снова рыдать?
Лукаво робеем.
Акантов узор парит.
А стены в узоре навитом.

- Мотиву – сон.
Вина вагон.
Ибер, гяур.
И вальс, и лес.
И дико – топи.
Так уху запад узаконил,
как руки тел, звон чар мотиву.
Теловерчением змеи
не чрево лет увито. Мрачно
взлети курка клинок.
А зуда пазух укати поток.
Иди, селись. Лавируя, греби.
Но гавани – в носу витом.

- Мох элит смерды вили.
Вольно конь летит.
Смерды в тундре перднут выдре мстительно.
Конь ловил и выдре мстил эхом.

- Моча, лактоза.
В какашки – роза.
Гибло дурил, вмочил, укачав рвача куличом.
В лиру долби, газорикша, как в азот калачом.

- Мочала плывут, сома накрыв.
Штопор троп от швырка на мосту
выл палачом.

- Мочи, браток,
ори, милок,
коли мирок
отар бичом.

- Мы воли торт мокрим.
Мир глаза милован.
Дна воли мазал грим
мирком тротиловым.

- Мы длим мохер гримас.
Нашли меж карм услады ноту.
Бог, он себе надел сырое.
Темнело. Колоколен метеоры,
следа небесного бутоны – дал сумрак же.
Мил шанса мир.
Грехом мил дым.

- Мы не жором милоту
и мажорами мечту –
чутче мима рожами
утолим мороженым.

- Мы с собора шарим небо.
Дует чем-то. Парим.
Мира пот мечте удобен.
Мира шар обоссым.

- Мызу поле било. Годен
недомерок – свар обуза.
Газ убора вскоре моден.
Не до голи белопузым.

- Мяукал, зудел.
Сопливо лакал.
Зевал, совел.
Оплыв, болел.
Зачал, пенял.
Оплёл поля.
Не плача злел.
Обвыл поле во славе злака.
Ловил по следу злак у ям.

- На баклана – кант.
На седле сигнал.
Фанат набегал.
Фанат-нелегал.
Фанатично качал.
Палача качал.
А плача кончит.
А на флаге лента.
На флаге – бант.
А на фланги сел десант.
На канал – кабан.

- На вздох сов
носами запел сорок сход.
Выдохнул лёд.
И венком сел на сад.
Учили сонно тон,
носили чуда сан.
Лес мок. Не видел лун ходы.
Вдох скоро слеп.
А зима – сон.
Восход зван.

- На взлом яиц
и лиг роман,
на морги лиц
и я, мол, зван.

- На пароходе надобен и хор.
Канкан зари, мадам, орган дивана.
Видна громада мира, знак.
На крохи – небо.
Да не до хора, пан.

- На реи недобор.
Пират с ногой, как вор.
О дзене лет вопит он: раки швов!
Шикарно, типо, в теле нездоров.
Как йог, он стар.
И прободение ран.

- На руки, лбы, на раны дур,
нарыв отрав, шумел, и бурно,
онколог именем иголок.
Но он рубил ему швартовы ран –
руды на раны блик – уран.

- На типа кончит элемент,
немому рту кружа баян.
Дня абажур. К утру момент:
немел этично капитан.

- Надев, он в мантии пророк?
Скорее, лунке великан.
На киле век. Нулее рок.
Скор ор. Пиит нам внове дан.

- Нажал кабан на вас.
Тень сала, черт свинины, тонна жира.
Париж томит. Ни дома, ни трактира.
Царит картина мод. Интим –
от жира парижан.
Но ты – ни-ни!
Встречалась, нет –
саванна баклажан?

- Наива пытке, воле чести,
молве на копоти удач –
вали мазут.
А к шабашу – ничком, еретиком.
А занавес опаски – не фатум смут, а феникса посев.
А на замок – и теремок.
Чинуша!
Башка туза мила в чаду.
И то, пока не вломит.
Се человек.
Ты павиан.

- Накажи мастаков,
дама с подолом.
Ночи работа.
Тело на даме.
Фанатеет, анафема.
Да, но лета-то!?
Барич, он молодо псам адвокат.
Сам и жакан.

- Накал побед у стад.
Нам мишура – не плоть дубин.
Мечи миров до выборов храним.
А договор – у слуг. А карма лет – иного
погони тела. Мрака гул. Сурово
годами нар хворобы водворим.
И чем-нибудь толпе нарушим
мандат судеб, оплакан.

- Нам бокс и ринг – опор исток.
И утро в зал – голым.
И модой напал бой.
Оплота рушим ропот.
Окреп парад-урок.
Скор свинг.
К уху гоня ногу,
хук гни в срок.
Скор удар-апперкот.
Опор мишура.
Толпой облапан, йодом.
И мыло глаз во рту, икот сироп.
Огни, риск, обман.

- Нам бомондом ведом век.
То рок, а не неба реки голосок.
Вора забудем? Или, на миг, об улике?
Тепло текил первого б утречком.
А за ним и туш оплот сварим-то, тени толпе.
Гол атак мод ухвати на мне, ласкодар апреля.
Введи каталог у букв, и дев зови там так-то:
– Вид жён: «Ъ».
Не жди в откат мат.
И возведи в куб угол атаки дев.
Вял «ер», парадоксален. Манит.
А в худом каталоге плоти нет.
От мира в стол пошутим – и на замок.
Черту богов – реплике!
Толпе – текилу!
Боги манили мёд у базаров.
Косо логике-рабе не накоротке.
В моде, в модном – обман.

- Нам отпел колоколен металл.
А глава летописна морями.
От элит умотав, он и вниз не бежал.
Копани-ка руду. Дива ниши лиши.
На виду дураки. На поклаже бензин.
Виновато мутил это имя романс.
И потела Валгалла. Темнел
около клептоман.

- Наморщи нос обидой,
как лет лежанкой.
Окопа дам и жанров.
Но я стёр жанры.
До дна морали
пашу души поля
в имениях усадеб духа.
Вон, сон ума!
Разлад и колебания латал я
и набело кидал за раму…
Но снова худ. Беда.
Сух я, и нем, и вяло
пишу. Душа пила.
Роман до дыр нажрётся.
Он вор нажима да покой окна.
Желтел, как йод, и босо нищ роман.

- Намутили-налили.
Нам-то мокро?
Нет. Мы ловки. Мокнет –
тоска ли, молоко.
Колом вор окно кокнет.
С гор одиноко тени.
Крему света хворо.
К садам, измором –
зима.
Да, скоро.
В хате в сумерки – нет окон.
И дорог стен кокон.
Коров молоко колом
и лак с оттенком. И кволым
тенорком отманили лани ли туман?

- Напёрт сироп,
отвар досад.
Гони, как в ад,
ор переправ.
От бед устав,
хорват не крут.
Крамола, сплин.
Бубнил псалом.
Арктур, кентавр,
охват судеб.
Товар перепродав,
как иногда, содрав,
топор истрёпан!

- Насморк силы.
Взвод учтиво
ловит чудо.
Взвыл, искромсан.

- Насосы – воде. Не до ванн.
Из неба вода адова.
Бензин на воде недовысосан.

- Не Чевенгур конец, но квашу.
Душ аркой архидух отмечен.
Мне чем-то худ их рай. Окрашу.
Душа в конце, но круг не вечен.

- Не вера целит – свадебки сон.
И ноет на писе. Но древен
мне вер донеси пантеон.
И носик беда в стиле царевен.

- Не виден сок. Ел мясо. Лил и соус.
Ел окорок с анисом.
Ежам – сироп с анисом или пиво.
Рванина – в ров.
И пилим оси на спор.
И смажем оси наскоро колёс.
У оси
лилося млеко снеди вен.

- Не видя поз Эола, Крез,
как зорок, о! как кит наивен.
Гневи, антик, как око роз.
Как зеркало, Эзоп, я дивен.

- Не витати демонам у судилищ.
А топити невод в море.
Пенит севером ветер акватории мрак.
Армии рота в карете.
В море вести не пером.
Вдове нити потащил. Иду с ума.
Но медитативен.

- Не влом зебрам шок саванн.
Оросили базу нив.
Как вину забили сор.
Он на вас. Кошмар безмолвен.

- Не вора ждём,
не меч – кино.
На угли лани налил гуано.
Никчёмен
мёд жаровен.

- Не выну, а задвину.
Витому рту о пресности сонет.
Семантик олово – не сонного погон.
Но сено волокит на месте носит сон.
Сер поутру мотив у нив.
Да заунывен.

- Не дал, не брал.
Купил коралл.
А рок ал.
Рак у Карла.
Коралла рок.
Лип у Клар Бен Ладен.

- Не дар, а примадонна.
Пан моден, да не даден.
Мне даден ад – не домна.
Панно да мир параден.

- Не диво пресное –
окоп Венеры, двери.
Тире в дыре.
Не в покое он.
Серповиден.

- Не догоню! В откат, но к рожам сёл.
Помятее драже на мызу братии.
Прёт не в орду умов оно.
Пунктир приткну по-новому.
У дровен тёр пиит арбузы.
Манежа рдеет ямоплёс.
Мажор контактов юно годен.

- Не жуй еду.
Хвали пир жён.
У девы сон
в арт-вираже.
Не жуй еду –
хули, пижон,
ножи, пилу.
Худей уже.
Не жарив трав,
носы веду.
Не жри пилав.
Худей у жён.

- Не лет и муз, а рвения увоз.
Не лет и опус упоителен.
Зову я – и невразумителен.

- Не летав, он сопит.
Тот этап, ох, испит.
Сор понтов. И женат.
Ем сватов: рот и сват.
Ел, летав: сито рвот.
А в сметане живот.
Но, прости, психопат.
Этот тип основателен.

- Не мере перо. Пишу.
Не фрески, миледи, вывешу.
Два раза будем в ладу.
Хор ошибался. Я слаб.
И шороху дал в меду.
Базар. А в душе
вы видели миксер, фен.
Уши – поре перемен.

- Не ротор плугом пёр –
кротом летел мотор.
Креп могул, проторён.

- Не рук шоколад, а губ
ел химер калачом.
А питали меня омары,
да травинки, да садик, нива.
Рта дыра моя не мила.
Типа мочала крем.
И хлеб у гадалок ошкурен.

- Не сабле пепел. Рог вонжу.
Мятежна мода дам.
А сам?..
Усидев, сонливо лягу,
дару ведом и мечтам.
Вял и бодр. Огрет с амвонов.
Зорок, слеп. Уж я укатан.
А заказан, атакуя
жупел скоро. Звонов мастер,
гордо бил я в матче мимо.
Деву радуг я ловил.
Но сведи с ума сама.
Да, до манжет я муж.
Но в горле пепел басен.

- Не тема зенита. Копи.
Не тел психоломка. Кипи.
Кипи, как молохи сплетен.
И покати, незаметен.

- Не туго. Много благ.
Лень рано в зоне. Чем-то манит.
И нов закон. И нов зарок.
Един, готов.
И вот огни декора.
Звон инока звонит и нам.
Отмечено. Звонарь не лгал.
Бог, он могутен.

- Не чин идеен, но он чин.
И ценит силу… ну, силовиков.
Осилил и совок. И воли сунул истине
цинично. Он не единичен.

- Не чини – цени.
В иждивении – не лом.
В молении – не вид.
Живи не циничен.

- Не-до-гу-ма-ни-та-рий.
Окоп – не дом.
Он рати нам угроз опередил.
Венчала плаха плети тел.
Пахал палач.
Не в лидере позор –
гуманитарно моден.
Покой и рати нам угоден.

- Небо, да налёту – воронка мифа.
Ресторан и вальс.
И вянет, стонет сурово.
Годы мучений – и нате!
Мило да дорого.
Вечер тёмен. Готовьсь!
Вот огнемёт речевого рода.
Доли метаний, и не чумы договор.
У стен, от стен явись, лавина.
Рот серафима к норову тела надобен.

- Небо, да не над нами.
Лесок, а не на торгу.
Грот, а не на косе.
Лиман, да ненадобен.

- Недогуляв, усели кожи.
В диете и движок.
И лес увял, угоден.

- Недорежу, человек.
Сам введу заразу дев.
В маске, воле чужероден.

- Нежа вдов, одари понтами жён.
Буби, червы, трефы.
Ножи, пижоны, ферты.
В речи – бубнеж и мат.
Но пира довод важен.

- Неловко ты пытал. Погашен.
Мне шавка, злак, и сон намолен.
Мне ломан нос, и кал заквашен.
Мне шаг оплаты пыток волен.

- Немо нефы с аркад уча робости рапорт уносят.
Ропщете, тёщ портя сон?
Утро парит собора чуда красы феномен.

- Немота зебр.
Им она мила.
Поены ниши тела.
Званы сарафаны.
Святаго Духа худы порты.
Милы ли мы, тропы духа худо гатя в Сына?
Фара Сына в зале тишины неопалима.
Но мир безатомен.

- Несостоятелен мандат.
Сто тактов нарубив, я несоосен.
Яви буран в откат от стад,
на мне летя от сосен.

- Нет нар.
Ел отвар
пены трав.
Товар по пене – нрав орав.
Товар, туси с утра в отвароварне.
Не поправ отвар,
ты не прав.
Толерантен.

- Нет сока поз. Ремнём увит.
Ермолка – к носу. Закипит
как тип и казус он.
Как лом, ретив, умён.
Мерзопакостен.

- Нет сур, гяур.
Им – вера. Но
фанатику – манера
уметь лукаво злом.
Оно, мол, зова культ.
Ему арена мук, и та – на фонаре.
В миру я грустен.

- Нет! Накипело! Паникёр!
Пугал у гроба.
Занозы нор, обозы.
Мыз обороны зона.
Забор, Гулаг, упрёк –
и на поле пикантен.

- Нет, я о ревности.
Психоз? А многим – воля.
В ночи билет.
Охота мы де Саду.
Куда седым!? А то –
хотел и бич он вяло.
Вмиг он Мазох. И спит.
Сон вероятен.

- Нетопыри. Тромбоз атак.
Азарт у сотен.
Как индивид? Никак.
Не то с утра закат…
А зоб мортиры потен…

- Ничто в уме. И муз арена.
Загул – мечта. Миг авто-мото.
Пора загула ныне.
Расковыряем инока забор.
Туманит сечу чести нам утроба,
закон имея.
Рывок с арены на луга.
За ропотом отваги, матчем луга.
За неразумием у вотчин.

- Нищ роман души.
Нищ и гон машин.
К нишам ног ищи
нишу дна морщин.

- Но ртами белыми курили.
Пытливо ли хорош отказом рот?
Им жуток или дорог он?
Носили сонного - родил икоту.
Жми тормоза, кто шорохи ловил.
Ты пил и руки мыл.
Еби матрон.

- Ноне и демократ снесён.
Умом у масс ебен.
С небес самумом унесён.
Стар, комедиен он.

- Нор Танатос арканит силу.
А ракурс анкеты в зал греха несёт.
У анкеты всё туманится.
Паники на пясти нам утёс вытек.
На утёсе на хер глаз вытек.
Насру! Караул!
Истина, красота – на трон!

- О ты, поклажа зла, гни флаги мрачно гроз!
У яда щупло трёт Сократа тело Пан.
Лемуров канитель легка, как соты тишины.
Рыданием зуди в висок, корсара срок.
Коси в виду змеи на дыры ниш.
И ты, тоска, как гель, лети на кворум.
Ел на поле татар костёр толпу.
Щадя узор, гончар мигал.
Фингал зажал копыто.

- Ого, не шар – канал у дам!
У канала вод арена лет.
Маниакален муж, а не жуток уж.
Я во рту нутро вяжу коту.
Жена ж умнела. Каинам тела не радовала,
на кума дула на крашеного.

- Огонь ли ткать, нести на мхи хитон –
но гонок нежу смак, насильного.
Погонь ли санкам сужен коногон?
Но тихих манит сень тактильного.

- Огонь. Лаи. Не глухомань.
Лов Зодиака рудного пана.
Марс и лаванда.
Он тёмен, гомон от стен гордыни.
Воин, к амвонам!
Боже, метни в ангар вражий елей и жар.
Враг – на винте, меж обманов.
Макни овины – дрогнет стоном огнеметно ад.
Навали срама на погон дурака.
И дозволь нам охул гениального.

- Одело туманом о деве намёки.
Не деву давно вёл обман,
но даму.
Дал с уважением знак ты
валету роз – у дам он.
А лет мороз – в тени командора.
В девок не верим – виним.
О Донна Анна!
Сон, око, вокал и накал.
Пора Дон Жуана уж.
Но дар оплакан,
и лаково – кон.
Осанна!
Анно Домини в мире венков.
Едва род нам окинет взором тела, номад,
узор у тела выткан змеи.
Нежа, в усладу мадоннам болев,
он в ад уведён.
И кем? А неведомо нам у Толедо.

- Он в ренту верит. Еды ни куска.
Кон реванша – не наш, наверно.
Как, сукины дети, ревут нервно!

- Он во гневе. Не равно.
Век урвал. Еда, кино.
Тоника – дела в руке.
Вон, в арене вен говно.
Он в огне. Венера внове.
Курва Леда. Кинотоник.
А дела – в руке.
Вон, в арене вен говно.

- Он навоз. Или вице-навоз.
Одинок. Итог –
обличил бог.
От икон и до зова.
Нецивилизованно.

- Он не в тремоло силач.
А на соло годен.
И шансон пел сносно он.
Сон… слеп нос.
Наши недоголоса начали соло мертвенно.

- Он нем, рифмуя оды миру.
До дырок света на фазанах.
У мудрого ткача
мука – не мена кумача.
Кто горд – уму хана. Зафанатев,
скоры до дури мы,
доя ум фирменно.

- Он рати рожа. Мил.
Бурил, шутил, эвенков мыл.
Актёр, едрит! Аскет.
Оксид, игрун аптек.
Амур и пан, он ритмам тир.
Но на пиру макет.
Панург и дискотек сатир.
Дерёт калым в окне.
В элиту шли рубли мажоритарно.

- Он резв. Он след и ветер.
Тропа, напор и спор.
Тупил анкеты вор.
Ко многим видам он летел, номад.
И вмиг он мокро вытек.
Налип у троп сироп.
А на портрете видел снов зерно.

- Он рос несменно,
ишача гаму.
Он рот омыл им
и шумом – уши.
Милы моторно
у мага чаши.
Он нем сенсорно.

- Он сед, учтив.
Азарт устал.
Ум, как мулат,
с утра завит.
Чудесно!

- Он щи, воду, чачу пил.
Алы бы бабе кебабы...
Вот ал и кетчуп.
Или липуч?
Текила-то (вы бабе – кебабы!)
была липуча чудовищно.

- Они – закваска, тмин, оказия.
До гения. И негодяи.
Закон им – такса в казино.

- Они, кто видел, холил ад на сцене,
деля лимон, но не рукой,
они и не сосут – какой!
Он яркий, икряной!
О кактус осени! Иной.
Окурен он, но мил.
Я леденец сандалил.
Ох, леди, вот кино!

- Ору, но плачу. Взор подучен.
В озоне чуда – ползари.
Метёте мир, а зло падуче.
Но зов – не чудо. Прозвучал понуро.

- От маний око пламенеет.
А звуки воли силу прут.
Нокаутом живя, корсар умеет.
Анафемы двутелы – могут.
Манило психа палантином.
Манит –
ям вид и вмятин, аммонит.
На лапах исполинам туго.
Мы лету в дыме фанатеем.
Ура! Срок яви – жмоту.
А контур пули –
силовику. В затее
не мал покой и нам-то.

- От сиза кенаря убор гадалки.
И клажи нет, и тени жалки.
И клада гроб у яра – неказисто.

- От чина муз армада стен во сна шатре чинила вору шмон.
От ветра мок яд у змеи.
Недуги я сличал в вине.
Ловил же в ясли лет сна мутного прилив.
И нити нив, и лир погон.
Туман стелился, вежливо ленив.
Влачился. И гудением зудя, комар тевтоном шуровал.
И ни черта шансов нет садам разума. Ничто.

- Откиньте свет.
Идите в то манто.
Во тени? Нет,
в тени не то.
Вот нам ответ:
– Идите в Сеть. – Никто.

- Откладывали сала пуд.
У лба лета. Лета – ничто.
От чина тела – тела блуд.
Упала сила. Выдал кто?

- Отсеменило дверки лет.
И тел икре в долине место.

- Ох, этимология
иного троебуквия!
И в кубе ортогония.
Иго ломит эхо.

- Очи ли смежили гении?..
Ног авиетка в улёте. Тире.
Вывихи лихи.
Вы верите телу в акте.
И в агонии неги.
Лижем-с? Или чо?

- Палата храбрости себя не мерит видом.
Ехал пантеон молоди в атаку.
На вас, валеты, ревности дерби.
Их испытали пытками и лишениями.
О, луна китов мира! Забери морок.
Увечны накаты миров.
Творец и фонарь, лоб и агент умов туда падут – в омут!
Нега и боль ран офицеров творимы так.
А нынче в укор о мире базарим.
Вот и кануло имя.
И не шили им акты Пилаты-психи.
И бредит сон веры, тела в саван укатав.
Идолом ноет на плахе мод.
И в тире меня бесит сор бархата лап.

- Пацан, а спас карман.
А карту нор тяни.
Луна за стену –
сапсан на венике руки.
Букмекер – грек и псих.
И спикер грек.
Ем кубик у реки.
Не ванна – спасу нет!
Сазан у линя. Тронут рака.
Нам рак сапсана – цап!

- Перечтя, молил: сыми!
Мстят артели серо.
Горе силе тратят СМИ.
Мысли ломят череп.

- Пила зима субстрат снегов.
О, Русь, никто не выл истомно.
Сноровка крика, факел, ад зимы.
– Дари, – молила вера, вняв уму.
Дарила лира думу в январе.
Валило мира дым издалека.
Факир, как ворон. Сонм от силы вен
откинь сурово ген.
Старт с бусами залип.

- Плазмоид имён
в ауре быта,
в зиянии яня и иня
из ваты беру.
А в нём – идиом залп.

- По сути, не зима себе.
Ну никому не до меня!
И не чертоги мироздания.
И не претензия, на мир пеняя,
до гения невзрачного генома
слепила галсы нот, сияя.
А нет суда – паду стеная я, и стоны
слагал и пел сам он,
его гончар, звеня и негодяя
не приманя из нетерпения.
И надзор и миг отречения.
Немоден ум окину небесами.
Зенит усоп.

- Поперёк – рама неба.
Бане свет, и холмам у химер казино.
Биллиарды – в ремонт.
Он, дебил, пособил.
Ноомир. Златом имя икон.
Но киями мотал зримо он.
Либо сопли беднот,
номер выдраил либо.
Низа крем их умам.
Лохи – те все на бабе.
На маркёре поп.

- Порталы туч
у линз и жоп.
По жизни луч
у тыла троп.

- Посуда и ножи.
Плач. Инженера жопа.
Нарежу фунт я пламени не мал
пятну фужера на пожаре.
Нежничал пижон.
И ад усоп.

- Пути Танзании – некроз.
Взорви, торпед арап, тот суп.
В пустот параде против роз
взор Кении на знати туп.

- Рачительно, кнут ели, тело покоришь.
Шипи, казак, на быт, и дур топи, гончар.
Врач, ноги потруди. Ты, банка, закипишь.
Широко полети, летун – конь лет и чар.

- Реагентом жалко манит
раком рядом у дивана
фраер модного менялу.
Ну, скотины! Дур гитары.
Вёл пижона на дороги
не рукой обогащать.
Нет виол, а на антенне –
бубен? Нет. На аналои,
в тень таща гобой, окурен.
Иго рода – на ножи.
Плевы рати. Груды ниток
сунул я (не мог он) домре.
Арфа на виду.
Мод ярмо. Картина мокла.
Жмот – не гаер.

- Регги дыр ещё пилоту.
Уток ищет. Лево триггер!
Регги ртов – ел тёщ икоту.
Утоли пещеры, диггер!

- Ресторатор крот.
Омлет в рот.
Он отсыпал входы.
Выдал клады.
Выдох – в лапы.
Стон оторв – тел мотор.
Крота рот сер.

- Рим.
Лапы вонзал глад.
А главой он немел.
Плод иной он по крестам распял.
Лапа над распятием. А ранее?
Нила город, как имена, нем и, как дорога, линеен.
Арамеи – тяп. Сарданапал – ляп.
Сармат – сер копной.
Он идол племенной.
Овал гадал глаз.
Но выпал мир.

- Рогаты муары долин.
Рогата казалась луна.
Нелепа духами зенита,
ввалила в ватине зима.
Худа пелена.
Нуль сала. Заката горнило…
Дыра умыта гор.

- Родим реторту антимер.
Грешно, мон шер.
Грози Версалем. Сон да мор.
Грешно, мон шер.
Греми, храм-шок, кошмар химер.
Грешно, мон шер.
Громадно смел ас ревизор.
Грешно, мон шер.
Гремит наутро Термидор.

- Рожам – арена, фланги.
Сила в рокере, панке.
От снов, от огранки.
Вон речи воров.
И черновик нар готов.
Он стоек наперекор.
Вали сигнал, фанера-мажор.

- Розариев шикарности радеет.
А зло зело.
Вопрос, скорее, в шансе трав.
Сам рак имеем змеем!
И карма свар тесна швее.
Рок ссор по воле зол затее дарит сон:
рак и швеи разор.

- Рота, в кэб! Еду, сизарь!
Рази, судеб экватор.

- Рту мал репертуар.
Панически плати.
Прабоги манят, и,
дитя, нам иго бар
питал пик сеч.
И на праутре перламутр.

- Селясь, никто не рад.
Усело нынче вне дубин.
А кто нагородил?
Еда дорыта.
Не пища чуда –
красе вердикт.
Сор выпер в яме.
Слил семя в репы.
В ростки древес.
Аркаду чащи, пенаты рода
дели, дорога.
Но ткани буден вечны.
Но лес ударен.
Откинься, лес.

- Спал локаторов ангар.
Враки, но не раки. Шнапс.
Пан шикарен, он – Икар.
Враг на ворота. Коллапс.

- Суд на парте века.
Лбов руно полезет.
Чем в откате мир поле замотал?
Затрапезно, бедно.
Вредно. В штиле цены.
Но доныне целит Швондер –
вон-де, бонзе парта златом.
А зело примета.
Кто в мечте зело понур,
в облаке – ветра пандус.

- Табань!
Ловил я дев. Либидо ранил.
Я стёр сор памяти на миг.
О, родина муры, дурил!
Видала нашу дурость?
Лукаво логово, не ново.
Неново. Голова – культ сору.
Душа, наладив лиру,
дыру мани.
Дороги манит яма.
Просрётся ли народ?
И бил, ведя ли, воль набат?

- Табор катит еле-еле.
Мстительно кони гудят.
С упора на круги
франтом от нар –
фигурка нар, опустя дуги.
Но конь летит смелее.
Летит, акробат.

- Такси болид у стен. Поля утрат.
Стартуя, лопнет суд, и лоб, и скат.

- Там холмы, да?
Так то лари ж. Старт урожая смел.
Белок у сои легендарен, еле сносен.
Мин ревности дубово будит сон.
Верни мне сон.
Селене рад, не Гелиосу.
Колеблемся. А жор утрат
сжирал откат.
А дым лохмат.

- Тачал рубаху тип.
И кожу – мир.
Тих инда шёпот, яда щебет.
О моде?
Вот, человек!
Ты пой о вече боли.
В аду боль шила шаг,
и ты покорен игу.
Тащи, бурлак!
И баржу тащат.
Уж раб икал. Рубища туги.
Не рок – опыт ига.
Шалишь!
Лоб удавило бечевой.
О пытке, воле – что ведомо тебе?
Щадят, опеша, дни.
Хитрим?
Ужо!
Кипит уха. Бурлачат.

- Те ж дюбели с виду.
Ртутно меркнет опилок масса.
Пир потения. Ремонт утрат.
Но мера – ремарка чакр.
А мера ремонта – ртутномер.
Я и не то припас сам.
Коли потен – к ремонту труд.
И в силе бюджет.

- Тел тарелками жри буклет.
Окисел, оксиген слижем.
С оком анатом жил
и жмота нам око смежил.
Снег исколеси котелку биржи,
маклер-атлет.

- Тени ли миру ты вытер?
Кесари мира в туманы скачут.
Ворот кафтана флагом оденут.
А на фланги – сигнал фанату.
Недомогал фанат.
Факторов туча к сынам.
Утвари мира секреты
вытурим. Или нет?

- Тени не место у корпуса.
Псом, котом именно телу калымь.
Тело звонче.
Выну ли дар?
Тетиве ль лет я есть лук?
Нежу невинности диво.
Но лоно видит сон.
Ниве нужен культ, сеятель, лев.
И тетради луны вечно в золе тьмы.
Лак у лет – он не мимо.
Токмо спасу-проку от семени нет.

- Тени. Чертовщина. Моден.
Не до рондо. Колок сонет.
Стен осколок однороден.
Не дома. Нищ вот. Речи нет.

- Тень не во рвении.
На взводе, с мантии планет
стелил по сере сопли лет,
стенал пиит.
Нам седо в звании.
Не вровень, нет.

- Тир добром юморит,
городит, усадив.
Скорогуб коротил клитор тира.
Вот и мина, залита кротами.
На Руси-то весна.
Жили два казака в дилижансе.
Вот и сур аниматор катил.
А за ним и товар и тротил.
Клиторок-бугорок
с вида сути дорог
тиром юмор бодрит.

- То ли пар на жаре монтёр.
То ли мир добрачно горд…
У межи на горе жил-был сом.
И овса не ел.
Кирпич он вынул, престиж он мучил, а рапорт учил.
Уклад и кров – каков?
Он азиат. Со входа ремонт.
Рак ли паркет номера натрёт?
Сакура-лиса – блоком у окон.
И дом остудив, орды дров идут.
Сом одиноко ум околбасил.
А рука стёрта на ремонте.
Крапил карт номера до хвоста.
И заново, как вор, кидал кулич.
Утро паралич умножит.
Серп луны в ночи приклеен.
А свои мослы – ближе. Рога – ниже.
Мудро гончар бодр.
И мило трёт номера жанра пилот.

- То ли пена, то ли сон.
Тело, плети, топи, гон.
Тонешь: нота, клапан, тон.
Вор, нажмите на клаксон.
Нота бене: метка. Жарко.
Кража. К теме – не батон,
но скалка.
Нет им жанров.
Нотна палка
тоньше нот.
Ноги, пот и тел полёт.
Нос илота – не пилот.

- Топот коз. Иного дух.
Одиноко. Тихо.
Сто громадин гор и падь. Недале тын.
Озеро алело. Домик. Демон.
От ста гор русалку клича,
шил, ишачил. Кукла-суррогат
стоном едким одолела.
О, резоны тела!
День да пир. Огни да морг.
От сохи-то кони.
До худого низок топот.

- Трактиры тура по пути –
и молодо летит из нарт.
Транзит – и тело доломи.
И тупо пару тырит карт.

- Ты мент. Ищи –
в окне, в арбе, гламуре –
покорно Фета палиндром.
А дед Азор – тернового бутон металла.
Глава ли роз упала ли
до корки крокодила лап?
Узорила Валгалла темноту богов.
Он – ретрозад, еда морд Нила, патефон рок-опер.
Ум, алгебра венков.
И щит немыт.

- Ты погаси накал потуг.
Жгут ум они.
И радение бестолково.
С утра заботы плоти.
Нет оттепели.
На дворе зима – не роса.
Зима хороша!
Не лава –
зима бушевала, шалава.
Допрашивала шалав
и шар подавала шалаве.
Шубами завалена.
Шорохами засорена.
Мизеров, дани лепет.
То тени толпы, то базар тусовок.
Лот – себе, и не дари иному.
Туг жгут.
Оплакан и саг опыт.

- Ты полевел, – пишу.
Два дня месили мак.
Заметите меня?
Один я. Палиндром, амиго, нов.
О логике – реки головоногим.
А морд, ни лапя, ни доя,
не метите мазками ли семян?
Да в души – плевел, опыт...

- Ты разбуди у дуба, зимушка.
Туннелем хладен, мутен я, не жив.
Допонял имена…
Да-да, не мил я! Но подвижен?
Я – нет! Ум не дал хмелен.
Ну так шуми. Забуду.
И дуб зарыт.

- Ты смотри,
мир омыт.
Рты мори,
миртом сыт.

- Ты снорови – не лети, зарыв тело.
Птиц артналёт громит.
Яма. Плети толп мокриц.
А летит человек ниц.
Воле – тело,
но телу – блок.
В колбу лет оно летело.
В цинке воле чти тела
цирком плоти тел.
Памяти морг – тел антрацит.
Полёт выразителен.
И ворон сыт.

- У гор один оксиморон имущ.
И щуку умещу, миногу –
в угон имущему. У кущ
ищу минором искони дорогу.

- У дуба, зверем, умещу сороку.
Укол – к себе, но не живого буду.
Суду богов и жён – о небе склоку.
Укор о сущем, умерев, забуду.

- У кичи прикопал закон.
И то ножи – пила по личику.
У кичи лопал и пижон.
От инока зла по кирпичику.

- Убор поник.
А ну, зеваки, ниц!
Я цирком дал хворобу.
Мал хлам уборов, хлад мокриц.
Я циника везу на кинопробу.

- Уборов хладен мир
топчи лукаво двум.
Ему вдова кулич.
По три мне дал хворобу.

- Убыл года напиток.
Лемма на теорему.
Ров, канал заметал
зла покров. Вор копал.
Зла тема зла на кворуме.
Роет, а нам мелко.
Типа надо глыбу.

- Увяла Ханума.
Дети, ребята, браво!
Тёще – товарок укор.
А вот ещё товар.
Батя, берите даму на халяву.

- Уголок номера сексолога – голоте идеал.
Во рту, голорук и лев, ас у проктолога.
Рту снеся уголок ран, нёбо дугой.
А голо там от стоматолога.
Йог удобен наркологу, ясен с утра.
Гол от корпуса, велик уролог.
Утро – в лае диетолога.
Голо с кесарем онкологу.

- Угон вагона на ходу.
Дрова, горите! Доведу
заразу дев, о дети рога,
в орду до хана нога в ногу.

- Угон мопедов, антилоп.
Откат со входа на раскат.
Как такса – рана до хвоста.
Кто полит, на воде помногу.

- Угори. Пар умел.
Радуг арлекин немел.
Послав «ох» исподтишка,
жди плаксиво мужичка.
Киноман, зови динамо.
Помани диво, знамо.
Никак чиж умов искал.
Пиджак шит. Допсиховал
соплеменник. Ел рагу.
Дар лемура пирогу.

- Ужель недужен?
У клада грёз озона звон соснов.
Он в озере – берёзов. Нов он.
Со снов заноз озёр гадалку нежу.
День. Лежу.

- Уз инстинкты – тонущим.
Одели бомонд антителами,
зонами закон леча не рая.
Ты в кубизме Темз и буквы «т».
Я арена, челнока зима.
Но зима летит на дномобиле.
Дом ищу. Но ты –
ткни «т» снизу.

- Уз органика.
Бос, как я, алкаш.
И, как я, липок наркоман.
Амок ран копил я, как ишак,
лая, как собаки, на грозу.

- Укорите дыры дев декором,
тела черепа леча в дыре нам.
И икса лиша в тени, в дыре.
Не в лавине тел любил, посватав.
Оклемались. Сила мелковата.
В сопли, бюллетени вал Венеры
двинет ваши ласки и манеры.
Два чела, переча лет мороке.
Две дыры.
Дети року.

- Ум – он гнева раб минуте.
Нету зама на редуте.
Нету дёра на мазуте.
Нету нимба – равен гному.

- Ум – он зароптал и пал.
Едка креста казни доля.
Отстоен он – суд.
На панику лба катал и Пилат свинец дум.
Латиняне – не няни. Талмуд – цени.
Встали Пилата каблуки на пандус.
Но не отстоял один.
Закат сер.
Как дела, Пилат?
По-разному.

- Ум – он идеи. Позову себе.
Гормон и демон актом одиноки.
И то – покой.
И на Покров вот на крови
волна скора меридианов звона.
Иди. Ремарок сан лови.
Вор кантов, вор копаний.
О копоти икон и домотканом,
едином роге бесу возопи.
Единому.

- Ум – он не чан зануде банному.
Ум – он надобен небоданному.
Ум – он на беду назначенному.

- Ум – у долины. Ловил. Обмокал.
Боли рука.
Зла состояние. Фокус особенен.
Мокнет со стен ко мне небо. Сосу кофеин.
Я отсосал, закурил.
Облаком боли волынило думу.

- Ум за рамками зимы.
День недели светел.
В лете, в силе день.
Не дыми, зима. К маразму.

- Ум за рамки лба.
Рокот, эхо лбов.
От оград в уме ему
в дар готово блох.
Это корабли к маразму.

- Умещу дев, сеном одев.
От экологии сена – зенит.
И тело летит.
И не занеси иголок.
Это ведомо несведущему.

- Умов и жоп уже роман зияет
А знак и гомон вялы.
Тыл – явно могикан затея.
И, знамо, режу по-живому.

- Упал в миру даров салат.
Пороки дур. Им имя – рацион.
Но ракам сна шипи-ка,
кипи, шанс макарон.
Но и царям, и миру дико.
Роптала свора дур им в лапу.

- Уретра – попе. Ну, девахи!
Не живот, а мир пугал.
Боками ледащи понеже.
Но пища делима ко благу приматов.
И жениха веду не по партеру.

- Урок ору. Я дев веду.
Ведя, учу.
Домен вот, капище.
Век вот картин.
Замечу копии по куче
мазни, трактовке вещи, пактов.
Не моду чуя – дев.
У дев ведя урок, ору.

- Ус кавалергарду потен.
Мне-то сыро. Пил за таксу.
Пуска таз ли – поры сотен?
Мне-то пудра грела ваксу.

- Ус кесаря. Довалим бабу.
У Бахуса чини час кекса.
А с кекса – чин и час ухабу.
У баб мила водяра сексу.

- Утёс. Сакля.
Немыто навис арками зимы дым.
И зима красива.
Но ты менял кассету.

- Утроба нефа.
До туалета на фазенде боа накинь, леди.
С хитонами зимы допитан зверогад.
Оранжев сени морок – умам укором и несвеж.
Народа горе в знати подыми, зима.
Но тих сидельник. А на обедне зафанател.
Аутодафе на борту.

- Уху, бояре, варим.
Мёд жарим.
Уклад, мандат –
суров, как вор у стад –
нам дал кумира.
Ждём мира,
веря обуху.

- Училка – не бетон. В ограду
вот не мотай елдой.
Йод лей, а то ментов удар,
говно, тебе накличу.

- Физ-истин много.
Беден миф.
И мне-де бог он –
мнит Сизиф.

- Харя-луковица.
Нутро выпалено.
То не лапы во рту.
Наци в окулярах.

- Хатам – окна. Баням – оргии.
Мрамором зимы собор берестяного леса
закатало. Зримо, нагло.
Дача дичи псине. Пени, спичи, дача долга.
Но! Мир зол. Атака за село.
Гонят серебро босым измором,
армии громя на банкоматах.

- Хаты, побои, черви чумы.
Вдовы. В унтах у окон –
идол игом зимы.
Дым из могил одиноко у хат.
Ну? Вывод вымучи в речи об опытах.

- Чу! Беда. Гоню, но глажу.
Жалко – плакса-то падуч.
Чуда потаскал поклажу.
Жал. Гоню. Но гад ебуч.

- Шансом соколам мигал,
благом опыта будя.
Яду, ба, ты помогал.
Благ им мало.
Космос - наш!

- Щуке тол явил козёл.
Стоил озеру-де кущ.
В ил носы! С умом – усы.
Сон ли в щуке-дуре зол?
И от слёзок ли вялотекущ?

- Я – Разин.
Те – в синтезе лика.
Тёс вотчины дрогнет.
Я подати в силу рывка тяготил.
А девок деря, редко ведал итог я.
Так вырули, свита,
до пятен гордыни,
что всё-таки лезет
ни свет ни заря.

- Я – апокриф, эхо слов Аида.
Ад и вакса. Манит ворог рая.
Я – арго, ров, тина, маска вида.
А диавол сох, эфир копая.

- Я – о бодром.
Одолев, одолеть ли себя?
И лежу, кататоник.
И напитки древнее.
Та задача дурна.
Жанр – удача.
Да затеен вердикт.
И паники нота.
Так ужели я бес?
Иль тело довело до мордобоя?

- Я Дева. Змеегод.
И билетёр оазиса введёт
идущих и хитонно тихих:
ищу дитё-де в вас. И заорёте,
либидо геем заведя.

- Я верен им и как Синатра мог
8-го марта ни с какими не ревя

- Я дев в одеждах выдал
суду, следив уныло.
Волынил или ныло?
Волын увидел суд,
услады в хадже довведя.

- Я дул, бог окон, идол.
И под я, и над я.
В уме не мессия.
И навил мрак свече вскармливания.
И с семенем увядания допил одинокого блуд я.

- Я еб, ел пищу, квасил,
у курева лазя.
Вязала веру кулиса
в кущи плебея.

- Я его падре. Мстителен он.
Ноту, балет! Вырвало гея.
Я его лавры – в тела бутон.
Но не летит, смерд апогея.

- Я ел меж окон речи,
я еле бил, отмечен,
не чем-то ли белея
и чернокоже млея?

- Я ем, гипнотизёр, гробы.
Висели кардиологи
живым уборов хватом.
Судеб мотая атом.
Беду смотав хвороб.
Умыв и жиголо.
И драки лес,
и выбор грёз,
и тон пигмея.

- Я и Гамлет.
Яд как мера.
Букли так и мокли.
С Лиром откутив,
сыро вещи бури.
Рубище, воры.
Свиту кто морил силком?
И катил.
Кубарем, как дятел.
Магия.

- Я и драки. Хата, ниши.
Те ж и ныне мы, Россия.
Я и ссоры. Мены ниже –
тишина, тахикардия.

- Я и меди пэр и межи сапог.
Обижал и я розу рдения.
Я и недр узор, я и лажи бог.
Опаси же мир, эпидемия.

- Я и на вине цокал знатно, фанатно.
Фиг арбитра фарту!
С утра фарт и браги фонтан.
А фонтан – злак оценивания.

- Я и на вора, дик, ору.
У ребятни, введя заранее,
на раз я, дев винтя, беру
уроки дарования.

- Я и набело катал.
Плакал около менял.
Я не молоко лакал.
Плата – колебания.

- Я и нем, и от семени в опупении.
Не разово репетира дурил я лиру.
Дарите перо в озарении –
не пуповине местоимения.

- Я и рук ремнём умотан.
Гол сокол. О, мир удобен!
В небо – дури молоко.
Слог на том умён Меркурия.

- Я и тело. Глодали дули.
Сука зрела в актив азарту.
С шансом ретуши Фавна сип.
Век ускорен, афишу денег
вяля в гене души фанерок.
Суке вписан в афишу термос.
Наш с утра завит кавалер.
Закусил удила долголетия.

- Я игру Тамар дурю,
а не девкам ссоры вижу.
Но Медее – шансы мук.
Как Ясону кот еда, –
мама, деток унося.
Как кумыс на шее Демон.
Уж и вырос смак в еде.
На юру – драматургия.

- Я идол. Ем оду.
Чешу два народа.
Ревматики духа,
пазы миновали.
Сгонял до лимитов.
Потоп. Вот и мило.
Для ног сила вони.
Мы запаху дики.
Там вера до ран, а в душе –
Чудо-мелодия.

- Я из арб – о зебре арф.
Ан, коснеет Азия.
И затеен с окна
фраер безобразия.

- Я инеем зазор омыл имения.
Иначе мир протухнет. Сев зимы.
Десант ума. Нелеп, как пелена мутна.
Седым известен хутор примечания.
И не милы мороза змеения.

- Я инертен, вижу утро пареным.
Я, и не народ, икал за жареным.
И маши, фанера, закумарена.
И машите, феи, не наркозами.
И мазохи – спазмом за психозами.
И мазок – ранение фетишами,
а не рам указ арен афишами.
Мы не ража злаки до ранения.
Мы не рапорту ужи вне трения.

- Я лет аксиому, дури Пандора, не чту.
Пантеоны не лажу.
Хотя посыл арене глажу.
Поприжал бабла жир, попужал – генералы сопят, ох, ужалены.
Ноет на путче народ, на пиру думоискателя.

- Я лил слезу.
На сцене, в доме.
Тип ретуши – перо.
Но гонору – урон.
О гоноре пишу.
Терпите мод венец.
Санузел слил я.

- Я мал рогами.
Я нож и пламя.
Я мал, пижоня,
и маг орлам я.

- Я мат. Я ссор сонет.
Я мания от сана. Лава денег. Ню.
И юнго-клеши я ценю.
То, вижу, милая,
то ров, то узел, то откат.
А кто с аркад, украв,
отвёл, как лев, товар?
Куда, красотка? Так-то!
Отлезу от ворот я. Али муж?
И вот юнец я.
И шёл к огню.
И юнге не давала
настоя и на мяте.
Но сросся там я.

- Я месиво лакал.
Зияло паник утро,
гипотез органы твердя.
Отсох, усох эон миров,
терпением змеи непретворим.
Но эхо сухостоя древ
ты на грозе топи.
Гор туки – на поля,
и злака лови семя.

- Я народу чужероден.
Я во время наше моден.
Морг не в морге. Ненароком
о корсаре. Вилы боком.
Око были. Вера с роком.
О Коране. Негром, венгром
недомешан яме рвов я.
Недорежу чудо ран я.

- Я не мыт.
Я семит.
Чти, меся,
ты меня.

- Я не мыт. Болела жопа.
Пот оплавил гумён я.
Вянем. Угли, вал потопа.
Пожалело б Ты меня.

- Я нем.
Я возопил.
Итак, моление.
О гоноре в течке, во лечении.
Не посватал злым, а намыл злата в сопении.
Не человек – четвероногое.
И не лом катили, позовя меня.

- Я рационалистично кот.
Я не мира центр, а фанат речи.
Но надену меч. Опояшу ничем.
Увяжу гуж я. В уме чинуш я.
О, почему не дано ни черта на фарт?
Не цари – меня-то кончит сила.
Но и царя.

- Я с лун херово на зенит упал.
Зову по жанру: жаба на заказ.
Жене ж заказан абажур на жопу.
Во зла путине заново рехнулся.

- Я слаб, и шоколада глаз болтал умыто нотки Нила.
Двулика ли до корки городищ ирония и недр, и рдения, и нор?
Ищи дороги крокодила к илу.
Вдали никто. Но ты, мулат,
лобзал гадалок. Ошибался.

- Я славе шут.
Сонет с лоханки.
Лик на холсте.
Но стушевался.

- Я славил мрак, допытывался.
А ты пижонил, унывал.
И сала пудом окантован,
углы тушил и семена.
Ел и свинел.
Виляли в лени, в силе,
а не месили
шуты лгуна.
Вот на комод упала сила – вынули ножи.
Пытая славы, ты подкармливался.

- Я слагал боен сагу.
Фон атак – антоним тактов.
Я реванш артсил упарил.
Ужо лбом от амуров сниму заразу.
Мин свору матом обложу.
Лира пули страшна, веря в откат мин от наката.
Но фугас – не облагался.

- Я след разведал воинам утроб.
У йога нрав отладив,
у ябед устоял я от судеб.
Я увидал товар.
Нагой убор-туман.
И, овладев, зарделся.

- Я сличал боями веру.
Танки тупо полем слал.
Куклы таз к затылку клал.
Смело по пути к натуре
в имя облачился.

- Я сличу анкеты вдов.
Одиноких и лахудр.
Оторву натур кору,
мхи лепнин в архивах. Юн,
худ – зову во дверки вдов.
Мох элит уму мутил
эхом вод в икре вдову.
Воздух нюхав их равнин,
пели, хмуро крутанув
ротор духа, лихи кони.
Довод вытек. Научился.

- Я смене дома душу дам.
О, дамы! Дома ни души –
пиши!
Пишу. Динамо дым.
А дома душ.
У дам оденемся.

- Я стёр жандарму кума дело.
То дело паники не чует.
Как те ученики на поле –
дотоле даму.
Кум рад – нажрётся.

- Я стёр жены портреты.
Виноват.
Арбитр им я арен – не рая мирт.
И брата – вон!
И вытер тропы.
Не жрётся…

- Я стёр собор отарою овец.
Но ковыли стоят, сменив орбиту в ропоте.
Не то порвут и брови.
Не мстя от силы,
в оконце вою.
Оратор обосрётся.

- Я стене денатурат.
Вдарен я – не денежка.
Как жене-де няне рад.
В тару та не денется.

- Я стенки гроба зверем
толок о локти.
Но взмок, оплыв.
Звон. Рубиконов злаки.
Икал звонок. И бурно взвыл.
По ком звонит колокол?
Отмерев, забор гикнется.

- Я узел славы мал.
У лавок рапортуя,
я утро парковал.
Уламывал слезу я.

- Я утащу те, в цвете лбов,
остатки дум у тира дырок.
Коры дарит уму диктат,
сов облетев, цветуща туя.

- Я, девы, в море, – весомо калякал залив.
Вот огибал сенокосы, венки лилипутик.
Ведано – тот он, а девки тупили.
Лик невысоко. Не слаб. И готовила злак я,
лакомо севером выведя.

- Яволь! Тирадой окружу товар.
Бонжур, антре. Фасон, рукав.
А снам округи – фотоленты буден.
И вин еду.
Быт – не лото фигур.
Коман са ва?
Курнос, а ферт наружно. Браво!
Тужуркой одарить, ловя…

- Яд. Охуеваю.
И людям о Риме тирады вещаю.
Аще в азарте, вредят.
Ядер ветра завещаю,
аще вы дарите миром яд.
Юлию – аве, уходя.

- Яду змеи тело хилого – логово.
Гоблина мы – в обиход.
Сдох, ибо выманил богово.
Голого лихолетием зудя.

- Язь ленив, олени к лету живы.
Вил судеб оклад и щуку и язя.
И у кущи дал к обеду сливы.
Вижу – телки. Не лови, нельзя.

- Яиц нет. Ниндзе браво!
Тема рдеет, а звон, в огонь летя, един суетно.
Мера небес и джекпот. Вытащи-кася!..
Себе, ну-кася, ищи ясак.
У небес ясак ища, ты в топке.
Жди себе. На ремонте усни, деятель.
Но говно в затее.
Драме товар – бездн интенция.

- Ярок суд у стен усадеб.
Я – шишка, барон.
Оглашу, кто я.
А вон – судей уровень.
Тать, не воруй еду снов.
А я откушал гонора.
Бакшиш ябеда сунет, суд ускоря.

- Ясли. Волы, боров. Хлипок, лип овен.
Совал рога ты. По-хорошему, в ясли.
Соло кончу в зареве сыто.
Ментов зерно и ясли. Чум вот неминуч куч.
И на чуме на том олень
Лоб наг у пантов. И вот, напуган.
Боль – не ломота.
Не муча ни чукчу, ни ментов, мучился.
И он резв от немоты севера.
Звучно колосился в уме шорох опыта горла.
Во сне вопил, копил хворобы. Ловился.

- вон оказались мезонов злаки нор планет свёрлами
на звезде бур-и мезона звон о земле пел
мезонов занозе мир-у бед зев занимал рёв
стенал проникал звон оземь сила законов

- мёд им одел
след умыв трём
мёртвым удел
следом идём

-— Ого, та питала типа того! — Гота питала?
— Типа того.

-«Ищу дубин», –
закон мотав, судив, спел судия –
и спел атаки модус.
Сажали вора в равелин –
рог в оке, веры двери. Трос вия,
лажал я и в сортире,
в дыре веков, горниле варваров. И лажа
с судом. И каталепсия.
Иду, слеп с виду, сватом.
Но казни – будущи…

-А восток я учёл-то?
Вот лежу, живу, жива,
Ненавижу, вижу жёлто.
Вот лечу. Я кот-сова.

-А кто на ком чинил?
Кишит уже разор.
Кому же речи рта ебут?
На дуре мог я.
На мне – летел Икар.
Высок как муж и ладен –
сок пил, и кур я ел.
Кончал злак, сыр, помаду.
Сперматозоид одиозо
там репс у дам опрыскал злачно, клея руки липко.
Снедали ж ум, как косы, враки лет.
Елен маня Гомеру, Данту – Беатриче, режу мокро.
Зарежу. Тиши клин и чмока нотка.

-А на хрена масс алкоголя времена?
Разве перепили лаванд и вина?
Дурость лукава. Культ сору. Дани вид.
Навалили, перепев, заране мер.
Вялого класса манер хана.

-А ну, аскеты,
втопчем анкеты.
В зал глянем.
У меня течь.
Лажу ли жечь?
Лажу по живому.
Тени. Локти. Руки.
Нет ума – и миф отчитан знати,
что фимиам у тени курит.
Коли нет умов – и жопу жальче.
Жилу жальче тянем у менял.
Глаз вытек на меч.
Пот вытек.
Сауна.

-А роза упала
на бар у забора,
а роба Зураба –
на лапу Азора.

-А с кесарем их беда.
В стояке рога.
Дустом, иду, судим.
От суда горек я.
От свадеб химера секса.

-Авианебо – рту великана.
Зуммером азбуки зовы во рту.
А на лету – те уследили ли дел суету?
Тела наутро вывози куб.
За морем муза, на киле, в утробе наива.

-Ад, рокот. А на фиг?
Они били погань,
не меряя норова,
культа паханы.
Балеты, балеты.
Балет вот – а на фиг?
От сотен пилоток
пилота край ёрзал.
А, типа, летим.
А красавица-наци
вас арками тела
питала. Зрей арка.
То липко, то липнет.
О стоги фанатов
тела бы, тела бы.
Тела бы нахапать.
Лукаво роняя
ремень, наго пили б.
И ноги фанаток.
Орда.

-Акт сов хитр.
Евгенике рода
лет елями, али древ тенями, али так:
утро – враг.
А затем – окалина мантии.
Плач, не вода, вера мха – крему света казаны.
В осине – твердыни.
Псы сумрака, карм усы.
Спины древ, тени совы.
На закате, в сумерках марева довенчал пиит.
Наманила комета загар.
Во рту катила имя, не твердила имя,
летела до реки нег вертихвостка.

-Актёр ебал шута.
Фанат у переправ опасен.
Село вандал купил
и лип уклад на воле снёс.
А повар перепутан.
А фату шла беретка.

-Али нужда хаму за кирпич?
Али беду трёт у Сони чужак Сеня?
Он не музе бог.
Он меня – цоп:
— Едик, иде Ашдод?
— Ша!
— Едик, иде?
— Поц, я немного безумен, но я не скажу.
Чи нос утёрт у дебила?
Чи приказ ума – хадж у Нила?

-Алкомания осени.
В овине соя.
Аркан запоя.
Опа! Знак рая, осени!
В овине соя и намокла.

-Ало, пуками – зарево.
Вон! А зады – догола.
Мало: годы, да заново –
вера, зима, купола.

-Баба ноет на подкове зла.
Мал зубок – соси кило-кебаб.
Бабе колики со скоб узла.
Мал зевок до пантеона баб.

-Баба, лад и кров.
Не вой.
У кровати штопор.
Тело в акте.
Сытно.
Пиджак темноты.
Быт, он – метка.
Жди понты.
Сетка
воле троп отшита.
Воркуй, овен,
вор, кидала баб.

-Балы, балы.
Безумие.
Бесовок лот – себя дари.
И гон, и куры. Трёп.
Уроним тип и канем.
Их изуми!
Я лез. Не в доме девы.
Блохи тихи.
Я был умён как сын. И чаял.
О венце.
Нева мутна там.
Балкон. Я лез.
Невы тёк шум.
Виват! Стоят у штудий –
обвиты, сыты, мыты.
Сыт – и в бой.
Идут шутя, отставив
мушкеты, вензеля.
Но клаб, ма тант!
Ума венец. Неволя. А чины!
Скакнём, улыбя их, и тихо лбы ведём.
Од вензеля. И муз их имена.
Кипит минор. Упёрты руки, ноги.
И рад я бестолково –
себе и музе.
Была?.. Была б...

-В Итаку! Недогон.
Витал по вазам сон.
Движения хитон.
Витка венец. Вагон.
Вино в зените. Стон
от сети, не звонив.
Нога в цене – в актив.
Но тих я и не жив,
дно смазав, оплатив.
Но годен, укатив.

-В Оке – великаны-плоты.
Плотно табань, вор.
Квоту пилили ли?
Лили ли лилий елей?
И лили ли Лили ли
лилипутов кровь
на батон толпы?
Толпы на киле веков.

-В оке вселенной – Он.
Не лес веков.

-В опере чресла злаковы.
Мир пылок, шаток.
Иволг узилища тут.
Ум – симулянтом ушам.
У шума шум отнял ум.
И смуту тащил из углов.
Икота школы – примы вокал.
Зал сер черепов.

-Вёл бур от среза лаз,
а потен сев миров.
Творим весне топаз,
а лазер сторублёв.

-Веди бабу и деву.
Веди, баба, муз армаду.
И деву – мир.
Груди разор и мира дозор.
Пером введи баб и дев в море проз.
Одари мир, озари дур грим, уведи у дам разум.
А баб и дев уведи у баб и дев.

-Вели толпе!
Но фантик сомневался.
Ему и сенокосы вред.
Я севером велик, а не бетоном.
От нив дал судно фонд услад.
Винтом оно тебе на киле в море.
Вес ядер высоко неси!
Умея – славен.
Москит на фоне плоти – лев.

-Вердикты палача
на чудо прав, опрев,
велел овен, в неволе – лев,
вер повар, – подуча
начала пытки древ.

-Витал по илу дух удачи клипа.
Зачем луны венчала плесень
не панику разлук, а яд евгеники?
Пантер тропа лечила дикаря.
Ламели сопок, гели норда,
качания инача кадр, –
они легко, по силе маляра, кидали
чела портрет на пики нег.
Ведя акул за руки,
на пень не сел палач.
Не вынул меч.
А запил, кича духу дули оплатив.

-Во дворец и фонари-то тянули –
лохматого меня.
Ёкало нутро: вина, гурии –
разум урони.
Миловиден министр обороны –
дохлым носам.
У носа флирт. Их силища тут –
набито.
Видел я регалии на знати и царе –
де-факто.
Кокотка федерации Танзании –
лагеря леди.
Вот и бант утащили –
схитрил фасону.
Масон мыл ходы нор о борт синим –
не диво ли?
Минору муз арии ругани во рту –
но лакея немого.
Там холил унято тиран –
офицеровдов.

-Во декабре, в тени, кто манит нас?
Еда.
Дал хлеба бы, да долог тени морок.
Сени мороз уделал,
петли не мазав, делав лепет.
А в декабре – зимы десант.
И чуму недолог шанс.
Руки город – на гроб.
Иго попутно лун.
И кто декабрём умрёт?
О, зимы! Дымы, дымы.
Дым изотерм умер.
Ба! кед откинул он. Тупо погиб.
Орган дорог и курс наш голоден.
Умучит нас еды мизер.
Бак едва тёпел,
вал едва заменил тепла
лёд узором.
И нескоро минет голода дыба,
бел хлада десант,
и нам откинет верба кедов.

-Во, тату педика рдело в анале.
Лакомо клети мрак упал.
В тени клети тел потно-сине плыл пенис.
Он-то плети тел кинет в лапу карм.
И тел комок алел.
А на воле – драки депутатов.

-Водораздел судеб.
Околосилось, сука, занято –
хлебов зерно.
Бел хлеб. Он резво бел.
Хотя на закусь соли соло,
к обеду – след зародов.

-Вол или путана?
Вид у ментов!
Вот, нем у дивана,
туп и лилов.

-Воробушки, ракита, казаки.
То дерево-пирог, то жуколов, то инок-ворон дивен.
Вот рикша-конь. Летит, смотав хворобу.
Живителен младенец-санкюлот.
Дуб-новичок. Сосватав, соскочив,
он, будто люк на сцене, дал мне лет.
И вижу: боров, хвато-мститель.
Но кашки ртов не видно.
Ров, кони. Отволок – уж отгори по вере!
До тика закати-ка рикшу, боров.

-Вот ад и дна кусок.
Токката зла, пир праха.
Скакнула в лапу мода на хер.
Горело болеро греха.
На дом упал валун, как сахар.
Припал за так к откосу кандидатов.

-Вот на тумбах у ворот
эрогены древ творю.
Оригами череда.
Ритм органа – доле банка.
Ката ниши – туше танка.
Как натешу, тишина –
та, как набело дана.
Гром тираде, речи маги!
Рою ров твердыне гор.
Это ров-ухаб мутантов.

-Вот не мал Гераклу член.
И с маршрута мрази мрут.
Шанс на штурм. Из арматур
шрам синел чулка регламентов.

-Вот разума пустоты, пот и семя.
Окоп у тени. Бар как дар.
Но дарит ум он музе. Буду сыт?
Супы, да снова голод?
А лес-то –
нищ, нежно гол.
И рад узором верб я.
Он волен метром, юмор.
Темнело в ноябре.
В мороз ударило.
Гон женщин от села
до лога. Вон
сады пусты.
Суду безумному тирад он рад,
как раб. И нету
покоя. Месит опыт
от супа муза ртов.

-Вот сила – минимакс!
Отлив, иду, мотива
флакон опять лукаво –
лопате.
Усох у стен. Полно могил.
Иду назло. Диавол слеп.
Уже не раз описан туч
потоп. У тына муть суча,
канава сумрак вяжет ям.
И вор – канат, не туже вен.
И курс иен,
и хаос ям имея,
я ем и мясо ахинеи
с руки невеж.
У тента на крови мятеж.
Я в карму савана качусь.
Туманы тупо топчут нас.
И по заре не жупел слов,
а идол занудил.
И гомон лопнет сухо. Суета полов.
А культ японок алфавитом удивил.
Тоска минималистов.

-Вот сокол охнет осторожно.
Вот сон едуч и ража рожи.
И жора жар, и чуден остов.
Он, жор, – от сотен холокостов.

-Вот филиалами гор темнотища нор.
Туннели с луны ввезены.
На веру до лап окоп утоп.
В ворота – лак с этажа. Зрим ажур. Кружа,
мир зажат эскалаторов.
В поту покопал одурев, а ныне – зев.
Вынул Силён нутро. На щит он – метро.
Гималаи лифтов.

-Вот, на латыни вера – в куб, в итог.
Я тику мира, заболев,
вот наиравен, озверев, –
венком еретика, раба.
Тик самодуров, сипота –
на вере духов.
Доплаты плёвы, ров суров,
но ведомы дела.
Денницу пактов вознеся,
мандат судив, опутал праздно.
Фантом, как ясенем, увит у стен
и в данности намаза
заманит сон, надвинет сути,
в уме неся, как мот, на фонд зарплату.
По виду стад нам ясен зов.
Вот капуцин недале. Дым одев,
он вору своры вёл.
Пытал подвох у дерева на топи свору.
Дома скита – барак и теремок –
не в вере: в зоне вариантов.
Вело базар и муки тягот
и в букваре вины талантов.

-Вымогал фанат, упал.
Швы, ранения, нога.
Наги фаны. На фига?
Нагоняи – не нарыв.
Шла путана, флаг омыв.

-Гола зима.
Тела.
В мороз валеты тела в гоне.
Жар.
Ветра завидев, городи дела.
Ну, жарки кони –
догола!
Иди, кто скор.
Увидев ноги,
иду, заботя пульс я.
Январи –
насели на дороги,
на лес и на дома.
Забот кору гони,
кури.
Ты без ума.
И не твоё: дивана нет, стены-то...
Нагороди дела, зима.
Курю,
равняя январю
руками заледи дорог.
А ноты нет. Стена на видео в тени.
А музе быт и рук и ног –
урок.
То – база, мода.
Ни села, ни города, ни леса, ни...
Равняясь, лупят оба.
Зуди и гон веди в урок.
Сотки диалог, одинок.
И кражу наледи дорог
веди в азарте, в раже ног.
Валеты тела – взором.
Валетами – залог.

-Гон. Отсинел чехол банана.
Караты ног оплетены.
Древ твари, трав.
Кишит в тиши квартира.
В твердыне тел погоны таракана.
На блохе.
Член-и-сто-ног.

-Дал кумира дамам.
Мама, мир им и рад.
Дари мир и мамам.
Мама, дарим уклад.

-Дарите, тёти, телу тени.
Та – на канате.
Титями. И ладно.
Но эти – под и над.
А та, кто над?
И те, что надо, – над-то?
Те – над.
То-де Федот, да не тот.
Да, но дан отчёт.
И дан откат? А дани
допит эон.
Он дал и имя тите.
Та – на канат,
и нету.
Летите, тёти. Рад.

-Дул бы, мраку настирав.
Вял у гор. По лету худ.
Дум латынь лови-ка нрав.
Варнаки вольны. Талмуд,
духу тело прогуляв,
варит сану кармы блуд.

-Ебёна нищета!
Хватился, а что там?
Оратор в теле манит.
Еду детина мелет.
В рот аромат от чая слит.
А в хате щи на нёбе.

-Еду свидетелем.
Ух, упечь бы!..
Звонок, а затем суд.
И в антракте – в цене цвет карт.
На виду смета.
Законов зыбь чепуху мелет, еди, в суде.

-Ему – два дома дня.
Мурло детин, как стол, облито.
В уме и моде врём. Они-то
на креме смальт.
Сед алконавт.
Сед, жором именит.
Сивуху в истине ценит.
Сивуху в истине – мимо Рождества.
Но клад есть лам.
Семёрка нот.
И номер ведом и ему.
Вот ил болот.
Скакните – дол румян.
Да мода в думе.

-Енто, Маня, Рига: доки да дымы во сне.
Ждём-пождем мёд жоп, мёд жён.
Совы мы, да дико, да гиря на мотне.

-Жар, иммунитет.
Дед, у бабы блажь.
Жал бы бабу, дед.
Тётин ум – мираж.

-Зарвались, не согрев зимы.
Дым, устои, лимон у глаз.
Заразили б вино в умы.
Дыму, вони вбили зараз!
За лгуном или от сумы.
Дым изверг осень. Сила враз.

-И во бюллетене цветите,
ловите ретиво, зовите ретиво,
летите в цене, тел любови.

-И лети же в собор, туалеты метя,
то худея, то вам утомителен.
Не летим от ума. Вот я еду, хотя
темы тела – утроб освежители.

-И не цинком звени.
Шорох гимнов заведён.
Мира допинг, од огни.
Подари мне, дева, звон.
Миг хорош!
И не взмокни – цени.

-И размочу ль
луну – не фонари.
И рано фену нуль
лучом зари.

-И сере адовой азы больного видимы.
С обета мир помолим –
о милом, о примате.
Босым иди в огонь.
Лобызай овода ереси.

-И сон ему в щетину:
Чонкин сено тырит.
А стон, и к ночи тёщи мат –
ему в новину.
Чело – приматы.
Быт и миля стен.
Киот, иконы.
Сила в тоне тёщ.
Тон узок нот, и сон-то узок. Лазя
в саду, не скис Иван.
Ан, сослепу-то ищет.
То там тенор – тёща.
Икнёт с ухи, тиха.
Полковник ночевал совково.
Совок – во славе.
Чонкин – во клопах, и тих у стенки.
Аще тронет – мат.
От тёщи отупел.
Со сна навис – и к сену, да связал козу.
Относит он козу, но тщетен. Отвали, сынок.
И то, икнётся.
Лимиты быта.
Мир, поле, чуни – вон,
в уме там ищет.
И Чонкин от сатиры-то не сник.
Но чуни тёщ в уме носи.

-И тесен вавилонам бог.
И ревностен им он.
Но минет сон, вериг обман.
Олива вне сети.

-И чо, не то хотел?..
Партнёр у денег, яд орбит,
суп опытов и понт у девок.
Гель, но говно на карте вечно.
Взывала широко? Кори, шалавы звонче.
Ветра канон в огонь легко ведут. Но пиво –
ты попусти бродяге. Недурён
трап лет охоте ночи.

-Иго вертиго.
Рододендрон, анис.
Ёлок ил зелен и горд.
Дроги не лезли.
Колеси на норд.
Не до дороги тревоги.

-Иго нимба. Были монологи.
Женщин иго, ропота –
за долги.
Тени – мимо. Сонм их.
Удиви. Не лги.
Миг ленив, и дух им носом им.
И нет игл? О да! Зато пороги.
Нищ не жиголо, но милы баб миноги.

-Иго паси, узел славы.
Монах, ига рви лебеду.
Сила в руку б –
задора нету, небес ходоки.
Чернец, ты пот умой,
ибо дан старт.
Узам ладони – свиты сан.
Велит собор мотива флагом.
Сыто нежен,
говел, озверев
в вере, в золе, в огне же.
Но ты смог,
алфавитом робости, лев,
насытив Синод.
Алмаз утрат, снадобий омут,
опыт цен, речи код.
Ох себе! Нуте, народ!
Азбуку рвали судеб.
Ели враги.
Хан омывал слезу
и сапоги.

-Икра? До пира? Днём?
У носа мира?
День не тащили с едоков –
и краж до пуза.
А крысы циркулям у носа мажут.
Увяз зари берет, уварок утра.
Фантома шире брод.
Намок у неба банного погон на бабе.
Ну, командор, бери шамот на фартук.
Ораву тереби, раззяву.
Тужа, масон умял у крицы
сырка – азу, поджарки.
Во коде сил ища,
тень не дари, масон.
Умён – дари подарки.

-Или женили, или жили.
Или-или.
Жили-были.
Жилы были. Силы были.
Мы дебилы: ваза – били.
Ба! не бесы блик ловили.
Волки: лбом – и мимо били.
Бом! и мимо – блик ловили.
Волки лбы себе набили.
Ба! завыли.
Беды милы – были силы.
Были жилы.
Били, жили.
Или?
Или жили, или не-жили.

-Имя титанов, элит ума – зыбко.
Ведя химию имён,
анемию им их я девок бы замутил,
эвона, титями.

-Инета дали дар,
а мор
дни лапидарно гасит.
А нос уже мутантен.
А в разуме чела диета –
знак раба ли?
Вот оголён металл, а темы нет.
Судеб ли сон соткал убого нити?
Нет.
Отказно бил – атаки маг он –
Инет.
Воняя, но в тени.
Ногами катал и бонз.
А кто те нити ног обул?
А кто сносил беду стены металла?..
Темнело...
Готовила б аркан затеи
далече муза –
рванёт на ту межу
сонат и саг
он
ради палиндрома,
ради лада тени.

-Йод не гель, не туче лак.
Як арбе не рад – аренда.
Рад, не рад – арене брак.
Я калечу тень легендой.

-Каб осени десант
на латы бил атак,
катали бы талант
на седине собак.

-Как-то в нашем веке
подарили голод.
Голо, день недодан –
вон он, юмор года.
Небо тени мыли.
Мыто небо тени –
мыто небом. Оду
заведи-ка ты нам
боли ради, лира.
Пар апрели дули.
Бомж мобилу тырил.
И лажали лиры.
Ту ли бомж мобилу,
дилер пара, парил
и дарил обманы?
Так и дева зудом
обе ноты минет.
Обе ноты милы.
Минет обе – надо?
Гром Юнонов – надо?
День недолог? Долог?
Или рад опеке?
Вмешан. Вот как.

-Кинь лёд.
Ён оплыл.
Понедельник!

-Ковал подол за шёлк училки.
Ковал убор девахе, милке.
Текли посёлки к лесопилке.
Текли меха, ведро булавок.
И кличу клёша зло до плавок.

-Кода газон.
Данности сон.
Сонное небо ртути. Радон –
долог, но газа загон
голодно дарит утробе неон.
Но сносит сон
на дно загадок.

-Козак, смоги!
Не радуй утро. Парься, а?
Ты – пень.
Ты небеса нёс в дом.
Оклад икон ковал, едва додав дела.
В окно кидал комод.
Всё – на себе.
Ныть не пытаясь, рапортуй,
ударен игом сказок.

-Колом о гоблина! Карать!
Летя от сана, робости не зрите.
Низине – тир. Зенит – собор.
А настоятель тараканил богомолок.

-Кома. За ними! Тело – хитин.
О, дале они: кони, дом и на руке мандарин.
О нет, сон вернёт.
Сон, верно, в умот?
Но дарила мне дева замок и зал.
Гномик снежинок у лодки лизал.
И лазили к долу кони.
Женским он глазиком, а заведён.
Мал и рад он тому.
Вон – ревностен, ревностен он.
И рад намёку. Раним, одинок.
Иное – ладони. Тихо, летим...
И – на замок.

-Коры дыра. Кто я – кот, уж?
На том зима. Но сокол?
Я вор и сонмы дам одел смеша.
Меж нами шуры-муры.
Да тел амуры – до души. Пиши!
Пишу. До дыр ума. Лета.
Дыру мы рушим,
ан же машем следом.
А дымно, сиро, вяло, косо нам.
Измотан, жуток я от кары дырок.

-Коря одров, довидев сны,
тунгус ел вены марабу.
Мушкеты – вон!
Тариф – аргон.
Толпу поправ,
влагал в вар попу плотно граф.
И ратно вытек шум у бара.
Мы не в лесу. Гну тын.
Сведи во двор доярок.

-Костёр, пылая, арку тела жарил.
У парижан обрублен
метраж.
И ропот, жар. И толпы.
Типун – и выли стоики, не чуя игр.
А тела ром – украден на жаре.
Венера, а не Марс
витала, но взывал
столетне бубен тел
от славы звона лат.
И в сраме на арене –
вера Жанне д’Арк.
Умора. Летаргия.
Ученики от силы вин упиты.
Плоти раж.
Топор и жар.
Темнел Бурбона жир.
А пули ража лет у края алы.
Прёт сок.

-Косы
винтом
у тел.
Звон летел
в соло,
в висок.
Леди сосок
косо сидел
Кос
и в волос
влетел.
Но взлёт
у мотни
высок.

-Кот, сова на портрете.
Высоко окно.
В зале суда светит
охране оно.
Тени меняя, не минет оное нар.
Хотите в сад у села?
Звонко о косы ветер.
Тропа на восток.

-Кошу поля романов,
речи ради толп.
Беду скоси! По телу – раки.
Беду скажу членистоногим в хаки.
Пан у рапан, весомо ракам
мысок косы вонжу.
Дарив осу осе, роман карикатур
клипово торопил и порото вопил.
Крут, аки рак на море соусов,
и радужно высок,
косым макаром,
осев на пару,
на пиках вмиг он отсинел,
чужак судеб.
И кару лет, описок судеб, плоти –
дари, червона моря лопушок.

-Крем опиума длите.
Мазь ловите.
Дымите, свет и...,
но гоните в сети.
Мы дети воль.
Заметил даму – и померк.

-Летя, ори, народ!
Из нор полез ли гомон?
Резвы, ранжирим снеги.
Себе налги – лавина!
Мы все летим?
Ага!
Зги замути не зрим.
И лак со снега – гром.
И морга ген – со скал.
И мир зенит ума
зигзагами телес
выманивал.
Игла небес,
и ген смири ж.
Нарыв,
зерно могил
зело пронзи.
До ран и роя тел.

-Лидер в утро в ларе бил.
Я ли босо пособил?
Сети чар мотал примат,
обормот, сортир оград.
Он же мститель, но говно.
Он икона, но кино.
Он в огонь летит.
Смежно дар горит.
Ростом робота
мир плато мрачит.
Если босо пособил я,
либерал во рту вредил.

-Лило. Меня вела мотопила.
Дев опыт – чем-то в мото.
Мотопила взывала, шала.
Шалавы звали потом.
О том вот –
мечты поведали потом.
А, лев, я не молил.

-Липа, злаки и лесок.
Луг ревизни – злаки, липа.
Запиликал зинзивер.
Гулко сели. Икал, запил.

-Лично кончу тихой одой,
и на гордости бурана –
фотофаза: жду квартиру.
Дури лире в дар гитара.
У гяура тара пана,
фара-сын и фара-пара,
парафины сарафана.
Пара тару ягуара,
тигра двери, лиру дури,
травку джаза, фото фана –
рубит содроганий одой.
Ох и тучно кончил.

-Луна. Кино. Стена. Кого?..
Катил день на день, лип отвар.
Компот, сироп, от бед устав,
хотел. Кошмар дари луна.
Титан, варнак, и лев, и маг –
он пил и ел. Звала – желал.
Забыл гигант еду богов.
И жрав, тощал. Полил о плащ
отвар живого. Будет наг.
И глыба зла лежала в зле.
И лип ногами великан.
Равна титану лира драм.
Шок лет, охват судеб, топор.
И – стоп! Мокра в топильне дань.
Не дли такого. Канет сон.
И канул.

-Лунь локатор кинул,
око в луны вынул.
В луны вынул, в око лун –
и крота кольнул.

-Мёд же! На рту следы. До хуя и на темени.
От семени череп эротично качал попу.
Тронет баритон тела бубен.
Кинет стон: ' Ебу, бля!..'
Ливнем допингов в огни подмен.
Вилял бубен.
От стен и к небу – балет нот.
И раб-тенор, тупо плача, кончит о рэпе речи.
Не место!
И не метания-уходы.
Дел с утра не ждём.

-Мёд жениха всунем себе.
Смену, свахи, не ждём!

-Мак лет – не миг, но мил.
Как мило: сумму – мимо.
Лун нет. На воле мусор.
Там – лак, салон и кич.
Он, враг, на киле лет?
Ан нет, на воротке!
Жор плыл прожекторов.
Антенна, телелик.
Ангар в ночи кино.
Ласкал матрос умело.
В антенну ломим ум.
Мусолим, как лимон.
Гимен. Телкам.

-Мама мыла раму.
Меч, коня и маму –
ты марал и Лара.
Мыт у мам и я.
Но к чему маралы мамам?

-Мании Карфагена.
Мир манит. Алчем мира.
Дарим один, два, три мирта в дни до мира.
Дарим меч латинам Рима.
Нега Фракии – нам!

-Мекка. Тати. Базары.
Дымили ямы древности, чумно ядов томя узор.
Грезим в окно.
Тянем и лаги в дыру судеб и ям.
Ушли понты по углам, умаля немыто меня
И мотохиджра была. Травка несла. Травка.
Квартал сена, кварталы барж.
Дихотомия немоты – менялам ума.
Лгу опытно. Пил, шумя, и беду.
Суры двигали меня, тонко в мизер грозу ям отводя.
Он мучит, сон вер, дым.
Я или мы?
Дыра забита. Так кем?

-Мера – дар. Гони в откос.
Я у радуг землемером.
Дан карман Иуде богов.
Ал Господень репетир.
И теперь не до псоглавого
бедуина. Мрак над морем
ел мезгу, даруя сок-то –
виноградарем.

-Мера бёдер.
Епанчу тащи!
Бабища тучна перед ёбарем.

-Метко лимон ел чукча.
Казачку чмокал у казака он же.
На перине мы вянем.
Тело каменело.
С утра натру яиц.
Из оперы – да на вас еду.
Что, влип, у санок идя?
Немного погожу.
Чукча заклинил казачку!
Чужого погон меня дико насупил.
Вот чудеса в Анадыре!
Позиция: у рта, на рту, с оленем.
А колет меня вымени репа нежно.
А казаку лаком чукча.
За качку членом и локтем.

-Меч о пол хвачу.
К стоикам утеку.
А науке – тумаки.
Отскучав, хлопочем.

-Мечеть тевтонам Бог отдаст.
И венграм шок: Коран ебет.
И сура, на-ка, на Руси –
тебе нарок. Кошмар гневит.
Сад тог – обман. Ответьте! Чем?..

-Мечта мечту перевопи.
Так и покопан рог удачи.
И чад у горна покопи.
Кати по вере путче-матчем.

-Мешком звено балабонов зал околоколило.
Венчал понтоном и монтёр.
Огромно лопнул ментохор.
Гонец неволи, рот в торце.
Ноги гонец, рот вторил о венце.
Но грохот нем.
Лун полон морг.
Орёт, но мимо нот.
Но плач неволил.
О, колокола звон о балабоне взмокшем!

-Мир – окоп икон и дороги.
Никон – им.
Инокини гор одиноки.
Покорим.

-Мир уже делим, выметен, полон.
Ничто валите в светила.
Вот чинно лопнете –
мы в миле дежурим.

-Мирового плача ниши.
Твари мрачно голы.
Бог утешит. Топот тише…
Туго было, Гончар мира?
В тиши начал поговорим?

-Митрополит, ев скоромное, бесов во себе теша, перепив, о себе не радел.
Совет ища, тихо сопел у себя – неделями мог.
Об ада часе бредя, тощал.
Петит ища, записывал, стоя еле:
— То ад ебучий, арена сует у нас сану, Теус, а не рай.
И, чу, беда от елея, от славы сипа.
Защитите плащ от ядер беса, чада, Богом имя леденя бесу.
Лепо сохи тащите вослед арене бесов – и перепашете бесов.
Во себе он, морок. Светило портим.

-Могуч меж тушами тур ветра.
Канал единого репера.
Заре – перо. Гони дела.
На карте врут и машут жемчугом.

-Мокло тело.
Пишу. Сопли. Стена вод неба.
Лыбился Ване скот.
Омуты рока довлели.
Хрипота духа.
То молотит сену лето.
Хляби разверзлись.
Но конь сил, зрев, зари б ял хотел унести.
То ломота худа, то пир хилел.
Вода – корыту.
Моток сена – в ясли.
Была б ендова... Нет сил.
Посуши поле толком.

-Мокну зло, приметно.
Мера никнет сыро.
Повод вырос сыто.
Нет у тела дыма.
Дама, ты с поминок?
Туча к сути тела
налетела, налетела.
Налетит – ускачут кони.
Мопсы там, а дамы дале.
Тут еноты ссоры.
Вдов опоры – стенки.
На ремонте мир.
Ползунком.

-Морг у базилики.
Порт – тут.
Ад, шансы мук и порт кулис.
А ну-де вон!
Отвар – на диво.
Гони коня от стен.
Удав огромен. Реквием.
У швали сон не сон.
Сенсорно кокон рос, несносен.
Но сила в шуме.
И в керне моргов аду нет стоянок.
Иного вида нрав-то. Но веду
насилу к тропику.
Мыс наш, да?
Тут тропик?
Или за бугром?

-Морд окна. Тело. Пот.
Я и ты батраки. Рвали мак пахоты.
Мотор – овод. Ром – довод.
А садовод – мордоворот.
Омыт охапками лавр.
И карта бытия –
то поле, танкодром.

-Море виллу грёз омыло
гулом улыбок. И радо примером.
Море – мир. Подари кобылу
молу, голым озёр Гулливером.

-Море да краб. Еда.
За бабло – миг ебли. Беда.
Жалко ли мужу милок?
Лажа, дебил, беги, мол –
баба за дебаркадером.

-Море, могилы, берег ал.
Вижу: милы бы на диво, но – тени.
Тени, шорохи мира. За борт!
Увы, миг обменок мы. Нрав
окончит наскоро мира.
Втуне лети, мотылёк.
Афине творим судом выбор.
Туз и дамы. Дерево, плод.
И мира дебет. Но и лихие тени –
к опытам о ране живого.
Бич они, род заразы.
Брег на дно Илиона вас манил.
Море пените зелено то тенями.
Но выбор Гере не втуне.
Дани Леты на вас он лепил, ахеяне, пером.
Воспет Илион звонарём.
О, голоса бархат! Сила на нём.
Изумил. Сагу пел сослепу. Гасли
муз имена. На листах раба – соло Гомера.
Но в знои ли те, псов, море пеня, ехал и пел?
Но саваны те ли наденут? Венере гробы вон.
(Имя – не то. То – не лезет.)
И не пером ли нам саван, о Илион, дан?
Гербы – за раздор.
И ночи богов, и жён ароматы – покинете их.
Илион, тебе дарим идол по вере.
Дым, ад из утробы – в модус миров. Тени, факелы.
Томителен утвари морок
с антично-коварным конём.
Боги мы в утро. Базарим.
И хороши?..
Нет. И не то.
Но виданы были мужи.
В лагере были.
Гомером.

-Мотнём у грани. Обуян я.
А что несёт мандат судеб-то?
Нору не тел, погром стены терактов.
И вот – кареты нет-с. Морг оплетён.
Урон от бед у стад нам тесен.
Отчаян я убоин аргументом.

-Моток спустила – ну, село!
Полечит сон веретеном.
В монете ревности чело.
По лесу налит суп с котом.

-Мох мимолётен и вор он имён.
Млад коростель на лету.
Молод и я – мал, пленён.
Горе во клетке не жрёт.
Стерпит утрату. Дубы –
долом, а лес инда нем.
Их имена. На коне.
Выпил. Водяра лила.
Мухи летали. Стакан
выну, ликёру дам.
Он как мастика руке.
Ладили косы в овин,
верили саге пиров и
дар тут усвоили чар.
Музы милы в октябре.
В сале тылы. То тылы
тела свербят. Ковыли
мызу мрачили. Овсу
тут рад и вор и Пегас.
Или ревниво высок,
или далёк у ракит,
сам – как номад. У реки
луны внакат. Сила тел
их умалила. Рядов
липы венок, а на нём –
их имена. Дни села
молоды будут. А ртути
прёт стерженёк. Тел ковёр
огнен. Ел пламя и дол.
Омут, елань, лет сорок...
Дал мне минор. О вине –
телом и мхом.

-Мы вон мылим себе с модогоном,
с монотонно, секи, фартовым.
Мы во трафике – соннотоном:
с моногодом себе, с милым, Новым!

-Мы логотипы времени лаков.
Однородно рекрута буквами залив,
укнижен свитками закон. Он ока зим актив.
Снежинку вила зима в кубатурке рондо.
Рондо в окалине мер выпито голым.

-Мы не народ, и били дев судеб.
Вручали ледяного пса –
низам, учителям, иконам бога.
Не жира для, не мир у драк имея,
немым умам и маму мы меняем…
Икар, дури менял. Дари же, наг,
обманок имя.
Лети, чумаз.
И нас погоня
делила. Чур! в беду сведи
либидо раненым.

-НЛО вело по времени.
Твари миров хапали мути чёлн.
Лечит ум и лапа хвори мира –
в тине мер, во поле волн.

-На кажущемся имени
кто мир гоняет Азии?
Не в рвении – на мании –
не в рвении затея.
Но грим откинем,
и я смещу жакан.

-На суку, сукин сын?
Атас!
Узор, гудок неся и сон,
азарт услад ужасен
возник у сына. Фара снов,
звон, сарафаны, сукин зов
не сажу дал с утра – занос.
И ясен код угроз.
У сатаны сник ус.
Укусан.

-На, типа, клипере пил капитан.

-Наври, но рту – небес мираж.
И вот ищу, брамин,
законы рас на сцене, в мире. Там!
А на виду, как маки, терема. Но сам –
как нота культа в хате ваз Завета. Хвать!
Лука тонка. К масонам!
Еретикам!
Как у дивана, материм
венец сансары. Но казним
арбу щитов и жарим
себе нутро нирван.

-Нага кружев сень.
Не совково лень.
Не пень неловок в осень –
несвеж уркаган.

-Над сном ионами руин дан,
на сутки Денеб гаснет.
Остуда зрима. Дорога Рима –
за мир. А города мир задут.
Сотен саг Бенедикту сан –
на дни у Рима. Но им он сдан.

-Наива пони –
кинокараван.
С навара – кони,
кинопавиан.

-Накал!
По-иному – и повода нет.
Селена таскала в зените
два тела в отеле.
Но тело – не тело,
и лило
милым июлем.
И луг и фигули отеля –
июлю.
Июли.
Палили пилюли.
Пилюли пилила,
пилю и юлю.
И я лето, и луг, и фигули мелю.
И мы ли молили о лете?
Но лето – не лето.
Валета
в детине звала к сатане...
Лестен адов опиум.
Он и оплакан.

-Нам – бортом. Сохе – тыном.
Шины – дрогам утопии.
Пока дороги города копии.
Пот ума – гордыни шмоны.
Техосмотр – обман.

-Нам боязно вне рамок, дуг и мер.
Гремел обмана гром у деток.
И временем свело венки у норок
в корону. И к неволе в смене мер.
В икоте дум органам, болемер,
греми гудком арен, вонзя обман.

-Напёрто прав.
Отрава нам.
Ума навар.
Товар потрёпан.

-Не Марс и он. Не муз арап.
Ох, и спеша в халате миг,
нелеп мулат с утра.
Филёр потел и гнал
фигурки Лиссажу.
Он, пир хотев, сливал –
сок, шоколад на вещи, воду.
Чужак – себе скажу.
Чудовище, вандал.
Окошко славил, свет.
Охрип, но ужас сил,
и круг, и фланги лет
опрели. Фарт устал.
Ум пеленги метал.
Ах, ваше психопа!
Разумен, но и срамен.

-Не дивно мы ли мир бодрим и разим?
Ах, у полян, говорим, хоровод.
Учите, дети, кто сын себе?
Нынче, вон, видите, дым из недр.
О, как я мал! Пиит на монете.
Ревизором, зима, веди.
Мажу мира фасад – о-го-го!
Вон и Нового Года сафари мужам.
И девам – изморози веретено.
Мантии пламя – как орден зимы.
Дети! Дивно вечны, небесны.
Сотките, дети, чудо-ворох миров огня
лопухами зари.
Мир добр, и милым он виден.

-Не жором венчала кума.
Рвало генерала на китель.
Лети-ка на ларе, не гол.
А в раму калач не вморожен.

-Не лети – уходи в небо, душа.
Нечто о дыре в анемоне.
«Философ и мир», том сто.
Бардов схима та ещё, а там – их свод работ.
Смотри миф о соли феномена веры до «Отче наш».
Удобен. Вид – охуителен.

-Не обману – трофеи не врагу.
Денница расы на морали силы.
Монтаж орды баранам бога рвани.
Буди тела. На морду – сани.
Тупы пути на суд романа.
Лети, дубина, враг обмана.
Рабы дрожат, но мы ли сила?
Романы сарацин недуг.
А рвение – фортунам боен.

-Не оботрёмся. Мотану тафту.
Кто хил – не воин.
Дни, овен, лихо ткут фату.
На том я смертобоен.

-Не сна, но зеркального мира дымка.
Так пир к стенам боком, а задом – около.
Соло комода.
Замок обманет скрипка.
Так мы дарим огонь.
Лак резонансен.

-Не телу раж. Лета.
Март. Опешен. И лежу, нежа.
В уме шорох, мечты по утрам.
Ум, 8-му марту опыт чем хорош?
Ему важен ужели не шёпот рам?
А тел жар улетен?..

-Не то враг напёрт, не то враг напёр.
Тут иду я, а чукча пачку чая удит:
— У, трепанга! Рвотен трепанга? Рвотен.

-Не толпитесь, не давите.
Тела ваза не Тойота.
На Тойоте, на завале –
тетива. День сети плотен.

-Нем иероглифов куб.
Ладно и черно он нем.
Именем иго, рода
тел перепутав. Хотя
доводы плоти в аду,
тело пудово толпы.
Договор – фатум. Смоги.
Город – могила вратам.
Годы мотали плоты.
Плоти миров не лепи –
нем иероглифов куб.
Липок и чёрен закон.
Тупо, попутно казне,
речи копил буквофил.
Горе имён и пелён –
вор ими толпы толпил.
Атомы догмата рвал
игом дорог, игом смут.
Афро. Во годы плотов
оду полёту дави.
Толпы доводят охват
у переплёта дорог.
Именем именно он
речи он дал, буквофил,
горе имён.

-Неся не ту мне ворона угрозу,
не саблезубо ли буянам поз
Эзоп маня убил об узел басен
узор гуано – ровен, мутен, ясен?

-Нет на Кавказе рая. Аркебуза
на зубе края, а резак вакантен.

-Ной – Ирту:
— Не, не! Жуток. Зев – ужас!..
Енота – три. Три пса. Три макаки...
Будущему – мало по паре? Много?
— Меняем сено на палубе.
— Но пиру боле не место. Вон – урон себе.
На потоп им адов!
Потопа морг не мал – планеты потоп.
— От кошмара – поплывёте.
И давали пары скота ржу на киле.
Плыви, на закуси рыбу ловя. А то мыс лагун лови-то.
Рок оценок и бурь сила.
Вода, рыбы, неволя в яле судеб.
Якоря дну готовил Мул, глыбы – Бактриан.
А Ирт?
Кабы был, глумливо-то гундя рок, ябеду селя в ял, – овены бы радовались?
— Руби конец! Окороти волну, галсы мотая.
Волу бы рису казан.
И выл Пеликан ужрато. К сыра, пилава диете выл.
— По парам!
Шок, топот.
Опытен, ал, пламен гром.
А потоп?
Водами потопа небесно руно вот семенело.
Бури по небу лапа.
Но не смея не мог он.
— Мера – пополам! Умещу дуб? И как? А мирт? А спирт?
— Ирта-то не сажу...
Вёз Коту, жене нутрий он.

-Носи джинсу,
нога, в лесу.
У сёл вагон.
Усни, жди сон.

-Ну девахи, лахудры, дурёхи!
Он ссал?.. Конечно, кончу-то.
Не щуп с утра намок.
Чините со свёкром акваланг?
Ух он стервь, девахи, дебил! Хитёр.
Врёт: «Их либе дих». А ведь врёт!
Сноху гнала. В каморке всосёт и ничком.
А на рту – спущено тучно, кончено классно.
И хер – у дыр. Духа, лиха ведун.

-Ну как, смутил?..
Сыму накидку.
Рад. Жажду зноя, тела.
Вот я таков!
Дама – весело, руки – хоп!
Эх, удручён, мон шер?
Грешу, как акушер?
Грешно мне?
Чур! дух эпохи – куролес.
Евам адвокат.
Я-то? Валет.
Я – он: зуд, жажда рук дика, –
ну, мыслит ум? –
скакун!

-О, ты себе небеса отлатав, снежку свали.
Чур, вдове негу дари и мир – пшику.
Кат он и мот,
Мороз-воевод
вдов урезонивал у лавин, озёр, у вод.
Вдове: «О, взором томи!»
Но та: «Кукиш прими!»
И радуге невод вручила.
В сук жён сватал-то.
А себе не бесы то?

-Об узел бастурмы валите все зубов плотины.
Древ тонущих ищу, но
твердыни толп в обузе.
Светила вымрут саблезубо.

-Огонь, ласк ода, рапорт.
У нищих ига нет.
Чем в тет-а-тет –
в мечте нагих ищи
нутро парадоксального.

-Он дива зари парадигму,
не раж ерепеня, ударил.
И, радуя, непережарен.
Ум гида – рапира. Завидно.

-Он дивен, ал, зигзаг удач.
Улыбка как бы, луча дуга.
Зги зла не видно.

-Он не мал, понедельник.
Яме суток сынок.
А за ним – жанры дня.
Место лебедя ран.
Влетел в ночи бог.
Он неценного бич.
Он влетел.
В наряде бел –
от семян, дыр. Нажми
на законы скоту.
Семя кинь Леде, но пламенно.

-Он не пара жмотам.
Мотам он не пара.
Вот они, за кадром.
Алкомана дунет.
Сбоку лени тени.
Как на поле, тело
задеревенело.
Паники лавина.
Море рома, нива.
Лики на полене.
Вере да золе
тело панка кинет.
И не лук об стену.
Да намокла морда.
Казино товара
пенно матом.
Матом жара пенно.

-Он сер, поганен, шорох нор.
А бытие бесило свору.
Макали розу в облик ритуала,
в загон – мотни бутон.
Метали липко рати насморк наши
врачу миров.
Хотели кар мазохи, спирохету.
Им аз оргазма дам.
За грозами утех
ори, психоза мрак.
И лето хвори муча,
рви шанкром санитарок.
Пилила темноту бинтом нога,
звала утирки лбов...
Узор и лак амуров
соли себе и ты, барон.
Хорош!
Не наго – пресно.

-Он ссал. Кокосы высоко.
Канал шалил, а непогода – мимо.
Тля отсыпалась. Лавки тли – на море.
Поникли моли, рапортуя.
А черт светило молит, славословит.
И, рад, лазури миру зал дарит.
И вол совал стило: молите,
встречая утро.
Парило милкино перо.
Манил тик вальса лапы.
Стоял, томим, а дого-пена –
лила, шла на кокосы
высококлассно.

-Она рисково льнёт. А нос?
Она звала вал пены, но...
Но ныне плавала в занос.
Она – тень. Ловок Сирано.

-Они – кротом во сне:
в огне живи храним.
А он: в огонь летим!
От лун как смак – невроз.
Увы, не в тело кончит.
На воротке ветров
и в орте векторов
антично колет вены.
В узор венкам скакнул.
Томительно говно.
А мин архив и жён – говен.
Сов мотор – кино.

-Они и ты – билетом им –
и та же балета пелена:
раж нот, и па нелепо голы.
Бацилла воли меня немит.
Сор памяти нам имя утянул,
и воли яд, и боли гомон.
А пока напутан сам я.
Они ж – ловили дали, громы, ветер
в тени отстоя стуж.
А кто видал сон муз, арены блики?
Ты – ныл, ходил туда,
пел о балете и лёг навеселе.
Ты рад сатире, вони...
В них – иное.
И не чернит их лет
и тел хитин
речение о них:
«Ин вино веритас».
Дары телес, евангелие тел.
А боле?
Падут ли дохлы нытики,
лбы неразумно сладив?
Откажутся, отстои?!
Нет, врёте!
Вы морги ладили во лжи,
но яма сна тупа.
Накопано могил, обид,
я – илов ил –
унят у ям, и манит яма.
Прости меня:
не мил овал лица,
былого пелена – питон,
жара нелепа тела…
Бежати мимо тел
и быти ино!

-От гоблинов звонок.
Азбуки нет, веры.
Два раза бросали трубу.
Диван – тебе? А зачем?
А морга тени, тень дев – тебе?
А звонил бог Один?
Оглашен во вере, вовне шал.
Гони до гоблинов!
Заебет ведь. Нет и нет? А?
Грома меча заебет!
На виду бурт ила, сор, базар.
А в дыре, в тени – куб законов.
Звонил бог-то?..

-От ксерксов, от римлян –
венец. Вишу даром?
Юнец? Со сцен – юмор,
а души – в цене?
Внял мир-то? Воскрес кто?

-Отче наш, удиви.
Ждём.
Я еси тело, пиров Твоих улов,
иже щенок аз.
О Тебе-то, небеси не прося ли, сон зову?
Ничтожен, мал, ухожу ли?
Психовал, ан, в огне пылав.
И глодал зла долги.
Валы пен, говна лав ох испил.
Ужо хула мне ж.
Отчину возносил я.
Сор, пени – себе.
Но Тебе-то закон.
Ещё жив олух Иов.
Твори полёт
и сея мёд,
живи,
душа Нечто.

-Охуеть же, раз ума лишён.
Мы нелепы.
Тупы ли?
Право, тут, чадя тенями,
тут чуди, Ван Гог.
На виду чтут имя? Нет?
Яда чту товар, пилы.
Путы пелены мне шила муза.
Режьте ухо!

-Пальто покалечу.
И чертоги фанатов.
Рвота, на фиг, от речи.
У чела копоть лап.

-Плотве от судака кино и гром.
Икра по озеру бичом.
Тенями кущ.
И в озере зови щук имя.
Нет мочи буре. Зоопарки, морги.
Они как ад устоев толп.

-Роз одиноких орошены ноги.
Идолом будто, в мире всадник.
Инда сверим: вот дуб.
Молоди иго ныне:
шорохи, кони, дозор.

-Рота колола.
Тема зиндана – рок.
Мора дым и зверя след.
Разгул мороку.
Сила вон силе претила.
Зреть туманам.
У талиба – зима.
Затмила в лоне фортун она Рамазана дни.
Зато рубила тело по вере во поле талибу рота.
Зиндана замарано нутро. Фенол валим тазами.
Забила тумана муть.
Терзали, терпели, сновали с укором.
Луг зарделся. Рёв зимы.
Даром Корана дни.
Заметало локатор.

-Сед у чащи взор.
Прозу выдал в лес.
Сел в лады, в узор
прозвища чудес.

-Сей и городи. Икару дыры
дарим, а не верим. Вот и свора.
Вот и фото факту: шар им утл –
августу, балету. Я учу
идучи дорогу джиу-джитсу.
Гвалта пик, чело, колечки патл.
Август...
И жду, и жду...
Городи, чуди, учуя у
тела бутсу. Гвалт – у мира. Шутка.
Фото фитоваров. Сито в мире.
Вена мира. Дыры, дураки
и дороги. Йес...

-Сир и гоним,
акт я пишу.
Даму души,
лыс сам я,
сев, опишу.
Силу кулис,
уши повес
я массы лишу.
Дума, души
пятками ног ирис.

-Сода Брабанта, но брак.
Ибо Леванта ворот
римляне массам
не расковали.
Мяли матросы досаду.
Кении рота – в каре.
Лагом и мимо галер акватории.
Некуда! Соды сорта –
милями лавок. С арен –
масса менял…
Мир тороват – навело
бикарбонат на Барбадос.

-Стенд, огонь. Недуг обманем.
Итог:
я – талисман. И мимо – дог.
Мы вон смеёмся, смеем.
С Новым Годом! Им и нам.
Сила тягот – именам.
Богу – день, но год – нет-с!

-Тёте – мыло. Потно тёте, муторно.
Но тёте, мымра, закон дан.
И фарисей его гей еси.
Рафинадно казармы метёт он.
Он роту метёт. Он-то полы метёт.

-Та же лениво воля.
Выпер и мак невысок.
Те же ребята от лени
сохи тащили сонно.
Косы – венком.
Кони в работе. Лён и лесок.
Выведу ведьме семь дев.
У девы в косе ли не лето – барвинок?
Мок, невысок он, но силища.
Тихо синел-то, а тя – бережёт...
Косы венками репы
вяло в овине лежат.

-Такелажника
не резов откат.
Или зол енот,
взяв до веника.
Таки невод вяз –
в тон елозили.
Так-то в озере
на кинжале кат.

-Там сокол белым идолом от крон упал. Зима.
То липовыми зондами повымело дома.
Но дух елов, а ночи сна
в авансе воле чтут чело.
Весна в аванс – и чо?
На воле худо нам.
О доле мы вопим.
А дно зимы вопило там
из лап. У нор, кто молод.
И мыл ебло, космат.

-Театром юности пороть?
Нет! И фраер тает.
Веер вил волосы. Ниши тему вшивал кулисе.
Мы-то ночами не шар кинем.
И опасно наутро фойе.
Я и сна кавалер.
Ген уведу. Шанс уберу.
Девы влагу пеня, бестии плачут.
Соло стучал пиит, себя не пугал.
Выведу ребус.
Нашу деву не грела вакансия.
Ей офорт у анонса по имени крашен.
И мачо ноты месил у клавиш.
В уме тишины.
Соло в ливрее в театре арф.
И тень торопит сон.
Юмор тает.

-Телеведущие,
типово лечащие,
тело ищущие теням.
Опишите факты. Пот эроса.
Защитите в себе свет.
И дитё в себе светит, ища засор.
Это пытка – фетиши.
Помянете, ищущи, о Лете.
Ища чело, вопите:
— Ищу деве лет!

-Телега рвом отважена.
Манеж, а кобыле блажи нет.
Я тени жал белы бока, жена,
манежа в том овраге лет.

-Тело пело, пило, в акты
пола мило вило милок.
«Я» ловило капель такты.
Воля воли, мол, а мило,
коли мода. Не ловитесь –
сети доломило.
Выткать сети не ленитесь.
Такты воли, молодитесь.
Сети воле надо мило –
коли мало, мило-вяло –
выткать, лепа коли воля.
Коли, мол, и воли мало, –
пытка воли поле полет.

-Тени крыс Новым увидим годом.
Им яд и он уделит.
Сам умаслил вино он и влил.
Сам умастил еду.
Но идя мимо догм и див умыв,
он сыр кинет.

-Тени портрет, ника магия.
Миг – алфавитом балет.
Тела б мотив... А флаг им – я,
и гамак интертроп – Инет.

-Тень. Луг и жара.
Гнали мимо каре ёлок в зеленя.
Луг. Иж осел около локаторов.
Ворота. Кололо колесо Жигуля.
Не лез в колее раком.
И мил ангар, а Жигуль – нет.

-Троп сна ртуть.
Лам сан стёрт.
Осени меня ты, ветер,
акватории рот. А в карете –
вытянем, и не сотрёт
сна смальту транспорт.

-Ту вижу ли? Сани – тут?
Море крамолы, ряс арканы.
Нага крутизна ртов.
О Русь! толпа жаркая.
А кража – плоть.
Сурово. Транзит. Уркаганы,
накрася рыло маркером, –
тут. И насилу живут.

-Тут с арены тать лузера унёс.
Вор пужал базар. Тускло вил ярмо.
Дилер тешит мир. Голым сито влил.
Вот и смыло грим.Тише трели домр.
Я ли, волк, с утра заблажу про всё?
Ну а результаты не растут.

-Тута, лапа ты моя?
Я в Руси лужу в оси.
Колебал зла Восток.
Кот лежал, залип силок.
От сачков осе беда.
Сазаны себя ловили.
Будто к супу, скот дубили.
Воля. Бесы на засаде.
Бесовок частокол.
Испила зла желток.
Кот совал зла белок.
И сову ж у лис урвя,
Я, омыта, пала тут.

-У бати тётя. Мимолётно.
Не листопад они – вино.
Весенне лист силён.
Не сев они – вино да пот.
Силён он телом. Имя тёти –
табу.

-У глыб ли дорого?
Ты сани чудно тормозил,
а на уме рубеж ли?
Мотороволок либо паспорта?
Дно бытия у демона красиво.
Лови лжевеники мотивов.
И томики невежливо лови.
С арканом еду я, и ты б ондатропса
побил коловоротом. И лжебур
ему анализом ротонду чина сытого родил бы…
Лгу.

-У дев я бесом.
Им – адюльтер.
Туда введу, иуда.
В аду Иуда, в аду.
И у дев в аду – треть люда.
Мимо себя веду.

-У дедули – сила духа. Маги мы ли? Сила – телу!
Улетели силы рано, пик маразма, вы, дебилы!
Мы ли думаем за гробом об оргазме, а, мудилы?
Мы ли беды вам за рамки понарыли – силе, телу?
Улетали силы мига. Маху дали – силу деду.

-У дна миров тащили тему.
Бери-ка фалл, умыт от чада.
Заметя, дядя: тема зада.
Что ты мулла, факир – ебу.
Метил ища, твори манду.

-У дома лун гончар.
Машина ночи, лазя
в ночи, лила в бурты.
Писатели соорудили
нам онто-палиндромик, и ланит
палили борт, и хитро били лапти.
На лики – мор.
Дни лапотно манили дурооси лет.
А сипы труб валили. ЧОН вязал.
И ЧОНа ниша мрачно гнула моду.

-У нивы дол питал
прогалинам урон.
В воде, мадере – чад.
Зал коз, ума тоска.
Унять леча кота,
надуть несмеян ворон
во говоре могли
бедой и негодяи.
Не лета тип у мух –
яиц нет, не свербят.
Не свят я в сентябре.
В сентенциях уму
питателен и яд.
О гений, о дебил,
гомерово говно.
Ровняем: сень – туда,
на то – качель тяну.
А к сотам узок лаз.
Да череда медов
в нору манила гор.
Плати: плоды – вину.

-У нор тянуло к вере взор.
Ум хлынул к сути.
Вор крут, но кончи. Голо.
Могила тел. По мызам
учил мод ученик уроки.
Душа в конце – не век же.
Не допит сок.
Иду я рано, финн, руинами зимы.
Дыми, зима. Ни урн, ни фонаря.
У дикости по денежке венец,
но квашу дико. Руки
не чудом ли чумазым оплетали?
Гомологично контур крови тускл, уныл.
Хмур, озверев, колун я трону.

-Угол. Окно. Кровати.
Дохнет суток убор.
Туя, а тень не та.
Луны виляли.
Вынула тень не тая утробу.
Кот у стен ходит, а вор –
к онкологу.

-Ужа пижон ужа казнил.
И филин – заказал.
Гвалт, яду сор:
– Поверим вот?
Катил ежу народ
на сход
слова:
– Нас одури,
мандат сломи –
не тени, мол,
стад на миру.
До сана – вол.
Сдох сан –
до ран.
Ужели так-то в мире?
Вопрос у дятла –
в глаза:
– казнил?
И филин:
– закажу!
Ножи пажу.

-Ужели (или сон?) умру?
Харизмы для убора.
Плов, миски.
Лбов облики, лба блики.
Лбов облик – символ.
Пар обуял, дым.
Зира, хурму носили...
И – лежу?..

-Ужу балеты тел у мая.
Я не меняла. Мудро вижу.
Иду себе. То духи лавок,
сирен «Тойот» и гама «Нокий».
Ещё вали халявы вору.
Следы на край идут с дороги.
Дела, заботы, телекс мечешь.
Но ты раб мая. Арка края,
амбары – тоньше, чем скелеты.
То база, лёд и город студий.
Арканы дел суровы. Вяла,
хила вещей икона. Маги
«Тойот» не рисковали. Худо –
тебе. Суди уж, и –
вор думал.
Я, не меняя амулеты,
тела бужу.

-Ум – он не дуло.
Пули – те в силе.
Паника боссом сокрыта, батыр.
Космос собаки напели светилу полуденному.

-Ум изливался,
море вёсен
метя мраком
и минидом.
Осень, типа?
Вопрос умён, весом.
И волен и ясен выбор.
Года на тело
гони –
гашиш по сути.
Терпимее
лета верчу.
Чёлн осени –
во времени,
в овине мер.
В овине – сон:
лечу,
чреват елеем.
И претит усопши
шаг иного лета.
Надо,
гробы внеся,
и, не ловим, осев,
не мусор
повапить.
Несом, один
и мимо карм я,
тем – не севером –
я славил зиму.

-Умер агнец, сын от сына.
В звоне гроба – табор генов.
Званы стоны сцен гарему.

-Умри, фантом. Живи,
томительно готов.
И вот огонь – лети!
Мотив – и жмот на фирму.

-Уныл, хотя в саду Иудином –
шантаж, азарт.
Устал. И прав. Отмечен он.
Но казни – в вареве.
Раввин – закон.
Но нечем.
Товар, Пилат, с утра зажат.
На шмон иду, Иуда. Свято хлыну.

-Упёрт и мал.
Сосуд жене ж даря, умотан, сослан.
Глянем, вона, – раб юного труда.
Не бесу верю уж.
Ишак, ан, я. Ртом сено нёс.
И сено, не смотря на каши, жую.
Реву себе на дур-то. Гоню баранов.
Менял гнал со сна.
Тому я рад же.
Не жду с ослами трёпу.

-Уретра б опрела.
В аккурат оба раза.
Разве дев зараза?
Работа рук.
Кавалер по бартеру.

-Утро – в косы. Сор высок.
Утолим химер. Потом –
отражение, шажок,
кожа шеи. Нежа ртом,
отопрём их милоту.
Косы в росы. Сок во рту.

-Утро – в росы. Сук высок
косо свесил милоту.
Утолим ли, с’ев сосок,
косы вкусы? Сор во рту.

-Утро, а вручили сон.
Виден сад да зверогон.
Он идёт, реторту трёт.
Он-то пашет, он-то прёт
сок от тёлок. Тёлок он же
на лету шутя берёт.
Те же рано пса фасоны.
По пути берёт тираж.
Утро. Термос. Утка. Кикс.
На киске мопс по-мексикански:
кактусом реторту жарит.
Теребит у попы носа фас.
Понарежет, теребя,
тушу тела. Нежно колет,
колет. То костёр,
потно теша, потно тёрт.
Утро. Тёрт едино, но –
горе в зад да снеди в нос
или, чур, в аорту.

-Фертильна лень.
Не тела день.
Не ложа – пень.
Не сада сень.
Не паж – олень.
Недале – тень.
Не лань ли треф?

-Хавал, и пил, и ласкал. Пена, но я не монах.
Ах, я на святках, акт я в санях.
Ах!
А! но меня – она!
Не плакса: лили – пила.
Вах!

-Хакер выпер
репу препу.
Супер-пупер
репы в реках.

-Химер ебите свято.
Храните, дети, ребус:
семита чемоданы,
на рубеже бураны,
на доме чат и мессу –
берите, дети нар.
Хотя – в Сети берём их.

-Ход слеп, мы виноваты.
Пока ходы в листе, но сеем злак тоски.
Не чуя розу, я тел пил аромат.
Силу я ебал.
Стартует сила на листе утрат,
слабея у листа морали.
Плетя узор, я, ученик, соткал змее сонет.
Сил выдох, а копыта – вон.
И вымпел сдох.

-Цена и цене важна.
Ханже – на щи, на танец.
Цена та нища, нежна.
Ханжа – венецианец.

-Цене в доплату – погони мир.
А Цезаря дар, манера, не обмани Брута.
Рим. Ворота ид.
А лгали? С мартом, с опал шумом?
Усмирили Рим с умом.
Ушла по смотрам сила гладиаторов.
Мира турбинам, боен аренам рад я разец.
А Рим иного путал под венец.

-Чар варево, и боли бог, и мрак.
Чад у ворот Семирамид.
Ирак.
Сад-Асторот, сад аскарид.
Им – ар и место. Ров удач.
Карм иго било. Био-вера – врач.

-Чу, берёз опрела вакса.
Ртами нор сыта, несясь,
чуть не метя, темень тучься.
Сена ты срони матрас.
Кавалер-позёр ебуч.

-Шантрапа, но бог он.
Много милоты.
Тога на жокее – кожа наготы.
То ли мог он много,
Бонапарт наш?..

-Я Вольтер.
Заметьте сеть!
Тема: зреть, ловя.

-Я арки и голое храма тело
питал полётами Рима.
Тело, плати по летам
археологии края.

-Я был. Умер. Огнём угашен.
Дорога лба накидка.
Тень лобику – мечта манкуртов.
Отрадой – ода ртов.
От рук на матче мук
и боль не так дика.
На благо родне шаг.
Умён, горем улыбя.

-Я воз везу.
Живу себе.
На трупе лентами арен, афиш –
велики буквораки.
Ценю цен юмор.
Дни лапами проказ, арбой отав даны.
Да, немота. Ну да, в аду. Давно смешна.
Вернём удачи чаду –
удачи чад?
Умён реваншем сон в аду, да?
В аду на то менады.
Над ватой образа корпим, а палиндром – юнец.
Юнец!
Икаров кубики, Левши фанера.
И мат нелеп у рта.
Небес увижу зев.
Зовя.

-Я вольно гол от светотени.
Не тело – пень. Шучу живя.
Я вижу чушь – не поле тени, –
не тот ев стол, огонь ловя.

-Я еду, иду.
И толпой еду
ищите дум
умам.
У мам – ум,
у детищ, иудей.
Оплот иуд – Иудея.

-Я ем зазор.
И я телу майор.
От влаги в дыре не вред.
Ёбарем – не сосед.
Где сосен мера,
бёдер Венеры
двигал второй амулет
я.
И роза-змея.

-Я ему:
«Икс во себе - ща вот не тереби.
Не лети на мне.
Телу коряво нонче.
Вот не пошалим-то в унисоны вам.»
А тот:
«Тише. Тянем ноту тенорком.»
Тенор-то тенор. Командор!
А мамзели не тешит.
Он-то полезен, мил отечески.
Лев звуку. Забот вол.
Еды не ел, копил пособие, бес, и курв не жал бедно.
А пил натур-вино, но в откат от шика.
Так и доселе – бард у халата вон, себя нежа.
Вот Шопен мне пошто важен?..
Я бесновата, лахудра, белесо дика...
Так и што?
Так то вон они врут. Ан, липа!
Он-де, блажен, в руки себе ибо сопли поклеены.
Делов-то: базуку взвёл – и к сече.
То ли мне зело потно?..
Тише тени лез...
Мама-родна, мокро!
Не то тронет!
Мокро!
Не тут он меня тешит-то! – там.
А!.. выноси!.. Ну вот, мил...
...А Шопен-то? - вечно нов, ярок, улетен, манителен.
И берет, енто, ваще бесовски.
Умея.

-Я и лох на лемехе топали мох.
Ох! Ой! Йо-хо-хо.
Мила потехе меланхолия.

-Я и муза.
Рога – лбу.
Дну реки – пути джипов.
А зениту – ситу плевел – пути сути.
Не завопи. Жди тупик, ерунду благоразумия.

-Я и не то хером могу:
целку калечу, гимен у дев.
Увижу животик – моление.
Феи не ломки-то: вижу – живу.
Веду не миг у чела.
Кукле цугом – море хотения.

-Я и ты бензином огнемёта
топим яро мазанок азу.
У закона за морями пота
тёмен гомон из небытия.

-Я и фат и пэр.
Эстет и раритет.
Сэр, эпитафия?

-Я лет и чувств удилища тягал.
Будя, размазав, оплатив,
витал по вазам.
Заряд у благ я
тащил. Иду в ... тс!..
В учителя.

-Я народил не муз – армаду сил.
Не догони, не мсти
бродячему шуту.
Нет сбоку рук. Об стену – тушу.
Меч, яд орбит смени.
Но годен ли судам,
разумен ли до ран я?

-Я не мути от снов,
от огреха не ждя,
яд ума накопил ли пока на мудя?
Яд же на хер готов.
Он стоит у меня.

-Я отселе убежал, иду.
Не ню ли милая?
Омыта, мама ты моя!
Али милю не нудила ж?
Ебу еле стоя?

-Я раду согнал, пинал панов:
Вот, ищу мир я. Шанс нашарим?
Мира шанс наш ярим у щитов.
Вона план, и план – Государя!

-Я распутница и глажу
мужа ланиты. Покоря,
ярок опыт и налажу.
Мужал гиацинт у псаря.

-Я смен кочегар.
Во врага залил я пар.
Мымра пялила загар.
В овраге чокнемся.

-Я стиля плазма, данница раскола.
Жена разлуки, трасса мод.
И, дев одев, он вытворил меня.
Ты, вымеришь ли, мот, сантимы дани лаком?
Окалина дымит, на сто миль шире.
Мы вытянем ли ров?
Ты внове доведи до масс артикул.
Заране жалок сарацин.
На дам зал пялится.

-Я стужа. К морде кинет
иголок эхом
анкеты ветра.
К опушке воли сон умело падал.
Халатом веру, додурев, мотал.
А хлада полем уносило векшу.
По карте вытек
на мох эколог.
И тени кедром кажутся.

-Я ум фирмачам рифмами не передам.
В тени марева веду допрос ума.
Но, вор, у славы закосев,
я гул судеб утробами явил.
Послал, соплив я, им аборт у бед.
Услуг я вес оказывал сурово,
на мусор подудев.
А вера минет в мадере,
пени мам фирмачам рифмуя.

-Я утро парадоксу поручу.
Чур, вера зло! Хохмите,
лень не твердя.
Анкеты в откровении завета.
Казань – не Тарту. Сенсоры вредят.
Но мамонт ядер вырос не с утра.
Тень на закате в Азии.
Не вор, кто вытек на ядре.
В тень не летим.
Хохол заре вручу,
чур, опус кода рапортуя.

-Я-то хвор. Обопри мне тело
пледом уз, архивом удач.
Немы длани, фланги тела.
Да то ли нам ведомо,
муза расплаты?
Пытал я моду, свору – мелкота
гормонов.
За то меня рак ел.
И лик сотрём, и хвори мне-то сменят.
Не в теле – к сану же меня творим.
Ужо гормон идее жарим-варим.
О, геометр, о, авгур!
Клети, круги фигур.
Круг и фигурки тел.
Круг – в аорте моего
мира, в мираже едином.
Рогожу миров тянем.
Ежу на скелет вен тянем.
Сотен миров, химер.
Тоски ли, лекаря немота?
Звоном рогаток, лемуров судом
я латы пытал.
Пса, разумом одев,
манил от ада лет
и гнал финал.
Дымен чад умов их.
Разум одел полетен,
мир поборов.
Хотя...

-Язь ленив. Олень – не сокол.
Кит с решимости волок.
Но в зенита тине звонко
ловит сом и шерсти клок.
Осень. Не лови. Нельзя.

-Ял Арве – философ,
и мило сутен он.
И лоском яр, путев.
То клёво тлел, милел и млел,
то вёл к ответу прямо, к соли.
Но нету соли – миф
о соли февраля.

-фрески мод не кабинет
вилы по небу балет
вид устоев он сорвал
пресекал звено начал
плач ротонд как вор кисель
лес и кров как дно торчал
плача но не в злаке серп
лавр основе отсудив
тела бубен опылив
тени бакен домик серф

... спаси болвана,
в лоб и сапсана,
спаси болвана,
в лоб и сапс...

– Уведите, дети, – пела муза.
Раму мыла мама.
Дала дама малым – ума-разума.
Лепите, дети, деву.

— Харя лукова, пожрём
у мента.
— Кто о ментярах?!
— Харят немо? Откатнем.
Умер, жопа в окулярах.

— Харя лукова, попрём
у мента.
— Кто о ментярах?!
— Харят немо? Откатнем.
Умер, попа в окулярах.

— Я утро паруса, гепард облаков.
У девы – тихоня я.
Нем я и не пру ту деву, нет-с,
бока кобеня у чрева.
Но терпение – и город взят.
Одесса!..
— Ас сед от язв, дорогие, и не прёт он.
А верчу я небо – как об стену!
Веду тур пения, – меняя, но хиты.
Веду вокал, бодра,
Пегасу рапортуя.

Ёж. Мох мутнел.
Уж я вяжу трико.
Не ври, монах.
У рта труха.
Но мир венок.
И рту ж я вяжу ленту мхом же.

«Вито» – мира душа.
Нечто о дыре в анемоне.
«Философ и мир» – том сто.
Вот.
Смотри миф о соли феномена веры до «Отче наш».
Удар и мотив.

«Карр! Уд!
Убей, ору, урой!
Ебу! Дуррак!»

«Я, дядя,

ё, омыто ты, моё!

А Крамер-то Бартока качал, плача как от работ Ремарка.

А Кронос-то – титан Афин и фанат – и тот сон орка.

А Лета латы пытала тела.

А в деве душу дев едва

А вот и харя рахитова.

А к челу – сосунком. А намокну – сосулечка.

А кадр абсурда – кадру с бардака

А кто с аркады пел сонеты?
Мы те, но мира длани – фотка.
А кто финал, дари монеты.
Мы те, но слепы. Да, красотка?

А кто с арканом? Она – красотка.

А кто с аркебузой
о зуде? Мы – нотка.
Так тоны медузой
о зубе, красотка.

А кто сарказму-то виной?
Омыла меты мрака щётка.
Как тёща, кармы те малы.
Мой он и вотум «за», красотка!

А кто саркоме лет сынок?
Икота лет – иного лодка.
Как долог он? И тела ток?
Иконы стелем, о красотка.

А кто фотогеничен, мне чин его-то – фотка

А кус-то –
выпал в лапы:
«Вот, сука!»

А лира в рокере, панке век наперекор варила.

А лиру дрофа тематик у кита метафор дурила

А луна пацанкой
окна миру дула.
Залу дури манкой
окна цапанула.

А луна пацанкой окна цапанула

А мина сану у нас – анима.

А на хрена манер хана?

А нахамит ниндзе баба, раба бездн интима, – хана

А не пошли бы ВЫ!.. Тон ноты выбил Шопена.

А не пошли бы вы?.. Ты выбил Шопена?

А ноги – к шару дынь.
Ловите дыни, дети роз, арен.
Они, кого кино небес манит,
усопнут. Локоны дарим
июню. Им
и рады. Но колтун,
по сути, – нам, себе.
Но никого кино не разорит.
Едины дети.
Вольны, дурашки гона.

А ну, аскеты, втопчем меч. Пот вытек. Сауна.

А пела как!
И я.
Ея и кака лепа.

А пожар и тепло –
танец снов.
Эвон сцена толпе –
тира жопа.

А роза упала
на Лару с Арала,
а Лара с Урала –
на лапу Азора.

А с кесарем и ханом она химера секса

А с кесарем их беда.
Всосало годами,
залило глазами.
Ноли бонвивану за разум.
Он идолом ночи был одиноко –
у окон. Идолы – бич.
Он молод, иному заразу навив.
Но бил он и мазал.
Голила зима. Догола.
Со свадеб – химера секса.

А с кесарем их беда.
Всуе женопадок.
Шалунам борода зане дана-де на задор.
Обманула шкода,
понеже у свадеб химера секса.

А с кесарем их беда. Всуе у свадеб химера секса.

А скит сената – рвота.
Зато врата – не Стикса.

А спич о вине деловитом олив.
Соло мертвило года,
зимами зад оголив.
Тремоло свило мотив,
оледенив
очи пса.

А спорт ума
на вид – попса.
Час поп – диванам.
Утро пса.

А тело на даме! Фанатеет, анафема. Да, но лета!

А тень не сон.
Но испита.
Да тип – Сион.
Но сень не та.

А то баранов задумка.
Клад закопан? Лады. Выдал клад ещё.
А так – услады вида ради выдал.
Сука та ещё. Дал клады, выдал напоказ.
Дал, как ... Мудазвона работа.

А то пикни! Суббота!
На то б бусинки пота.

А троп сна ртуть лукаво нова культу транспорта

А ты бы покой яро копил, –
и покоряй окопы быта.

А ты пока гори, пути тропи, ищи, –
и порти тупи рога-копыта.

А у лавок – корабли.
Мило: рок – и маловат.
Ста волами – короли.
Мил барокко Валуа.

А хор-то пел, зовя в тремоло снов.
Звон. Соло. Мёртв я. Возле – потроха.

А хулимы люто от юлы, милуха.

А чибису – кваса.
Пир палача.
Начала припаса –
вкуси бича.

А шор охота-то хороша?

А-ля луга на селе – там Адама дама телеса нагуляла.

А-ля луга на селе – тамa дама телеса нагуляла.

Абажур на жопе – не по жанру жаба

Ад лет.
И от саркомы вен истома дам.
От синевы мокра стоит елда.

Ад наметив себе там,
а тебе, свите – манда.

Адам и Ева.
Аве им ада.

Адюльтер – Зосе.
Не бетон носим.
Иногда чад гоним и сон.
Но тебе не созреть, Люда.

Адюльтер – труд, а дур – треть люда

Адюльтер, тебе – треть люда

Акт о мере пыток, или сил икоты перемотка.

Акт с рогатым скотом. Шмоток смыта горстка.

Акт сов – хит ревю.
Уха, носа, рта меню.
И в лимите света нити.
Нити-нити, нате в сети.
Мил в июне матрас.
О!
На хую вертихвостка.

Акт, сила, мини манкое.
Окно такое ока тонкое.
Окна минималистка.

Акт, сила, миска мытая. А ты максималистка.

Акт. Лежу, как телок.
Мат и контразакат – долгорезок и жёлт.
Укатив к рецидиву, желтеет оплот.
Сметено, но не тем. Стол потеет. Лежу.
Вид и церкви так утл. Ёжик-озероглод
так азартно китам колет каку желтка.

Актёр ебал шута, фата. Фату шла беретка.

Актом боя ... обмотка.

Ал зла кантилен парш шрапнелит накал зла

Ал рак у Карла

Али нужда – хадж у Нила?

Али так? Вымысел.
Пете намыло кучу. Кала кучу.
Колыма, не те плёсы мыв, катила.

Алкомания осени. В вине соя и намокла.

Ало, пуками – зарево. Вера, зима, купола

Ан дома не сую одна,
мандою у сена модна.

Ан не лес ваша Вселенна

Ан нет, на воротке жор плыл,прожекторов антенна

Анахорет я, пса вожу.
И ртом сужу бандуру тантр,
афиши нот и свиту сна.
Чужак, скажу:
чан сути – в сито ниш.
И фарт натур у дна бужу.
Смотри ужо!
Вас пятеро? Хана!

Анахорет я, пса вожу. Ужо! Вас пятеро? Хана!

Анимус у нас – анусу мина.

Анчар звенящ. Отрок скор, тощ. Я – невзрачна.

Араб из Назарета.
Фатера, кот у бара.
Арабу-то карета –
фатера Занзибара

Ас на реверсе – бес реверанса

Атак суматохе – пехота муската

Атака знати. Пакт и псы. Спит капитан заката.

Ах, а ведьме скоро сорок семь! Деваха!

Ах, и спит с ежихой! Ох, и «жести» психа!

Ах, испанец Санчо!
Да пир пончо.
Луна загадочна,
слеп да зол огонь.
Но, голозад, пел Санчо.
Да газанул очно.
Припадочна сцена психа.

Ах, исподтишка?! Жди пиджак, шит до психа.

Ах, испражню-ка тёще я. Ещё так юн жар психа.

Ах, у дыр вазон!
А на хуй он, озон?
А нанозоной уха –
нанозавры духа.

Ах, удавит чилибуха.
Бах – убили чтива духа.

Ах, удобен сану джем, деликатес, Венера, антилопа.
Музе брат, стар, без ума, полит на арене.
Все так. И лёд между нас, небо духа...

Ах, ум! Ах, я лбом! И - мимо, бляха-муха!

Ах, ура! В азарте
ветрам вынес ухо.
Ох, у Сены в марте
ветра заваруха!

Ах, юла в заразах.
А за фартом сухо.
Лоху – смотра фаза.
Хаза-развалюха.

Ах, юла в заразу метра.
Кварту оды трактам года.
До худого год ухода.
Догмат карты до утра.
В карте муза-развалюха.

Ах, юла в заре небес!
Открути-ка талисман.
Им торнадо подан рот.
Минам сил – атаки тур.
Кто себе не развалюха?

Ах, юла! В зареве рам винты бинтами наверчены.
Древ тын, дур тенты, брани муштра, карт шум и нар быт.
Не трудны твердыне чрева ни мат, ни быт, ни в мареве развалюха.

Ах, юла. В заразах тени минет хаза-развалюха.

Ах, ярмо села за кортом. Отрока за лесом ряха.

Ахиллесы, мы вымысел лиха!

Ба, мулла.
Бал со сна б.
Жбан с осла.
Балл ума б.

Баб ищи ухода – до хуищи баб.

Баба – на гормон.
Гном – рога на баб.

Баба ноет напуганно. Балабон наг у пантеона баб

Баба, лад и кров. Не вой, овен, вор,кидала баб.

Бал, сигнал, шансон. Нос на шланги слаб.

Балагур боя – обругала б.

Баре, на браге чокнемся?
Я и на вахте ночами мачо.
Нет хавания – я смен кочегар.
Бане раб.

Беда в сектах акта горя.
Ярок суд у стен усадеб.
Ябеда сунет, суд ускоря.
Я – рогатка хатке свадеб.

Беду смотав,
хуярим скоро,
порок смиря
ухватом судеб.

Беду смотав, хуярим суку, смиря ухватом судеб

Беду снов майя не меняя,
рок суетен, им вторя.
Рогат ум сытого. Ты, смута горя,
рот в минете ускоряя,
не меняй амвон судеб.

Беду снов майя не меняя, не меняй амвон судеб

Бережки невысоко пологи.
Сор по Волге. Лови – не лови.
Даму – за руки. Там –
верзила на левом утоп.
Ноет на правом астеник.
Тени в долине.
По лесу – тише.
Ты не пикни. Суббота в селе.
Сев, а нота-то навеселе.
Сват об бусинки пены
тешит ус.
Ело-пенило. Двинет-кинет.
Самовар-пантеон, пот умов.
Ел анализ ревматику разум.
А диво лениво.
Легло - вопроси!
Голо. Покосы.
Веник жереб.

Боле жар.
К рати – гроб.
Сбор гитар.
Краже – лоб.

Более-менее рок скор. Юрок, скорее. Немее – лоб.

Более-менее рудимент орла мил.
Или мал. Рот – нем. И дурее, немее лоб.

Боль тащу по аренам.
А лет – ого!
Вижу те же руки.
Голь-толпа удивила – псы-то!
Нет мира: дымы, рати, гробы.
Виновен? А? Да нет-с...
Но казнён зело безумно. Наказ у мира нов.
Запер ты рати насилу.
Но ты виновен. Виновен метаниями. Не зело путен.
О, ты ни в чём не жал воли, ментор.
О, лев снов. По пузу лупи, шарашь. Тяну-то результат.
Пора лопаты. Помоги скорее.
Уж я в суде себя дорогого нежу.
Стена водограда барак сечёт. Ох и лень.
Девки мужа кличут идучи, теребя беса.
Не свежа ноша небес.
Тереби, тереби! Корсар имущ – инеем у зари.
Он женолет и мачо.
Ну, живу... По пути я беру души.
По пути? Я – бес? У девок – идеи лис? А?..
Ну, живу – ха! – до врага.
Ну, живу, как он до меня.
Рак идеи – не враг?
Имидж – им, а себе: нуте в секту?
Шиш!
Узрев – то ли ров, то ли стена – иди яром, один, ответ ища. Тут ища.
Зачем сидите у чар, вопите?
Жил сидя, размером.
Копил, хотел в небо фонд зарплат, сукин сын.
Но ты, дурак, умерил кошмар, умел имати харит и жён.
Куда поплыл, почему?..
На то воля ног.
И не ты ли молил и хотел, а?
Намолена города игу пахота.
Вон себя потащил, изувер?..
Посмотрите: сети дорог.
И город у стен усмотрите.
Дуб отмечен. Мечен и я.
Сень сети была, но надо порвать сети.
Был город – увяла хладно лира.
Забубенил я на деревне окоп, себя винив.
Огулял душу сохи я. Она – доконала.
Типа надо в город.
Он – диктат сохи – как он долог!
Мечты садов и дела небес.
Видела нива диктат сотен пахот.
Но худа нива.
Да, худо ниве.
Чу, гомон. Леты ли стужа?
Кто тут?
Тени. Толпы лис. И дуб.
У лис и зубищи, и лапы – во!
Тын около древ, тень тел.
Миловиден тени лик.
Инда светили луны. Мерк я.
Се на небе стужа.
Мы видели щук.
Вот сор, писанина, мазня.
А что худо – тон или тема?
Не то канат у шеи, не то пишу донос.
Убери лак – сатира, секира цитат...
Скотина! Кто? Никто. Рок.
Вот упилил иго тюрем, стен – и лети!
Но годы в уме шёл к чему?
Ни к чему.
Ну стенаю, ору вон и чуни валяю, – но могу!
Но могу намолоть немеряно.
Зёрен уж и в уме шорох.
Опыт рук нам муза режет.
И берет у нас нашу тень дева.
Менять думы в уме я не мог.
Он меня учил, зараза.
Лгун я! Лгун судеб, ибо дух умер.
О, боги!
От мишур и от суеты – марш!
Народ уже реже тут, чем я, лох мига.
Недолог век. Ум важен.
И не тот ум, а ум ока.
Лире вонь тирад – угомон.
Чешу пером лёд.
И виноват я-то, хотя не мне лёд ум ел.
Шелупонь сушит умом рядом.
Осень.
Лит у высоких осин закат.
Я беру мир примером.
Я липы высажу у дуба.
Зима.
В стихе – тип, архетип.
Стих тот – эзопов. О лове дев... Олово поз...
Этот – хит.
Спите, храпите.
Хит с вами!
Забуду ужасы.
Выпил я море.
Мир приму, ребята, казни.
Сохи, косы – в утиль.
Несом од ярмом, утишусь.
Но пуле – шлем уделён!
Меня-то хотят, а вони видел море.
Пушечно мог ударить, но верил.
А кому? А мутотени.
Нежа – в муке, в голоде, нагим, – холя мечту, те же режу до ран шрамы.
Те устои – рушим!
То иго – борем!
У худоб и бед усну.
Гляну – глаза различу я.
Не много меняем, увы.
Мудь тянем…
А ведь нету шанса.
Ну теребите же разум! Манкурты!..
По-хорошему, вижу, не резон?
Я ремень-то ломану. Гомон угомоню.
Я лавину чинов урою.
А нет – суну меч, кину меч к лешему.
Вы догоните ли? Нет?
Смерю тоги лилипутов. Коротки…
Но ткани-то, кстати, цари-кесари таскали.
Ребус оно, души потение.
Шута, нако-те, наметили!
Но то дух отчаян.
Замани нас – и просто, в кущи.
Леди вымажут себе, нанеся кремы...
Нули ли те всадники ли? Нет.
Не диво ли млеть нетвёрдо?
Локоны-то выпали.
Ищи, бузи, силу буди!
Силы плоти нет тут.
Откажут силы тел.
Но могуче вино духа.
Дави на дух!
Он-то хапнет остатки.
Дави наледи в себе.
Наледи – вода.
Сыт чем? Голодно?
Как их – остатки, дно дорог – вода напитала!
Но – кода! Но – я их осушу!
Для лугов и нив...
Я беспокоен. Вере дан.
Я ли небу базарил? Он – дал халяву дорог.
Лыбитесь?
Тавро подано. Налыбитесь неся.
И нечем, нечем-то будет!
И ртом сунет судороги.
Городите сети, ртом сопрев, узилища топя бесновато.
Хапуги!
А дорога не ломана.
Лето хилило милы тени, гоняло вот.
А ну меч оплыл?
Попаду к нежити, рахитам и лемурам – шок, лире мука, руды тонны.
Сник, устал, празднофобен? В лето – хлипок?
Морем заряди. Слижет и поврачует.
Иди, с меча защиту тащи. Тевтон!
И до моря иди.
А нет сил – отворил, отверз уши шутке, свету, небесам и жди мига.
Рвение дикаря не модно.
Как увижу нагар в одах, увижу насилие – дико веду себя и тупо пишу, дур ебя.
И ту попу вижу. Ночами.
Тело нежно, и разум её нищ.
У мира сроки берёт и берёт себе наш.
Она же всё на себя берёт и чудит.
Училка ж. Умик ведь не лих.
Отеческа раба. Дар годов, а нет суженого.
Городя беседу, свяжу её рок с игом опыта, пола.
Роптать? Лузе рот унять? Шара шип – у луз? У поп?
Вон! Свело рот немило. Влажен меч.
Вины-то нету. Полезен им я – и нате мне вони.
Вне вони – вы-то нули.
Санитары трёпа, звонари.
Муза... Канон музе болезнен. Закон – стена.
Да!.. Не вони выбор.
Гитары мы дарим, те ноты спалив.
Иду, а плоть логику режет.
У живого тела манера опущать лоб...

Боль тащу по аренам. А лет – ого! Вижу...
У живого тела манера опущать лоб...

Бонза злит умно.
Тон мутил зазноб.

Бор гнид, ос.
У нимф артшок.
Дери редко штраф.
Минус один гроб.

Бор густел
в лето проб.
Сбор потел
в лет сугроб.

Бумеранги мук. Инпут серпом рядя,
рвани лонжу намотав, души, психуя.
Я у дел! Сопливо лги мне.
Даден миг – ловил по следу я.
Я! Ух, испишу два тома.
Нужно ли навряд ярмо преступнику?
Миг нар ему б…

В Оке – великаны-плоты. Толпы на киле веков.

В их раме дев нулим актив.
Витками лун ведём архив.

В огне лепечут весело о лесе в туче пеленгов

В огни подмен вилял я ливнем допингов

В оке вытер тропинку – аукни портреты веков

В окне щеглов имея норы, роняем иволге щенков.

В окно взвился ремень, не меря слив звонков

В опере часа блокнот, в тон – колбаса черепов

В опере чресла. Злаки и кал. Зал сер черепов.

В осаду
чуда сов!

В отёл оденем органы меча.
Ничем не морок суд у силача.
Зачем с меча зачали?
Суду скоромен меч.
Иначе мы на громе недолётов.

В отёл со студии идут.
Шумя. В туниках этно.
Зван гость. Лукав озонно зова культ.
Согнав зонт эха, кинут в яму штудии.
Идут со слётов.

В отёл! Отревели фугасы.
Но меди гудение, тазом осев,
теории гасит и саги.
И роет весомо затеи недуг.
И демоны саг у филе вертолётов.

В отёл! Переподачи лажа.
За жарким органов залётом
отёла звон, а гром и кража
зажали чадо переплётов.

В отёл, а не в остатки дат.
Со входа норок сенокосы вон!
Но высоко – не скоро. Надо
хвоста диктат сове налётов.

В отёл, о массы! Мир зовёт.
У пены масса ртути дна.
Блохе – чехол. Бандиту – трасса.
Мы непутёво зримы – с самолётов.

В отёл? Опять?
Лукавите, трудясь.
Ремень не пень. Не мерься,
дур тетива, культя полётов.

В отёл? Утопия. И ты
беременеешь немо?
Нутро вяжу уж я во рту, но меньшее.
Не мере бытия и пот улётов.

В отёле репы тел и блуда злак.
Сифонит семенем – сок, мёд.
Идём ко смене мести, но фискал
задул билеты перелётов.

В отаре нег еда телег.
Рот аквалангу рад.
Узором снег – отпад.
Адаптоген с морозу дар угнал.
А в каторге лета дегенератов.

В отаре нег едва закурим.
Не рудименты полы братов.
Отар был опыт нем и дурён,
мир указав дегенератов.

В отаре нег единоросс.
Один. Дорос.
Серчал палач: «не вашу душу рушу».
Душа венчала плач рессор –
одни до ссор они дегенератов.

В отаре нег, единоглаз,
вонзи в ресницу пакли радуг.
Ударил капуцин сервиз,
но в зал гони дегенератов.

Вёл бур от среза лаз, а лазер сторублёв

Вёл буриме,стиха хиты. Ты тих,а хит семирублёв.

Вёл контур контуров.
О, ропот топоров!
Орут, но крут, но клёв.

Вар пенит сыро, квас у рта коряв.
Я рока трус, а в корысти неправ.

Веди к небу, гроза.
Звени и бей, егоза!
Рот слаб. Ебал сто раз.
О гей, еби,
и не в зазор,
губёнки дев!

Веди матрац натуги.
Мигу бы да лигу.
Фигу!
Ты там,
отвори мне око!
Примадонна пела.
Звон летел. Но в зале –
панно да мир покоен.
Миров томаты туги.
Фуги лады, буги –
мигу танца ртами дев.

Веди толпой о пень.
Не пой о плоти дев.

Веди толпой, о пони.
Но кот, дубина, лев.
Две лани будто кони.
Но пой о плоти дев.

Веди, мокра, поозверев, зоопарком и дев

Ведро звонков. В окно – взор дев.

Веду допрос ума, на мусор подудев

Веды нам – о роке.
Вето року, вето!
Рок у Виев. Шумен
омута фужер.
Умеряя шорох,
даме он запел.
Я не пел хореев.
Шансы сна – швее.
Рохле пеня лепа,
зноем ад хорош.
Я ярем урежу.
Фатум он. Ему
швеи в укороте.
В укороте век.
О романы дев!

Ведя игру, рихтовку рук – вот хирургия дев.

Вели толпе, но фанатику – нет!
Санация.
От стены в ноги – мантии, плащи.
– Прижми им жир! – пищал пиит.
На миг он вынет сто яиц, а на стену кита.
На фоне плоти лев.

Венер холила всуе дама.
Её ли рок матрацом клал к Моцартам?
Корил её Амадеус. Валил, охренев.

Вердикты палача – начала пытки древ

Весомее гире перо.
Гантели былинам копил.
Химичил заре – не романсу рапир.
И тромбу лапты полагал опыт палуб мортир.
И парус на море неразличим.
И хлипок Манилы билет, на горе перигеем осев.

Весомее гире, пудово, панно. Те атаки,
чуть девушки ранены, ныне на рикшу.
Ведь тучи катает он, на поводу перигеем осев.

Вещи,дума,культ,услады.Выдал суть Лука Мудищев.

Виват!
Стою у древ.
Тунец – у волн.
Еловы, тверды борту судна пнёт опоры,
силён и скор.
Коря и лаг и сцену троп,
о тени лет на галсе врёте –
в укор о мире, бытии. Но...
Там ураган топил корыт на море силу.
Но ты себя – за леера.
На рее ветер тосковал.
Поплакал поплавок.
Сотрёте веера, на рее лазя, бесы.
Тонули серо манты. Рок ли, пот,
нагар ума.
Тони и ты.
Бери мороку. Ветер, вёсла-
гантели. Нет опор.
Тунец сигал, и ярок рок синел.
И сыро потен пандус
утробы древ.
Ты волен, лову цену твёрдую отставив.

Вид. Убор. Пилат. Порыв.
Вы роптали, пробудив.

Вижу, лопнет ум, судив.
С виду смутен, полужив.

Виза разума? Дадим. МИДа даму заразив.

Вил Теус моду, но витал
порвато нимф артшеф.
А квасил, как лиса в кафе.
Штраф Минотавр оплатив,
он удом суетлив.

Вилы ветра – копнам утлым.
Звон – туманам. Боже, ты ли?
Силы те ж обмана. Мутно
взмыл туман, по карте вылив.

Вилы ветра, копните море,
зори метите, метите мир,
озеро метин по карте вылив.

Винтом идей обжор овсы мы с ворожбой едим от нив

Висело копоти ведро.
В огне дорога лба.
Да бархат. Сувенир – бедро.
Хор – дебри. Не в устах раба.
Да благороден говор дев –
и то поколесив.

Висело рукописи вето
с арканом рядом, у корсета.
До писем с воли било в смеси.
По дате сроку мод ярмо.
На красоте виси, покуролесив.

Виска нутро – фантом арго, но грамотна фортуна ксив.

Виска нутро – фантом арго.
Нагрев зияет, а зарок –
скотом шагал.
Фугас улыбок видев, в лапу дал.
Кирпичнокудро мудр, о мантии пишу.
Лгу группе лени, не обув опилки.
Корсет и ногти – не в заду.
Не крем – беда в саду чинар.
Горим в коре, в дыре.
Верти, лови с руки.
Лил явно медик у аптек сатиру.
Жмёт колеи невротик. У рвача канун.
Нет на кону со стен полотнищ.
Не ждя руки, не чуя ног, росу мети, лари.
Бумагу, черновик – ловите, нате.
Картин заклад – на выбор:
туманы, лак, обман.
Иль сила дум окрасила замену?
Креп пир телес. Одаривал.
Кротом валила ниши тень.
Лап сватала салат.
А в спальне тишина лила в мотор клавира.
Доселе трипперку не мазали саркому.
Дались ли нам бокалы? Нам утробы
вандал казнит.
Ракета – нет. И волки – вон:
речугам убирали тему, сор гоня.
Ученику – ряд женщин.
То лопнет сосунок, антенну накачав руки,
то рвение локтём журит аскет.
Паук и демон вялили курсив.
О литре веры, дверок в мир,
о грани чуда, свадеб мерке –
нуда звенит.
Гоните сроки клипов.
Убоен и нелеп, пургу глуши, пиит.
На морду, морду кончи.
Приклад упал.
Введи в кобылу сагу флага шмоток.
Скора затея изверга.
Но грамотна фортуна ксив.

Витал по вазам сонно он, но смазав, оплатив

Вишь, лафа! Дорог мираж. Жар им города фальшив.

Во Руси не чар мхи – лет иго.
Верти шутихи с комами.
Возопил он: не гони мир к яме, сынок.
Из ебли все.
На дзен гонял я, но гнезда не свил.
Без иконы семя криминогенно ли?
Позови мамок сих и туши тревоги тел их, мрачен и суров.

Во Руси ты меня,
Вор, окуривал, коня.
.
Не взывал, и лепя,
Не манил или лип.
.
Лазил, бодро кивал,
Клавикорд облизал.
.
Пили, лили на меня.
Пели лавы звеня.
.
Но клавир – у коров:
Я немыт и суров!

Во голое храма тело –
плазмы древности сон внесён.
Вносит сон вер дым.
Зал полётам археологов.

Во дни кред… ну, во дни вер.
Им вилы бес вручил.
А роли поркой одарил.
А рой орал и радой окропил.
Орали «чур»!
Все были в мире вин,
до вундеркиндов.

Во кинжале кат такелажников

Вод арго,тревоги дни ли – мил индиго вертоградов

Вод устаканило туман.
Лови себе на рее веера небес
и волнам утоли накат судов.

Вода нага кружев Енисея.
Иду сыта, нюни не сея.
Есенин юн.
А ты, судия, еси невеж уркаган адов.

Водораздел судеб
опутывал, судя.
Разя радаром юмора.
Даря заряду славы ту победу –
след зародов.

Водораздел судеб, а на беду – след зародов

Водораздел судеб.
Окурим веру.
Но к вере трап –
в партере, в конуре.
В миру, к обеду –
след зародов

Водораздел.
С оврага злака златом
слетел, опрыскан звоном рога,
гормонов знак.
Сыр полетел.
Смотал закал-загар
вослед зародов.

Водораздел.
Судов ватаге – реки, порт.
А не плотве-заразе
в толпе на тропике.
Регата. В воду –
след зародов.

Возникли милки, но поник ли милкин зов?

Вол или путана? Туп и лилов.

Вол сутенёр и вал клише.
Мстил дух, но букве
единой он, иной он.
Идее – в куб он.
Худлит смешил, клавир.
«Ё» нет у слов.

Вол сутенёр. Ё!.. нету слов.

Воле – дни. Мокра не репа.
На перкале Моти тело.
Полетит омела крепа
на пере наркоминделов.

Волки целки. Цвет и свет.
И щиты богов.
Иждивенец, вижу, мил.
И мужи в цене.
Вид живого. Быт ищите –
в сите, в цикле циклов.

Волки целки. Цвет иного догоните в цикле циклов.

Вон обрубки лбов и жены.
Но поныне жар.
Силы, блин, законов!
Звон о казни.
Лбы ли сражены?
Но поныне жив облик Бурбонов.

Вопила сагу фуга мин.
Уж рана, типа,
напитана. Ржунимагу:
фугас, а липов.

Вор коптил удоду лапища, щипал удод улит покров

Вор на жаре монтёр. Трёт номера жанров.

Вор на животе,но слогом – могол сонетов и жанров

Вор около. Колун клеща
защёлкнул около коров.

Вор он.
Он антрактом и катала.
Маски фикса мала таким.
От карт – наноноров.

Вор, вампир, хамло! Худ у холма хрип мавров.

Вор, нажмите. Нет им жанров.

Вор, обман!
Кинь лес – и в город.
Мани, вали, маг земной.
И валит слово родимо.
Публикация, радуй[, е.и, бей]!
Удар яиц аки лбу помидор.
О вол стила, Вийон!
Мезга мила винам.
Дорог висельник нам борОв.

Ворот кафтана, флаг урвав, ругал фанат факторов

Ворота – репою. А лежак у стен.
Отсидела лапу и упала леди.
Стонет, сука: «Желаю операторов».
...

Ворота ид.Алгебра в Риме.Мир в арбе гладиаторов

Ворота, и в аркаде бед – акр авиаторов.

Ворота, колесо рвануло. Луна в росе локаторов.

Воротка фасон,
утяни в бои.
Санитар, во сне
бубен соврати.
Нас и обвинят у носа факторов.

Воротка фасон.
Допишу дугу.
Дуг жабо – к себе.
На небе скоба.
Жгу дугу души подноса факторов.

Воротка фасон.
Звон и колокол.
Около кино
взноса факторов.

Воротка фасон.
Зимушка, батон.
И вино, табак.
Шум износа факторов.

Воротка фасон.
Одури панно.
То вишу дрожа.
То врежу себе.
Но, дрожа, мажор,
до небес уже.
Рвота, жор души.
Вот он, на пиру доноса факторов.

Воротка фасон.
Стопор испокон.
Ад с обидой мод.
А за задом – йод.
Ибо сдан окоп.
Сироп от сноса факторов.

Воротка фасон. Стон от сноса факторов.

Воры сыров,

Воск ел феррит.
Неироничен, мутен
о мире бед зевак опрос.
У масс обед.
Где база бед?
Где босс?
А мусор?
Пока везде.
Бери монету.
Мне чин – ориентир рефлексов.

Воск ел феррит. Неиронично, квитом. Мотив кончин, ориентир рефлексов.

Воскрес Ксеркс.
Овсом Сократ сыт.
Ты стар.
Космос воскрес Ксерксов.

Воспитан зуд у знати псов

Воссал кузнец – оплаты / пытал по цензу классов

Воссал кузнец.
Оплачут – спец!
А цеп стучал по цензу классов.

Восток сирен - не риск от сов.

Восток совка – как воск от сов.

Восток солён - не лоск от сов.

Восток, и то, дело тонко: в окно-то лёд от икот сов.

Восток? Сие иск от сов.

Вот Капетингам венец.
Не в воле добил.
И гомон терактов –
от карет, но могил.
Ибо дело в венце –
не в магните пактов.

Вот ад и дна клаксон – оскал кандидатов

Вот ад. Нам роздан яд.
И роздан допинг. Ордена
не минет осыпи лопата.
Полипы, сотен имена.
Не дрогни, под надзор идя.
Надзор мандатов.

Вот и дна базаров
суке звон режима.
Там и жёрнов зеку.
Свора за бандитов.

Вот и кончено.
К себе иду. Рожать.
Ловя кита, на фланг Азор, Бермуд,
как дум ребро, загнал, фанатик я, вольтаж.
Орудие бесконечно китов.

Вот и не залечу, чтя лохов, от побед устамши.
И шмазь в убоину, чтя ноги, била троглодитов.
Вот идол гор, талиб. И гонят чуни обувь замши.
И шмат судеб оптово холят чучела зенитов.

Вот и не залечу, чтя лохов, от побед устамши.
Те жилы пожелав, товар до ворота коленно.
Вот идол гор, талиб. И гонят чуни обувь замши,
Ежи! не жадно. Яд – усилит ропот офигенно.
.
Он неги фото портил и, судя, он даже ниже.
И шмазь в убоину, чтя ноги, била троглодитов.
Он не локаторов одра в отвале жопы лижет.
И шмат судеб оптово холят чучела зенитов.

Вот и ров афинян в няни фаворитов

Вот капище веков. А в оке – вещи пактов.

Вот капуцин метнёт со стен темницу пактов

Вот карт навороти, водя мир за нос.
И вянет ум. Он – за, раз ум он.
Идея. Рак идеи.
Не дари луне, зафанатев, сценок ада,
рапорт уважа в утро парада.
Конец света! На фазе – нули.
Радение дикаря Единому.
Заразно мутен яви сон,
а зрим ядовито ров антрактов.

Вот кафедр овнам – бород звон.
Но вздор-обман в орде фактов.

Вот на камее мира жар имеем акантов

Вот на тумбах укорим тот мирок, ухаб мутантов

Вот наиравен, озверев, я вере в зоне вариантов

Вот не маки, демона угар, а гуано медикаментов

Вот не мал Гермес – велик.
Ан, тенями мелок.
Ан, и море – пища тени.
Нет на киле влаги. В доле
дело двигал великан.
Тени не тащи пером – и наколем имя.
Нет на киле всем регламентов.

Вот не мал Геродот.
Киники не чудаки.
Цари – мудаки.
Цинику – цикута, лук.
И от скук – стоику латук.
И цукини цикад у мира цикад.
Ученики – никто до регламентов.

Вот не мал Герцен.
Жив он, соколок-сокол.
А живому и мало колокола.
Зреть бы задаче веча,
да зыбь терзало колоколами умов.
И жалок осколок основ
и жнец регламентов.

Вот не мал герани бал. Слабина регламентов.

Вот не мал герани дортуар.
И матросу мило в сене.
Попаду куда? По пене –
с воли мусор. Там и раут,
родина регламентов.

Вот не мал гербария киот.
Стол побед у стен, и бак –
реагентом жарок.
Босс собкора – жмот, не гаер.
Кабинет – судеб оплот.
Стоик я и раб регламентов.

Вот не мал гериатра замок.
Не в корте утро парламентов.
Вот не мал рапортует рок
венком азарта и регламентов.

Вот не мал германец опытом.
Роботы по туче, мордобои.
Рта бензин от Сити.
Стон из неба – трио.
Бодро мечут опыт обормоты
по ценам регламентов.

Вот не мал герметика кусок.
Аки тир кумир зенита мил.
Курим фимиам и зло.
Мол, зима и миф –
миру климат.
И не зрим у критика косу,
как и тем регламентов.

Вот не мал герундия уход.
Вот не мал гиганта милки ход.
Вдох – и климат наг. Игла ментов.
До хуя и дну регламентов.

Вот не мал, герои, бред.
И лахудре дилер дев
влепит семя.
Место – рот.
Семя мести пел в ведре
лидер духа.
Лидер биорегламентов.

Вот нем гипноз.А в немоте томен вазон пигментов

Вот оборона на катамаране.
Мазила! Попаду!.. Куда попали?!
Замена рам, атака нанороботов.

Вот оборона нанороботов

Вот оглод и вода.
Среда.
Краб – еда.
Дебаркадер садов.
Идол готов.

Вот окреп парад терактов.От карет–дар апперкотов.

Вот сидру с бабой ебану.
Трофеи дурой обогну.
Локтями мят колун-гобой.
Орудие, фортуна! Бей об абсурдистов.

Вот ситара песня абажур клепала.
Белокурозвонно взор уколебала.
Пел, кружа, баян сепаратистов.

Вот сов хор
или лирохвостов –

Вот филиалами гор – тема метро: гималаи лифтов

Вот, Сир, бак еды декабристов.

Вот, ни фига себе, саги финтов!

Вот, ум охрип.
Пища задов.
Свода защип.
Пир хомутов.

Воткни – тс! – ниже, меж инстинктов.

Вы – мотив.
Тремоло слив,
артрита семя в яме сатир травил.
Соло мертвит, омыв.

Вы – мотив. Тремоло мертвит, омыв.

Выл попсу, кулич умыв. Вымучил укус, поплыв.

Вымогал фанат, упал. Шла путана, флаг омыв.

Выразительно кутив,
свиту, конь лети, зарыв.

Вял угодливо-то гном. Шмон готовил, догуляв.

Генерала, но босого, мог особо на ларе нег

Гни к иве дуб.
Лимиты бил? Умел?
Еду влагал в уме?
О, втуне гену твоему влагал в удел.
Ему ли быти?
Мил, буде викинг.

Гни кивера.
В свинец с утра.
Карту сцен.
И в сваре викинг.

Гни, кивая. Недалече
воли сон сносило вече.
Ладен я. А викинг?

Гол до пира день.
Не дари подлог.

Гол один и долог

Голо, длинно...
Тут – он.
Вы – Нафанаил.
А вам – ответил...
Дети дев.
Стихи. Корана сура. Палиндром.
Один.
Аил авар... аул авар, трава авар, трава Луар – Авалиани дом.
Орд Нила паруса – на рок и хит сведите.
Длите в том: А-ва-ли-а-н... А фаны – в ноту, тон.
Нил – долог.

Голо. Дым издох сизым у мыз. Исход зимы долог.

Голое храма тело
вандал грабил.
И бар грабил, и бар...
Глад на воле там, археолог.

Голое храма тело – поле там, археолог.

Голое храма тело.
Звал одинок инок.
И ал пепел.
Озверев в вере,
в золе пепла икон,
икон идола,
в золе там – археолог.

Голое храма тело.
Плиту метил элите,
мутил поле там археолог.

Гомер о море мог

Гон. Отсинел член и сто ног.

Гони, толпа. За лугом сени.
Луну свидания журя,
лги фарту, славе, паникёр.
Пугал факир, кивал топор.
Тут ропот лав и крика флаг.
Упрёки напевал с утра фигляр.
Уж я и над, и всунул, и не смог.
У лаза плоти ног.

Гоним акт оба, разведя дев заработками ног

Гоним, одену траур.
Тоски лужок.
Агонизирую у риз и ног.
А кожу, лик – сотру.
А рту – не до миног.

Гор одиноко тени. Нет окон и дорог.

Гор топор и сень.
Не сироп – отрог.

Гордец, но данности борец.
Гори, пиит! Нам в иго паспорта.
А трещин двери шире в днище рта.
А троп сапог и в мантии пирог.
Це робит сон на донце дрог.

Городим акт – анамнез.
Но в утро в яре галки пили.
Сорокин рот во вторник оросили.
Пик лагеря во рту вонзён
манатками дорог.

Городничему в уме чин дорог.

Городу монитор, истории карта.
Батраки нив г-на сангвиника – рта батраки.
И рот сирот иному дорог.

Громада зада – морг

Громилы, рыло гномам изменя,
я ноги в Рима курии – за торг.
Грот Азии руками рви, гоня.
Я нем... Зима... Монголы рыли морг...

Громилы, рыло гномам изменя,
я ноги в руки ли? Лису – на торг?
Грот-анус или лик урви. Гоня,
я нем... Зима... Монголы рыли морг...

Грот ануса пасу на торг.

Гудя, меси, Валгалла, темноту.
Бетон метана рек на трети.
Пюпитр ему – и умер тип.
Юпитер – танкер, а на темноте –
бутон металла глав и семя дуг.

Гул, сурово газани!
Джин пужал. Копал и плуг.
Гул. Пила. Поклажу пни.
Жди на заговор услуг.

Да звенит елда, но мило! Лимонад, лети не в зад.

Давала тело Роксана каре жребия,
беся себя и Бержерака.
Наскоро летала в ад.

Давили сон. Вина вагон.
Но гавани вносили в ад.

Дал калым.
Мир – парад
дара прим,
мыла клад.

Дал кумир ад. Дарим уклад.

Дал кумир адрес.
Но дамам там ад.
Да мат, мам ад.
Он сер. Дарим уклад.

Дар гони,
вин парад.
Дара пни –
виноград.

Дар горы – Дыроград

Дар мстителен, мокрое темя.
А яме, рванине, творя, и не рад.
Дарения ров. Тени на время.
А я метеор. Ко мне летит смрад.

Дарю одна минет я на заре весны.
Сын севера занятен и мандою рад.

Даря себя, огонь ли?
Беда мутна.
Сед лунь. Лыс сам он.
Не понял меркнуще?
Влетел вещун Кремля.
Но пенно – массы. Льнул
десант ума дебильного.
Я бес, я рад.

Дебил, амуров кто ломил по сути луки.
Дари швее шансон – не речи.
Не то, пират, суди, вопи, ломи, моли,
по виду – стар и потен.
И чёрен нос.
На шее вши.
Радикулит.
Усоп ли, мол?
От кворума ли бед?

Дев демобилизовывал след, удел славы возил ибо медвед.

Десятками пороть!
Толпу ведя на бред,
дербаня деву, плоть,
торопим акт. Я сед.

Десять лам судачили.
Чаду – нате бед.
Дебет, ан, удачи ли?
Чад у смальт. Я сед.

Диавол – ангел:тема. Ну,бабу на метле гнало в Аид

Диван и сон. Вина вагон.
Но гавани вноси на вид.

До метропсов,
до ран лесов
осел народ
во спорте мод.

До ран допит на вора срок.Корсаров антипод–народ

До рани гул. Слуги, народ.

До рани сон. Вина вагон.
Но гавани вноси, народ.

До роз дано: хит иного – двери в ад.
Иду, стихи Ир зрю.
Сужу: сюр.
Зри и хит суди, дав Ире вдогон.
И тихо! надзор од.

До хуищи ведьм еси, и семь дев. Ищи уход.

До хуищи, пилот, стол и пищи уход.

Доводим... иди... сделано.
Вижу: живот, и леди.
Вот – итоги зигот.
И то видел, и то вижу.
Живо на лёд!
Сидим – и до вод.

Дока пить.
Дома нить,
тина мод.
Типа код.

Домироздание и надзор им од

Дорогущие леса.
На себе набор горок.
Скоро гроба небеса.
На селе ищу город.

Дорогущие леса.
На селе ищу город.

Дул балет, неся мороз,
одиноко розов.
О Руси зон гор прогноз.
И сурово зорок он.
И дозором ясен тела блуд.

Дул балет, неся мороз.
Одиноко розов арбалет.
Одинок сиротка.
Фартук оборотен.
Мало, мол? А мне-то
робок утра фактор.
Искони до тела
браво зорок он.
И дозором ясен тела блуд.

Дум ребро заумно. Снов эвон сонм у Азор, Бермуд

ЕЖИ НЕ НАШИ – ШО ТАЗЫ, ЗАТО ШИША – НЕ НИЖЕ!

Ебёна нищета!
Ни дачи, ни машин.
И круче, плотски моден
мне домик, стол,
печурки ниша, мини-чад.
И нате, щи на нёбе.

Ебёна нищета!
Хватило б нам ракет.
От супа нрав томителен вовне.
Летим. Отвар на пустоте.
Карман болит.
А в хате щи на нёбе.

Ебёна нищета! Но, нате, щи на нёбе.

Его, вертопраха слепого, пел сахар по тревоге

Еду и я,
не варвар.
Куда вот, а?
И зачем меч?
Азиатов ад украв,
равен я Иуде?

Ежеманы на меже

Ежи на дорогу!
Угон! Вы, ты, ближе!
Не жил бы ты в ногу
у города ниже.

Еле бок видя, не чини целку бабушке.
Нянча, рви.
Претило коли, терпи.
Врач нянек – шуба-букле.
Циничен яд и в кобеле.

Еле день надень, неделя едова.
Не скуп я и не сер.
К совета данностям спокоен, мил.
Я – мопс.
Я рта небес поколебал сто врат.
Сигал, фанатик, со скита на флаг.
И стар вот.
Слабел. Окоп себе натряс.
Помяли мне окоп.
Смят сон на дате воскресения.
Пук сена в одеяле. День –
не дань неделе.

Еле свербят ковыли, милы в октябре в селе

Ехал Грека,
хером в луны.
Вынул в море
хакер Глахе.

Ехал, панику родя, до руки на плахе

Ехал, панику родя.
Дев свозил. А на хер?
Грех анализов сведя
до руки на плахе.

Ехал.Панихида звонче.Вечно в зад их и на плахе.

Жар, иммунитет... Тётин ум – мираж.

Жара груба. Наври налоги.
Гоним толпой. Одру - бандаж.
Жадна бурдой. Оплот – миноги.
Гола нирвана. Бур гараж.

Жара. Гламуру мал гараж.

Жди. Мимо тени – Габсбурги.
Игру им единолично
класса вассал кончил.
Они – демиурги.
И груб с багинетом имидж.

Жил. Еду хотел. Пищу.
Вижу руку на хвосте.
Ед основа – кулики.
Голод метил закрома.
Киев. Шухер. Голо. Грех.
У швеи каморка – злит.
Ем. До логики лукав,
он содеет сов хану.
Куру живу щиплет.
Охудели ж…

Жоне – климакса маска. Милке – нож.

Жуй ёж у межи, жуй ежей уж, иже мужей уж.

За казни – вин заказ.

За тину – в унитаз.

Забот семинар, храни место баз

Закон имея, нем.
Венец, но данности – себе.
Окоп – в удел соседу.
Святым смыт я в суде со следу.
В покое бесит сон.
На донце невменяем.
Инок аз.

Затвори
мир, указ.
Закури
миро в таз.

Затми, луна, зари морду. Мудро мира занулим таз.

Затылок школы пылок. Шумим у школы. Пылок школы таз.

Заунывен, вонзив зебб без виз. Но вне выну аз.

Заунывен, вонзив зебб, без виз нов. Не выну аз.

Заунывен, вонзив зебб, безвизно вне выну аз.

Зло паззл ополз. Зло полз. Заполз.

И Чонкину чуни к ночи

И в речи – буби, черви...

И в роскоши тужи.
И жар имущих оплыви.
Ты – стон. От сыти выл:
похищу миражи.
И жути шок сорви.

И вольно, голуба, ну! Книг-инкунабул огонь лови

И вор бодрее визави.
Круги фигур.
Круги-фигурки ваз.
И веер до брови.

И глодали на мне сапоги.
Миг опасен манил. А долги?

И гнил оракулом аркан.
И лассо, накатя, промяло ринги.
Фигни ролям – ор пятака.
Но ссали на крамолу Каролинги.

И год, как мир уже двора забыт.
И дна был ад на вынос.
Кастет и рапира,
дари паритет.
Саксоны, вандалы,
бандиты базаров,
дежурим, как доги.

И гола наша Раша, срам йоги,
фигой Марса шараша налоги.

И гола, наша Раша, нет! Салатом сыт убогим.
Вмиг обуты. Смотала стена, шараша налоги.

И гоня лису, Ван Гоги
иго гамм носили нам.
И манили сонм Магоги,
иго гнав, усиля ноги.

И город – агро бы. Вы: ' Бор, га дороги' .

И город – агро бы. Выбор: га – дороги.

И дур гони
к киностудии.
И идут сони
к киногруди.

И идут сони – кодлы рыл – до киностудии.

И идут сони куда? В ад у киностудии.

И идут сони, коптят, по киностудии.

И идут сони, кутят у киностудии.

И крик топорен мира. Дари мне ропот кирки.

И кров да задворки

И лети же в собор. Тут утроб освежители.

И лешим ревниво?
Вы виски хотели?
Билет, ох, и ксивы
в овин вермишели.

И луна вроде ноты.
Мы торили пачули.
И луча пили роты.
Мы-то недорванули.

И луч на мерке креманчули

И мазохи спазмом за психозами

И на холоде не до лохани

И нас тянет речка, как чертенят – сани.

И не мигал фингал. И ни лаг, ни флаг имени.

И не соврати, гусар, красу гитар в осени

И не те уходят, охая, а хотя до хуетени.

И не фига матом енота. А то немота, маги фени.

И не фига матом жечь. Лажу – с плеч. Пчёл псу жальче жмота, маги фени.

И не фига! Матом – жмота, маги фени.

И не фига! Матом – роботов, и жвала – в живот обормота, маги фени.

И не фига! Матом женили не жмота маги фени.

И не фига! Матом жените дуру детине жмота, маги фени.

И ноги фаната – на фиг они?

И нос,
и лики лис они,

И псы телес –
в себя слепи.
И пелся бес
в селе. Ты спи.

И различу ль ногой –
они ли, фонари?
Тиранофил иной
огонь лучил зари.

И размочу луну – луну лучом зари.

И размочу луну лучом зари

И размочу ль луну на фонари? И рано фану нуль лучом зари.

И разогрев течку ртов,
от рук четверг озари.

И разума камзол
Лоз макам у зари.

И рано факира пулями мял –
у парика фонари.

И сере адовой, ад, сдай овода ереси.

И соли-ка себе и ты бытие, бес, аки лоси

И сон у шин и фар тумана.
Нам, Боже мира, голоси.
И соло гари меж обмана
нам утра финиш уноси.

И сор – пир. Бак еды – тебе. Ты декабри проси.

И соседу, де, соси!

И тесен Вавилон. И дом. Один. Олива вне сети.

И трём сынам удуманы смерти.

И туп и тесен век тоски.
И к сотке вне сети пути.

И хором окстяси , висят скоморохи.

И че, мон шер, грешно? Мечи...

И чернокоже млея, я ел меж окон речи

И чо нам ад?
Вор эпохи спондеев шалил.
Усопла швея до гениев.
Шут у швеи негодяев шал.
Посулила швее дно психопэров
дама ночи.

И швед – одевши. Швед – одевши!

И швед, и стоик, и лихач. Азарт успокоений.
И не окоп с утра зачах. И лики – отсидевши.

И швее – ни-ни, не евши.

И, мал губами,
зевал богам я.
Я маг облаве,
зима б углами.

И, не лох, я ем гипофиз истин Гугла.
Бант у девиц. И вас Арктур послал.
Сопрут красавиц и ведут на бал.
Гугнит Сизиф – о пигмеях, о лени.

Игл одури мясо сося, миру – долги.

Игл осени глянец ценя – лги, не солги

Иго бури. Панданы, миноги.
И гонимы на дна пир, убоги.

Иго вертиго – боги тревоги

Иго лбов, туши поле, заре монологи.
Жиголо номера зело пишут во блоги.

Иго менторов – уху ли мина? Враги!
Лига рвани, милух у ворот не моги.

Иго ропота, вони вы дроги.
И горды виновато пороги.

Иго табора, бара торги.
Игр отара, баро батоги.

Иго тиров. Огонь! Но с дороги –
город сонь. Но говор – итоги.

Игр от совета не неся,
рваните длани, приманите души.
Вкатите дым отеческий.
Он еле памятен и мил.
И минет яма пеленой.
И к сече-то мы дети. Так!..
Вишу, детина. Мир пинал –
детина в рясе – не на те восторги.

Игр от совета не неся, рву в рясе не на те восторги.

Игр, оттепель, набарабань. Лепет, торги.

Игру перемен – метьте мне, мере пурги.

Иди и чуди.
Обе на небе.
Светило ретиво –
лысо на небе светило.
Как бы рано,
но вижу тени, вижу – никто.
А ты покори сударку.
Чаду ты пой о лесе.
Выведу уши по тону.
Хор о Шопене по шороху нот опишу.
У девы весёлой опыт удач украду.
Сиро копыта откину...
Живи, не тужи –
вон она, рыбка.
Колите в себе наносы.
Ловите роли те в себе.
На небо идучи – иди.

Идол пола – макака – лакала ка-ка. Мало – плоди.

Идолом расу, гусар, молоди

Иду гибко. Веду как-то. Выл к сути.
Дал кикимор дни Лапуте. Нуте?
Нету! Нету! Палиндромики клади.
Тусклы вот, как у девок бигуди.

Иду мимо тентов.
Тени, мужи. Вижу – ужи вижу минет
Вот не томи муди.

Идут соки.Липок допинг.Огни подкопи.Лик остуди.

Идя, лечусь. Лупил и пульс у челяди.

Из армии мрака,
шикарен от мази,
но плёв – санитар.
И лазами – тати.
Мазали рати.
Нас вёл по низам-то
не рак – ишак
армии мрази.

Икар мажоров,тучелик, соски лечу, творожа мраки

Икар у детищ. Ищите, дураки!

Икару Дедал канву дал.Вы в ладу.Внакладе дураки

Икнёт товарка, крапа лира пикнет.
Судачат раки, курит самовар.
Понтами в речи – буби, черви, мат.
Но право – масти рук и карт.
А чад у стенки.
Парила парка, крав оттенки.

Икни речевым укором. Как морок – умы вечеринки.

Икра до пира? Даме? Нема. Дари подарки.

Икра мерзопакостна. В квант сока – поз ремарки.

Икру трески манили на миксер турки

Икры дугой йога. Нагой йог у дырки.

Икс-отражение фона,
носа фигур. Коротки,
дики ж умы, мужики!
Диктор округи фасона.
Но феи – не жар тоски.

Икс-отражение фотофиниша.
Хор ошибок. Сыт оба раза.
Фаза фото, мотофаза –
фаза работы скоб и шороха шин.
И фото феи. Не жар тоски?

Икс-отражение. Ранил, и как!
Вор, и кораблик, и лба рокировка.
Кили на реи – не жар тоски.

Икс-отражением замучен мониторов,
томителен во времени манер.
О, вдовы, бабы, во дворе, на мине мёр.
Вовне летим. Отвороти.
Но мне чума змеи – не жар тоски.

Икс-отражением замучен мониторов.
Томителен совково, свято.
Хотя ухи, ну, тентов по пути,
всю свиту поп… Вот нету ни хуя-то!
Хотя в совок во сне летим, отвороти!
Но мне – чума, змеине, жар тоски.

Или вот, огузок Ио
вис, арканом единя.
Няни – в дело, Лёд виня.
(Няни демона. Красиво!)
И козу готовили.

Или жили-нежили, или женили-жили

Или чо похитили?
Или чо, мужики, терема – голоте?
Воскресение. Шухер.
Грех у шеи не сер.
К советологам! Еретики ж умочили.
Или тихо почили?..

Илия + Лили и Лиля. Или?..

Иль тему смазал графоман?
Знак накатил – плети, мол, петли.
Себя бесил теплом. И тел плита – канкан.
Знамо, фар глазам суметь ли?

Иль тему сон дарил театру?
Чур! Тает лира. Дно – суметь ли?

Иль широко пером мотни.
В миг утрат смири миры.
Довопят, смоля в репер,
вяло мстя, поводыри.
Мир им стар. Тугим винтом
море покоришь ли?

Им я – ухваты психа.
Пахи в училок яме.
Семя коли чувиха,
пах испытав хуями.

Имам-холерик ест.
Из органов масона
пожарил крест.
Сер клир. А жопа, но с амвона
грозит секире лохмами.

Имя – у химер. Гены мата – мы. Не греми хуями.

Имя – ухват.
С совком азиат.
Сито – в комок.
Вот и стаи замок,
восстав хуями.

Имя не трогала дева – ведала гор тенями

Имя титана – титями

Имя ухвачу.
Взор подучу.
Чрево полечу.
Чем-то отмечу чело.
Поверчу чудо,
прозвучав хуями.

Имя,лета,сип скота. И зал азиаток с писателями.

Ин,томи,ледени. Инда шабаша дни. И недели мотни.

Инда Лете тела дни

Инем и Янем у тени вянем,
сытно, Панурги, игру на понты сменяв.
И нет у меня имени.

Инженеров дань на дворе не жни

Инсулин гор. Праха сахар прогнил. Усни.

Ипотеке – рвение диеты. Те идеи не в реке топи.

Иран, офанатев: цвета на фонари!

Иру допёк (тема звала в заметке) по дури.

Испепелит свято, хотя в стиле пепси

Их испит сон. Сапог им – миг опасности. Психи.

Их испытали Пилаты-психи

Их манера минет.
Сочно перднут, инок.
Туч потоки, дылда,
перднут в тундре, падлы.
Дико топчут кони
тундре пончо стен.
Им арена – мхи.

Их рано миновала шкода,садок шалав.Они монархи.

Их уважили, лижа в ухи

Их уму рамок нет.
Сосут не минет.
Как тени менту –
со стен комару мухи.

Ишак умел, а дядя дал ему каши.

Ищи! Ухлопала пол-хуищи.

Ищу дубин закон, но казни – будущи…

ЙОГ – УД ДУГОЙ

Йог животно млел.
Лёд, жала – нагой.
Йогана лаждел
Лелмонтов ижгой.

Йог зиме не рад и в море копыто кинет. Ел помои. Скапустился.
И на лежаке – река желания.
Слит суп аксиом. Оплетён икоты покером, вид арен ем, изгой.

Йог зимой скапустился,
и на лежаке – река желания.
Слит суп аксиом, изгой.

Йог зимой скатился,
и на лежаке – река желания.
Слит аксиом изгой.

Йог удил. Шикарен, мокр. Ко мне раки шли дугой.

Йог, зиме я рад. Уху ел, помои. Скапустился.
И на лежаке – река желания.
Слит суп аксиом. Оплеуху даря, ем, изгой.

Йог, он див. И, видно, гой.

Йод лей елдой

Йод лей, омыт. Ты мой елдой.

Йод не гель,не туче лак.Я калечу тень легендой,

Йорки ил гнали.
Меняли меловым холмам архаики лики.
А храмам – лохмы.
Воле – миля.
Не мил Англии крой.

К избам идучи ли чудим, а? Бзик?

Каб осени десант
набаты бил… А так –
скатали быта бант
на седине собак.

Каб осени десант – на седине собак…

Как-то, в лето – хворобы выборов хотел.Вот как.

Какаду, маралы. Мама мыла раму. Да как!

Каков мирок! Ядов зов.
Вот оборви, муза, руки те.
Роете науки Левина? С каким ударением?
Увы!
Виллич учил ли вас, а? Виллич! Учил ли?
Вы в уме? И не рад ум.
И как сани велику, а не теоретику разум.
И в роботов возводя, корим.
Во как!

Каменотёс,вали,дурак! Кар удила всё то – не мак

Карабин закона – на нанозамок.
Сим откакан зада знак.
Актом искома зона.
На наноказни – барак.

Карабкалась рапа. Запарь салак барак.

Кардинал
для миляг,
я ли мял
длани драк?

Карм у стенки никнет сила.
Пали стенки, никнет сумрак.

Карму лопала звезда. Чад, зев зала, полумрак.

Карму стенки чикнет сила.
Вал и стенки чикнет сумрак.

Картин архив, окромя ухода вон, спёр.
Колёса запер, и кули. Арбу запер хакер.
В реках – репа зубра. И лук и репа.
Засел, окреп, снова до хуя моркови хранит рак.

Карусель,
лес атак.
Ската сель
лесу рак.

Кинь лечо.
Свари-ка факира в сочельник.

Кит рапан облизал.
И лещ в щели лазил.
Бонапартик.

Кифар, гитар комедия.
И дел санузел. Слился трафик.
И фарт я слил, слезу наследия.
И демократ и график.

Кифар, гитар комедия. И демократ, и график.

Кифар, гитар тут сила не бесила.
Витало паники лото. Фонтана кисея.
Иду себе на нары. Деловой!
О пении: не пой о воле.
Дыра на небе. Судия еси канат.
Но фотолики на полати – вали себе
на лист утрат и график.

Кифар, гитар упор искать.
Локтём опоре панику решить.
Терзать лукаво рок.
Как инок из икон и как корова культа.
Зреть тише рук, и на перо – помёт.
Коль так, сиропу – рати график.

Кич – неведом моде венчик

Ковал убор девахе: меха, ведро булавок.

Кода газа – зараза загадок.

Кода газет не ловите.Руку ретиво ленте загадок.

Кода газеты повторов опыт
чем-то по теме роет пустот.
Эвона, нов этот суп теореме.
Топот мечты. Поворот
в опыте загадок.

Кода года. Вера звала в зарева догадок.

Кода зада – как ада задок.

Кода паники – пики нападок.

Кода судеб - обеду садок.

Коду лежбища чащи б желудок

Кожи в дереве смолим. В милом севере движок.

Козак, смоги, не радуя, ударен игом сказок

Кол и гомон дани телу. Улети на дно могилок.

Коли в заре полагание дня
убыло, маркером воли маня,
у бечевы не рисков я.
Харе повешу двери,
моя алмазы мызам,
лая о мире в душе.
В операх явок сирены
вече буяна мило.
В море крамолы буян-де
и на галопе развилок.

Коли гомон да надежда,
зуд же Венус, анус милок.
Кол им, су. На су – не вежду.
Зад же. Да на дно могилок.

Коли гомон да надежда,
зуд же вен в носу бутылок.
Школы тубус, он в невежду.
Зад же да – на дно могилок.

Коли гомон да надежда,
зуд же дома на затылок.
Колы таз. А нам – одежду.
Зад же дан. А дно могилок?

Колом о гоблина!Карать!Тать тараканил богомолок.

Кома дурам, шок у рамок –
комару, кошмару дамок.

Кома зала замазала замок.

Кома злату – попутал замок.

Кома наша – папаша намок.

Кома силы пилоту.
И луна вроде ноты.
Мины дрогнули буден.
Не дуби лун гордыни.
Мы-то недорванули.
Утоли пыл и самок.

Кома силы пилоту.
Утопи коды рамок.
Комары – доки поту.
Утоли пыл и самок.

Кома суки – на панику самок.

Кома сути,
околеть мани дамок.
Алела жопа, да пожалела.
Кома, динамь тело.
Коитус. Амок.

Кома. Дурам - шок у рамок.
Локус, ротик, тётин пол.
Хлопни тётки торс. Укол.
Комару - кошмар у дамок.

Кома. Дурам – шок у рамок.
Комару – кошмар у дамок.

Кома. Зона.
Наноказни.
Чин закона.
Нанозамок.

Кома. Сутра. Март у самок.

Кони – будущему наги.
Драк в начале дела – чан.
В кардиган –
умещу дуб, инок.

Кони будущие наги. Ига не ищу дубинок.

Кони-кони.
Будущему наги.
Драк в начале дела – чан.
В кардиган –
умещу дубинок, инок.

Кони-то – бонз.
О, утри вид у бронз,
икон и чана начинок.
Из нор буди виртуозно ботинок.

Копил хворобу боров хлипок

Копил хронограф липу – клади крохи.
Копили лет награду недолохи.
Ан, тёмен гомон. Орды сарацин.
Седым гну лом.
О, ждите дара, дети Джомолунгмы.
Десница расы дроном огнемётна.
И холоден удар гантели, липок.
И хор кидал купил фар гонор хлипок.

Кора в отвар попала –
по вони чарок.
Скора чинов опала,
поправ товарок.

Кора до пары дырок. Коры дыра – подарок.

Корвет и сон. Вина вагон.
Но гавани, вносите в рок.

Корили сон. Вина вагон.
Но гавани вносили рок.

Коров о горок стену три. Рту нет скороговорок.

Корсет и сон. Вина вагон.
Но гавани, вносите срок.

Коря одров, доверю кров.
А коромысла галсы – морок.
А вор-кюре – во двор доярок.

Коса, по дороге развилок иди, коли в заре город опасок.

Косы – венками мира.
Верим, вы вечны.
Нынче вы в мире.
Варим и мак невысок.

Косы венками и мак невысок

Косы вкусы. Сук высок.

Кот и луна.
Кат, сатана.
Фата-фаната
стакан улиток.

Кот лежал – зла желток

Кот я. В сани тракторов-то
напущу-ко сук десяток.
Кот я, сед, кусок ущупан.
От ворот – картина святок.

Кот-Инет у тени Ток :)

Кот-силач рубля мял бурча листок

Коту – брегет и диву. Увидите герб уток.

Кошу поля, романов речи, червона моря лопушок

Кошу, живя.
Я вижу шок.

Крем опаски. Нос – рука.
Рак сивухи. Сон химер.
Крем их, нос их – у виска.
Ракурс оникса померк.

Крем опиума длите, мази. Заметил даму и померк.

Крем опиума длите.
Мазь ловите.
Дымите свите,
но гоните в сети.
Мы дети воль.
Заметил даму – и померк.

Крем оплеухой окатит овал лица.
Бедром антично крепок и не чуток сноб.
Он – скот, ученик опер.
Кончит на морде, бацилла.
Вот и такой – охуел, померк.

Крем опробуем из крови.
Ор тирад. Умён Гомер.
Крем – огнём. Удар. И Трои
вор – к зиме. Убор померк.

Крем опыта.
Делись, не рапортуй.
А дури мук, миров тоске – рогатка.
Фреза – лимит охоте. Но не то хотим.
И лазер факта горек сотворим кумиру.
Дай утро, парень, силе.
Да ты померк?..

Крем-оползень.
Нет кактуса, пардон.
Одра пасут. Как тень,
незло померк.

Кулёк требовала, в обёртке лук.

Кум, а кум, ты моден, или?..
Недомыты дали.
Хорошо ли Далем
раму мама мыла?
Кто от кума?
Маму дурим.
Миру – дума:
маму – кто?
От калыма маму
мармеладило.
Шорохи. Лады. Ты моден?
Или недомыт?
Мука мук.

Кумир евреев – веер вер и мук

Кумыса четверги.
В игре, в течении единого –
двоит апатии перо.
Гвалт одинок. Сирене рта
худого духа тренер искони дотла.
В горе пиита патио.
Вдогон – идеи. И не четверги
в игре.
В те часы мук.

Курс иен. И хаос ям. И мясо ахинеи с рук.

Лёг и фото вынул то я.
Отсидели леди, стоя.
Отсидел и леди сто я.
От луны вот офигел.

Лаж развеем гипноз, ибо бизон пигмеев заржал

Лажал, бояре, Петя. И я теперя облажал.

Лазер бок
Обуздал.
Хлад зубок
обрезал.

Лак резонансен – магам не сна, но зеркал

Лак резонансен.
Я единичен.
Монтаж сонно сжат.
Но мне чин идея –
не сна, но зеркал.

Лак резьбы завито мчал,
Плавил стоны нот, свивал.
Славив стоны нот, сливал
Плач мотива, зыбь зеркал.

Лак синевы дал хор планет. Стенал, прохлады вен искал.

Лани мир
крысе мал.
Ламе сыр
криминал.

Ланиты богу-то, но туго быт и нал.

Лари бы в опыты бы ты повыбирал

Лгу мстительно. Конь летит смугл.

Ледоруб.Окорок. Скот я. Пяток скоро кобур одел.

Ледяной у хама хуй. Он яд ел.

Леп ил Емели Пете. Пил. Ем. Ел и пел.

Леп ил, енот и пот. О, питон! – ел и пел.

Леп ил. Енот и по топи-то не ли пел.

Леп сонм у зебба баб, безумно спел.

Лепи кирпич – он к ночи прикипел.

Лепи-лено-типо-попи – то не ли-пел.

Лепил енот и пот. О питоне ли пел?

Лепил енот, и поп о питоне ли пел?

Лепил енот, и попо-питон ел и пел.

Лет увар. Навар – помои.
Скажет: я, мол, и бывал
Инем в яме, Янем в ендове.
Ну, никак невроз умён? Вдове
невод в нём, узор венка.
Кину невод. Невменяем,
я вменил, а выбило мятеж.
Аксиом оправа нраву тел.

Летал пепел мезолита.
В ходе небесного блуда наверчен.
А мрак выпал, как лапы в кармане.
Чрева надул. Бог он себе.
Недохватило Земле пепла тел.

Летел в отрыве звон и шум.
Хулой икон и домовин гостил самум.
Отселе – шкода года Нового.
Богемы лак – в калым его богов.
Она догадок шелестом умаслит.
С огнивом одинокий олух
мушино в зевы ртов летел.

Летело, плод имея, ноги. Гоняем – идол полетел.

Лидер в утро в ларе бил. Либерал во рту вредил.

Лил дилер пар, апрели длил

Лимит усоп.
Покоен монитор.
Окурок сник, усох. Минором
кифар томим,
я тут online ценил.
Но тут я – мимо. Трафик – мор.
Он, имхо, сукин, скор.
Укороти!
Но мне окоп
по сути мил.

Лимон – тузам.
Мир гадок.
Волен – оводам.
Имя их рано метит.
Смени на дым года покоя и,
на миг,
авто – на гроб.
Рессоры – вниз.
Небу – бензин.
Вырос серб.
Орган отваги, мания окопа, догмы дани…
Не мстите монархиям.
Им адово неловко.
Да грим мазутно мил.

Липа, злаки. Икал, запил.

Липуч текилы был и кетчуп-ил

Лира дурела в акте? Нет, кавалер ударил.

Лично кончу тихой одой. Ох и тучно кончил.

Лично тут утончил

Луга.
Звени в вине!
В загул!

Лука моря. Лги факту. Тут утка – фигляром акул.

Лукавы вы –
в акул, –

Лун гончар мрачно гнул

Луна да спецназ. Я в сене. Связан. Цеп саданул.

Луна, белила. Налил, ебанул.

Лунь локатор крота кольнул

Мёд алкоголя влив,
видал судеб я гром.
Морг ябед усладив,
в ил вялого кладём.

Мёд алкоголя влом.
Мёд жениху – винтом.
От нив ухи не ждём.
Мол, вялого кладём.

Мёд ев, демон, дивно лыбясь, лупил, лапу щадя.
Топал, яд ев ентот, не ведя лап от яда...
Щупал ли пульс я?
Был он, видно, медведём.

Мёд жениха
в свадебку – ртом.
От рук – беда.
В свахи – не ждём.

Мёд жениха в свадебку ртом отопру.
Малы мужу ужо рты поутру.
Рту – опыт рожу уж.
Умыл амур потом.
От рук – беда.
В свахи – не ждём.

Мёд жениха всуе у свахи не ждём

Мёр собор удалым.
Мирт собора потом
Мы с собою не ждём.
Мёд же ню обоссым.
Мотопар обострим,
мыла дур обосрём.

Мётел полёт. Сокол около. Костёл оплетём.

Мавры сыто вроде жили.
Лавры вили бодро жиром.
Мор и жор добил и вырвал.
Или же до рвоты сыр вам?

Маг я дур.
Тепло толпе.
Трудно.
Лето прохиндеев.
Шили радуге банты.
Поколесили дурооси.
Соорудили село копыт.
На бегу дарили швее дни.
Хор потел.
Он дур тепло – толпе, трудягам.

Магнат сумо плакал по мустангам

Мак, веди на враки, ну-тка.
Как туманов звонам утка?
Как туника рвани девкам?

Маки Терека.
Нукеров данник ел рака.
Рак-арлекин на дворе – кунак еретикам.

Маки веем зла киям. Я икал змеевикам.

Маки веем, злаки – дар.
Рапорт увлажнил бедлам.
Мал-де блин! Жал в утро пар
радикал змеевикам.

Маки веем, злаки.
Каб ослы – бедлам.
Мал-де был собаки
кал змеевикам.

Маки веем. Зла ни грамма.
Там тирадой озёр гамма.
Грёзой ода ритма там:
маргинал – змеевикам.

Маки, терема – блядям. Яд я – лбам-еретикам.

Мал сигнал.
Флаг упрям.
Яр пугал.
Фланг – ислам.

Мал хитина дом.
Мода, нити – хлам.

Мала единично кончина громадин.
Дни дома. Ты тонешь.
Но тени не тоньше.
Но ты там один.
Дни дам органично кончин идеалам.

Мало в тире мин имама.
Мыла раму мама.
А маму – маралы.
Мама мини мерит волам.

Мало династии пиров. Твори, пиит, сан идолам!

Мало поп у метиса в кровати.
Милее лоз вам анатом.
О Ленине – ломота.
На Мавзолее – лимита.
Вор квасит. Ему – пополам.

Мальчонка бос и волен.
Он Будде брат,
слетев с имаго,
бич он вынул.
Зал гор и сон.
Мрак бед.
У ступы ниши.
Тишина в Тибете.
В сандале мрак вилял.
И в карме – лад. На свете –
битва ниш и тишины.
Пут, судеб, карм.
Но сиро – глаз луны
в ночи богам.
И светел, стар бед дуб.
Но не лови собак, ночь лам.

Мальчонке век – ночь лам.

Мама мыла, мыло пеня.
Ну, папаня, уходи.
На папане – цели пани.
На пиле – цена папани.
До хуя! На папу – няне!
Полы малы мамам.

Мама раму мыла?
Мило.
Мило то ли моли?
Малым ума рамам?

Мама, дарим один, два, три мирта в дни до мира дамам.

Манер огонь – на день.
Не пан – уди мадам.
Мадам, иду на пень.
Не дань, но горе нам.

Манер огонь наденем.
У кума дуну даму.
Куме не дань, но горе нам.

Манер огонь надену.
Трофеи, как умеем,
имеем. У, какие!
Фортуне дань, но горе нам.

Манер огонь!.. Но ваша вонь!.. Но горе нам!

Манер огонь.
Не дом, а тень.
Не там одень.
Но горе нам!

Манер огонь.
Не дома день.
Не дам, одень!
Но горе нам!

Манер огонь.
Нор тень – не тронь.
Но горе нам!

Манер огонь. Не дыбы день. Но горе нам!

Манер огонь. Не лень, но горе нам.

Манер огонь. Не тама тень. Но горе нам!

Мании Карфагена: нега Фракии – нам!

Маникюр – багром.
Морга брюки – нам.

Манил тур вин зело, бытописатели?
А к ним заря. А в окошки лето.
В онанизме проз – узы мыз, узор пемз.
И наново телик – шоковая разминка.
И лета сипоты болезни врут ли нам?

Маркс – идеом залп.
Идеоплазму Ленин ел.
Ум – залпоед и плазмоед –
«Искрам».

Март на марте.
В уд азарт нам.
Мантра заду.
Ветра – мантрам.

Март на марте.
Вот и фарт нам.
Мантра фито –
ветра мантрам.

Март на марте.
Выбор парт нам.
Мантра пробы –
ветра мантрам.

Март на марте.
Выдал карт нам.
Мантра: клады –
ветра мантрам.

Март с номадом. Ода монстрам.

Март у опор яро по утрам

Маски не фаски, но ток от оникса – фениксам

Масс акробат –
как дар он массам.
Но рад,
как табор, кассам.

Мат и ноги фанаток, скота. На фиг они там?

Мат сук опытен и мил:
шелестом отселе
шли минеты. по кустам.

Мат, Сир! Бак еды – доводы декабристам.

Мат, Сир? Бак еды! Доводы духа? Худы доводы декабристам.

Материм виновного. Бог он вони в мире там.

Матом робота, маги фени, и не фига! Мат – обормотам.

Матрона наладила баню.
О, плоти! Но как ал Шопен!
Не пошла, как они, толпою на бал.
И дала нанортам.

Махал? Иду. Чужак – себе скажу. Чудила, хам!

Межа, но с репером. В море – персонажем.

Межа,но с репами закопана, пока зима персонажем

Мелет аксиому шут. Уши ли шуту шумоискателем?

Мелисса – пир, припас сил ему.
Мелисса – пир. Припас сил – ем.

Мелок судна пандус. Мечен.
На море вести нам нечем
анфиладу копий.
И по туче мира шарим.
Мы надир планет слепили.
Били пульс Ураном.
Шили шмон, а Русь лупили.
Бил и пел, стенал приданым
мира шар и меч утопий.
И покуда лиф, намечен,
манит севером – ан, нечем, –
судна пандус колем.

Мелю и мелем июлем

Менеджер-понтёр: врёт, но прежде нем.

Менторобот робокопу
прёт сурово лимузин.
След, и вред, и лунопопу,
моде ведому попону
лидер видел снизу. Мило!
Вору стёр пупок о борт –
оборотнем.

Менторобот урке рад.
А ранжиру денег рота.
Но на торге не дури ж,
на радаре крут –
оборотнем?

Менторобот. Из органов мастер.
Обиход звонаря ударяет азартом.
Стенки низа манят, и дитя на мази.
Никнет смотра затея, радуя рано.
Вздохи борет, с амвона грозит.
Оборотнем.

Меню и ню имеем.
Залазя в секс, отвянем.
А не жена меня
в тоске связала змеем.
И юн июнем.

Меню и ню, и юн июнем

Меня он мутит – ум, – но я нем.

Меня творим. Уж околело кожу миров тянем.

Мера бёдер – епанча.
Мстите в сене. Свеча
дур удаче в сене светит,
смачна перед ёбарем.

Мера бёдер – епанче нокаутом.
Жаром уз и риз – умора жмоту.
А конечна перед ёбарем.

Мера бёдер – епанче.
В оке варева шантаж.
Урки кружат. Наша вера
вековечна перед ёбарем.

Мера бёдер – епанче.
Вены туго на ноге.
Ни скотине, ни бабине –
ниток синего на ногу.
Ты не вечна перед ёбарем.

Мера бёдер – епанчи.
Голень дур, гарем учи.
Кара кичу. Мера грудь
нелогична перед ёбарем.

Мера бёдер – епанчи.
Пить не лень ли, поселяне,
пущу пеня лесопильне?
Лень типична перед ёбарем.

Мера бёдер епанчам.
Сапожком еретикам.
Ваза в маки, теремок.
Жопа смачна перед ёбарем.

Мера бёдер епанче в укор.
Сваха в срок увечна перед ёбарем.

Мера бёдер епанче.
Воле чаш удел озвучу.
И учу: в золе душа
человечна перед ёбарем.

Мера бёдер епанче. Ваша – вечна перед ёбарем.

Мера бёдер епанчи.
Тор Эзопа. Щипачи.
Кир и кича. Пища поз
эротична перед ёбарем.

Мера бёдер епанчу ткёт.
Я, зятёк, тучна перед ёбарем.

Мера бёдер. Епанча души.
На ремонте тир, а паритетно
мера ниш удачна перед ёбарем.

Мера бёдер. Епанчу!
К сену дуб и то влачу.
Боковед и то влагал.
Вот и девок обучал.
Вот и буду нескучна перед ёбарем.

Мера гнева. Ретив, свите равен гарем.

Мера грёз о ноте бантов.
Мерка нага кружев – сени Брабанта.
В кедах юнее нюх, адекватна Барби.
И несвеж уркагана крем.
Вот на бетон озёр гарем.

Мера греха – не тебе, не нам.
Утащил – и жри!
Маме – тотем!
А мир жилища туманен.
Ебете на хер гарем!

Меркнет ум.
Мука, нем.
Смена, кум.
Мутен крем.

Меры долларов халява завяла. Хворал лодырем.

Мерю тату шута тюрем

Мерю тело –
Боле дурим.
Миру дело
Боле тюрем.

Меч – азарту снов. Он с утра зачем?

Меч о пол – хоп и нет.
Вы мечтой уревитесь,
не твердя антител.
Ну, рваните, дурашки!
Буквы разума рдели.
Свите дыма мы дети,
в силе драму зарыв.
Куб, и к шару детина.
Врун летит на ядре.
В тень сети веруй, отче.
Мы в тени похлопочем.

Меч о пол хвачу.Взор пучу. Прозвучав, хлопочем.

Меч о пол.
Хладен, гол.
А заломит речугу –
гулок шумом у школ.
У-гу-гу, черти, мол.
А залог не дал.
Хлопочем.

Меч увижу, меч-кладенец.
Оплаты пытал.
По цене дал.
К чему? Живу чем?

Меч увижу. Дорвались! Сила в роду живучем.

Меч-то к соседу метим. Жмите муде со скотчем.

Мечеть – тевтонам. Бог – обман. Ответьте, чем?

Мечта мечту палила путче-матчем

Мешком звени, чаном, чмо на чине взмокшем.

Миг – он отсинел членистоногим

Миг обуян гонором.Исконен оксиморон огня убогим.

Миг оно во логике – реки головоногим

Мила швее мзда.
Сад зудом маним.
И нам – мод узда.
Сад змеев. Шалим.

Мимо дев – швее калым.
Мы водяру – рядовым.
Мы лакеев – шведом им.

Мимо тёщиного дома мод огонище томим

Мир — отара теноров.
Как в отрубе, нате, вторим.
Мир ответа – небу ртов.
Как вороне тараторим.

Мир глаза мило бодр. До боли мазал грим.

Мир змеи – на вина, мази заманиванием зрим

Мир и мир Пенелоп.
Итаке – репутация.
Воланы тел, иксами – маски Леты.
На лов яиц! Ату!
Перекати-поле.
Непримирим…

Мир озарением зудя, яд у змеи не разорим.

Мир ума не дал – халтурим.
Но он, мир, утл.
А хладен – амурим.

Мир, зенит ума – замути, незрим.

Мир-окоп
посулим.
Мил усоп?
Покорим.

Мира шанс нашарим?

Миров тоски льняным удачам,
алхимии маний, и трапу партий,
и нам, и им, и хлама чаду –
мы нянь лик сотворим!

Миров-то гобелен еле боготворим

Миров-то сотен гамму, как ум магнето, сотворим!

Миром он рос? Не смешите!
Феб он. Зовя, метеоры святил.
В море тип юного мира.
Зодчему – меч. До зари
мог он. Юпитером влит я в сырое
темя, в ознобе фетишем сенсорно морим.

Миры змеи
в узоре тырим.
Миры те, розу,
вием зырим.

Миряне,дела Торквемады выдам,ев крота,леденя Рим

Митинга мандат
стенобитен?
Нет, ибо нет стад.
Намагнитим!

Митинга мандат. Соло стад намагнитим.

Митрополит, стило портим!

Миф – арест.
Сер калым.
Мыла крест.
Серафим.

Мифа ресница, расти. Бит сарацин-серафим.

Мифа рессор зовом осев, весомо возрос серафим

Могу царю дробить луку культи бордюра цугом

Могул пилили плугом

Могуч меж икон именем инок и жемчугом.

Могуч меж иконами.
Мыт я в сини святыми.
Манок и жемчугом.

Могуч меж коряг
юга рвов мёд и заводи народ.
До ран и до ваз идём в овраг.
Юг ярок жемчугом.

Могуч меж ног,
обут, убог.
Ой, каково!
Как йог обут,
убог он жемчугом.

Могуч межи моток. С азартом
сосуд и короб заряжу.
Ужо, вор, пени не тебе.
На нраве вар, на небе тени.
Не провожу уж я разборок.
Иду со смотра за скотом.
И жемчугом.

Могуч?
Меж ног утоп же, млел.
Тлел меж потуг он жемчугом.

Мода – змею.
Овод – анусу.
Надо – воюем задом!

Модно мобилы бы выбил себе б, если бы вы были бомондом.

Моду Парижа леди-босс обидела жира пудом

Может, и в олухе
вех уловите жом.

Может, иного мир
зримо гонит ежом.

Может, украдена.
Может, речь дядина.
Бани дядь – чертежом.
А не дар кутежом.

Может, я мятежна? Мучу кучу манжет я мятежом.

Может,ал пламени бал.Сон ослаб и не мал платежом

Мой игрун опытен.
Он – меч. Аз – кат.
Он маг обману. Дев манил.
Он виден Алинам у Тани.
Алели Марии и Ии. И Ии!
И Ира милела. И Нату манила.
Не дивно ли нам, ведунам, богам?
Но так зачем ноне ты понур, Гийом?

Мой игрун опытен.
Он маг обману. Дев манил.
Он виден Алинам у Тани.
Алели Марии и Ии.
И Ира милела. И Нату манила
Не дивно ли нам, ведунам, богам?
Ноне ты понур, Гийом.

Мок чёрт у реки. Ликёр – утречком.

Мокли синички лбом. Им облик чини силком.

Мокну зло. Приму мир ползунком.

Мокр еврей-ефиоп.
Ангел ЧОНа у троп.
Выдал ксив он, волын.
А за нами – лиман.
А заныло – внови склады в порту.
А ночлег напои фейерверком.

Мокр еврей. Ефиопа няне
муза лгала. Бел, соплив и дурашлив,
о-ля-ля, ловил шар. Удивил. После бала
глаз у меня напои фейерверком.

Мокрица – за лес, и видели липу.
Лик тушИ да рвоту швее.
Сира факира пиля, мяли парик.
А фарисеев шутов ради шутки лупили.
Леди висела за цирком.

Мокрогуб с бугорком

Мол, бортом сохе техосмотр – облом

Мол, в марте сом осетрам влом

Молодо пугала салагу подолом.

Молоко – торпедой.
В йод – осколок соли.
Сил осколок – содой.
В йоде – протоколом.

Молоко торпедой влил. В йоде протоколом.

Молоти престолом
Молот-серп. И толом.

Молчи, приказываю! А вы – за кирпич, лом…

Моля едоков,еду не дожую.Уж одену девок одеялом.

Монах, решительно кади.
Аида конь, лети Шер-ханом.

Монегаск – его на заказ. Заказано – гексагеном.

Монете ревности чело, но лечит сон веретеном

Мор да казни. Чин за кадром.

Морг у базилик или за бугром?

Морд Нила – патефоны. Но Фета – палиндром.

Мордоворот не мил и нам.Сманили менторов одром.

Мордотека
раке ведром.
Морде века –
ракетодром.

Мордотека ран
на руке ведром.
Морде век уран
на ракетодром.

Мордотека.
Рак ли ведром?
В морде вилка.
Ракетодром.

Море – пикше.
Шкипер – удрал.
Лодка – таз.
Не даден за так доллар дуре-пикше шкипером.

Море Европу – в упор, веером

Море виллу голым мыло Гулливером

Море драил ли, мучал пилота.
То базаром укор, то манером.
В море нам, отрок, умора, забота.
То ли плачу миллиардером.

Море драил лимитчик,
и голодно рыбе.
Бесы сна шли бывало.
Рано вас откатили.
Так-то, Савонарола.
Выбил шансы себе бы.
Рондо логики чти
миллиардером.

Море драил лимитчиком – амоки чти миллиардером

Море крамол.Зола пазух.Эху запало зло маркером.

Море крамолы, ряс арканы.
В еде театром зияет азарт.
Устала? Свари-ка фасоли, силоса.
Факира в салат с утра.
Затея – измор.
Таете девы, накрася рыло маркером.

Море пикши дядя пил.
Лип я дяди шкипером.

Море пикши те святят
тяти дона Томазо.
Позамотано дитят,
тятя, в сети шкипером.

Море сине метана –
на киле, примером.
Море – мир пеликана
на темени сером.

Море сине метана на темени сером

Море. Пикша. Папа – шкипером.

Море. Пикши ли до хуя?
Лёд уходит севером.
Море. Вести. Дохудел я.
Уходили шкипером.

Море. Пикшу дубят. Я буду шкипером.

Морил и сон. Вина вагон.
Но гавани вносили ром.

Мороз, вмени колодки моды.
Мы дотемна. Закинем скоро.
Порок, смени казан методы.
Мы домик, дол окинем взором.

Моря ухи спаси.
Не пузо – кран.
Кишка качала, пузо пучила.
Рапиры дури, пир у дыр.
И паралич у поз.
У палача, как шик, наркоз.
У пениса, психуя, ром.

Мот-катала – так ли волен?
Утра клич, а на заре –
евро-тати.
Жидит серповиден маникюр
тела тромб.
Мини-лет ревнивы тракторишки.
Путь новинок. Кони.
Вонь, тупик широт.
Карты вин вертели нимб-мортале.
Трюки нам не диво.
Престидижитатор веера заначил.
Карту не ловил катала тактом.

Мотнём у грани буден ковыли мы.
Меняя нови лик или воняя,
не мы милы в окне дубин аргументом.

Мотнём у грани мир и мин аргументом

Мотнём у границ.
Идём на взяток.
Скакали по воле.
Санрота звана
в затор на село.
Вопила как скот.
Я зван медицин аргументом.

Мотопила взывала, шалавы звали потом

Моторов заразителен вираж
оплёл пожар, и вне –
лети за разворотом.

Мотороволок,сани,псы. Деды.Спина с коловоротом.

Мох элит, смердя в ядре, мстил эхом.

Моха масса – мессам.
Туча – к ситу сказов.
Тащат кони, тащат.
Инок – он же начал.
Перднут в тундре плача
нежно кони.
Тащат, инок, тащат
воз, а к сути – cкачут.
Массе масса – махом.

Моху драв, равен мне варвар духом

Мочала клина мазут сомкнул.
И клок сорвал как лавр.
Осколки лун к мосту заманил калачом.

Мочала клина.Мазут. Чем мечту заманил? Калачом.

Мочи баб у дуба бичом

Мул арбы. Выбор дум. Мудро бы выбрал ум.

Мутен, ал, пламенем ал планет ум

Мутит их ад
да хитит ум.

Мутя в суде, в себе сведу свят ум.

Мушкеты – в ряд.
Яр, вытек шум.

Мы – вон, смиря обиду?
Сиди! Суди бояр.
Им – с Новым!

Мы – руно палача. Ну ужели я слит?
Я ползла вывозил, ибо медлил.
Демобилизовывал зло. Пятился.
И лежу у начала понурым.

Мы дети. Сон. Вина вагон.
Но гавани, вносите дым.

Мы не жором милоту утолим мороженым

Мы не народ, и били дев. Сведи либидо раненым.

Мы ни с чем. Меч – с иным.

Мы с собора шар обоссым

Мы, дети нар, храм-шок ярим.
Смиря кошмар, храните дым.

Мызу поле било гудом. Моду голи – белопузым.

Мызу поле будоражит.
Серп наружу. Мутен, важен,
иже млел, межи не жав.
Нету мужу ран престижа –
роду, белопузым.

Мызу пологом юрты метя,
лапы свесив и сев,
сыпал я темы трюмо голопузым.

Мызу, по логике рода,
портит семя дохода.
Дорог вне рамок арбузу,
браком арен в города доходя.
Мести тропа до реки голопузым.

Мыла мама раму,
чудо видя – дуб у дяди.
Воду чума – рамам алым.

Мял у баб, нежа в попе, не батон поп. Нота бене: поп важен бабулям.

Мяукал, зверем умерев, злак у ям

Мяукнет с воли буква дам,а давку било в стенку ям

НЛО вело по вере во поле волн.

НЛО вело поле волн

На Рамазана дни зло пол зиндана замаран.

На Руси – казак и пика. Закис уран.

На Руси лежу, хуже лис уран.

На вздох сов восход зван

На взлом отката
всунем сан.
На смену свата
кто, мол, зван?

На взлом яиц и я, мол, зван

На взлом, но масс –
авто селян.
Мня лес от вас –
сам он, мол, зван.

На взломы таза
разве дан?
На дев, зараза,
ты, мол, зван.

На вот! На кой?
Окоп наворован.
Покой окантован.

На деле день — не день.
Не сад, а чемодан.
На доме чада сень.
Не день неделе дан!

На деле день — не день.
Не саду чемодан.
На доме чуда сень.
Не день неделе дан!

На деле день — не день.
Не сатане стакан.
Внакат — сената сень.
Не день неделе дан!

На деле день — не день.
Не тот, что талисман.
Снам сила — тот, что тень.
Не день неделе дан!

На драку, ребя, я беру кардан

На жокее вша.
На шалаш, улан!
Ал у шалаша
на швее кожан.

На молу – аки гол. Милого оголим. Логик, а уломан.

На пароходе не до хора, пан

На парусе небес себе несу рапан.

На пол худого рубища –
чу! на рубли покров.
Отчалим? А дебаты?
Рок – умереть, туся?
Суть – терем у корыта?
Беда мила, что вор копил.
Буран у чащ, и буро год ухлопан.

На пол хуями катило. То ли таким я ухлопан?

На поле чучело пана.
На поле — чело пана.
Пара самум, ас-арап.
Опара, водо-вара полоса.
— Зад?
— О да, засол.
Ел авар, а пара — Вале.
— Чем?
— О!.. Да на, на!
Домечу — чудо-пана подучу.
— Чемодан?.. а надо меч.
Ела.
Вара, пара вал.
Ело.
Саза до.
Да засол-опара водо-вара.
Попа — расам.
Ум аса.
Рапа на поле.
Чело пана.
На поле чучело — пан.

На реи недобор. Пират стар и прободение ран.

На рукаве зла, в зените лени –
нам бой учение. До ран.
Вид устали, Пилат, суди в народе
и не чуй обман.
И не лети. Не звал зевак Уран.

На сети –
в свиту, пан.
На пути
в свите сан.

На сутки Денеб гасите. Лет и саг Бенедикту сан.

На типа кончит элемент. Немел этично капитан.

На том болоте тол обмотан.

На том бомонд ... дном обмотан.

На чай арканя, дал кочан.
На чо кладя?
На край!
А чан?

Навоз Ире мил. Оплыл
под, загазован.
СОС! Навоза газ доплыл,
полимеризован.

Навоз или вице-навоз у кузова нецивилизован

Нага кружев сень – не совок.
Осы, во косы влетя, –
души. Не вере даны ли?
Гомон толпищи.
Плотно могилы.
На дереве нишу, дятел!
Высоко-высоко.
В осень несвеж уркаган.

Наган. И дол охоте дан.
Руда на облаке. Маня,
руно, плыви, томя меня.
Руно, кипи! Кантино гор
проникнет свеже в стенки нор,
прогонит накипи конур.
Я нем, я мот – и выл, понур.
Я намекал... Боа на дур
надето. Холод и наган.

Нагло Бог оболган.

Надзор-то тот? Роздан... )

Надир подобен воле муз.
Иначе – мир зениту.
А пандус ос – сосуд на паутине.
Зри меч, а низ умело в небо
допридан.

Наив? Апломб?
Юла молва, наври нам.
Аскеты вне туманов масс.
Алгол остёр. Врёт соло. Глас
с амвона мутен вытек.
Сама нирвана влом.
А люб, мол, павиан?

Наива пытками дала. Наладим акты, павиан.

Нам бокс и рингов огни – риск, обман

Нам боли менее – немил обман.

Нам бомондом втащат в модном обман

Нам бочаг у притона налит.
Ортопеду работы масса.
Мы-то бару – депо тротила,
нанотир, пугач, обман.

Нам отпел кот.
Дуб осел, околел.
Тени, твари, тромбы, дыбы.
Рак озими за нити тянет
речушки рикш у чертенят.
И тина зим из ока рыбы.
Дыб мортира в тине.
Тлело колесо,
будто клептоман.

Нам отпел кулис антракт
карты робости туман.
Намутит соборы тракт
карт насилу, клептоман.

Нам отпел кулис антракт карт насилу клептоман

Нам ругань лис сильна.
Гурман

Нам утолили сон, но силило туман.

Нам, олухи ражие, рано на реи. Жар их уломан.

Наморщите души тугим виадуком.
Ан, зенки-то, вижу, не дики-то, да?
Ну, кину-то мимо тунику – на дотик.
И дену животик незнамо куда.
И вмиг утишу детищ роман.

Напёр-то правил. Обматерил.
В Онегина морали вар приплыл.
Пир правил, а роман и генов – лире.
Там боливар потрёпан.

Напёрт оплот.
Серпы да знаки. Гомон.
Доходно. Могикан зады.
Престол потрёпан.

Напёрто – прав
отвар. Но трёпу –
упёрто нрав.
Товар потрёпан.

Напёрто прав
от мира псов.
Как воспарим?
Товар потрёпан.

Напёрто прав, отвар поправ, товар потрёпан

Напёрто правоты.
Милее некто рока.
Накоротке не ели мы –
товар потрёпан.

Напёрто. Прав.
Стоял и плакал.
Лакал, пил я,
от свар потрёпан.

Напал Ксеркс – овце дрессура.
Пила в росе – сорвали парус.
Сердец воскрес клапан.

Напал, качал пиар. Бодал, зараза.
Бог он и демон. Космос и Нептун.
Гость лупанария и рана.
Пульт согнут пенисом. С окном
единого базара зла, добра…
И плача клапан.

Нарвало!
Гол!!
А вран

Народ, гудение, шум.
А зал грозу несёт: мёд жаждем гола златого!
Глаз тёр. Подёргивало.
Гаса гад жаждал, кваса.
Гасил у кантов: вот, на, кулиса, гаса вклад.
Жажда гаса, гола в игре допрёт.
Зал гоготал: залог, мёд жаждем!
Тесен узор глазам, у шеи недуг – до ран.

Нарыв отрав шипел: лепи швартовы ран!

Насморк силы
бронетанков.
В окна – тенор.
Был искромсан.

Насморк силы.
Боку – мыло.
Голым у кобыл искромсан.

Насморк силы.
Мера – жопа.
На пожаре
мыл, искромсан.

Насморк силы.
Тема долга.
Нагло даме
тыл искромсан.

Насосы – вере.
Потен миг.
О боги, мне-то перевысосан!

Насосы влагу прут, но к жару мха.
Дорогой арки радуг им в игру.
И медлил демиург. И вмиг удар, и…
Край огорода хмур.
Аж контур пугал высосан.

Насосы вод.
Еноты мод.
До ранга рвот.
Кто враг? Народ.
Домыто недовысосан.

Насосы воде наведу живо.
Тот контакт – озарение.
И не раз – откатно.
Кто-то, вижу, дева,
недовысосан.

Насосы воде нот контур трут. Но кто недовысосан?

Насосы, вода. Зад у села.
Звал, ебанул. А луна бела.
В зале суда задовысосан.

Начало. Псих и таз.
За воды – соло ванн.
На волосы до ваз.
Затих и с пола чан.

Не беда – зад ебен.

Не вера – ценоз.
Вера – жандарм.
Сер-де, вандал, гневен.
Глад на ведре,
смрад на жаре
в зоне царевен.

Не вера целит свиту сути в стиле царевен

Не вера целит, свату мстя.
Берут ярем от отчин.
И что-то мерят у ребят.
Смута в стиле царевен.

Не вера целит. Свят,
сменив веру, дядя.
Лгали те все светила, глядя.
Дуре в вине мстя в стиле царевен.

Не виден сток от снеди вен

Не витати демону. Рву в руно, медитативен.

Не витати!
Демиурга иволга – небесам.
А себе нагло – виагру.
И – медитативен.

Не вора ждём, а мёд жаровен.

Не ворон анналов, как лис, у троп.
Санитар и позёр. Гад, а грёзопират.
И на спор тусил, как волан, наноровен.

Не выну, а засажу, тощ от ужаса, заунывен.

Не гнети лоно. Монолитен ген.

Не горец на круче – чуб ветра.
Канет он в туче молний. Огни
трактов и нив, бога шаг обвинив,
от картин Гойи НЛО мечут.
В ноте, на карте, в буче, чур! канцероген.

Не дал хотя – в себе ношу.
Тлел туш о небе, свято хладен.

Не дал, не брал – купил.
Азартно Клар бранил.
Гуан ли мил и хладен?
И не дал мамам, ладен.
И не дал, хил и мил.
На угли нар брал, контра.
Залип у Клар, Бен Ладен.

Не дал,хотя встречались.Сила черт!Свято хладен.

Не дар – кураж вина толпе там, асана.
Показатели дели-ка те. Сверим.
В мире всё-таки лёд.
И лета закопана сама теплота, нив жар украден.

Не дар-то и не див он – судия.
И ты – Бен Ладен, но нескладен.
Не дал ксенон. Не дал небытия.
Иду, сновиден и отраден.

Не диво – пресвитер молится.
Доверив алкание лире.
Мантии плаха пала.
Пахал пиит на мериле.
И на клавире водя стилом,
ретив, серповиден.

Не диво – пресс.
Ура, прогресс!
Ура, прогноз!
Озноб у роз
влил взору бонз
озон.
Гор парус сер.
Гор парус серповиден.

Не диво – прессе мазать.
Лукава ртов отрава.
Культа замес серповиден.

Не диво – престиж орд на гатях Европ.
Отсырев там, годами залит ум Азии.
Замутила зима догмат веры.
Стопор вех, ятаган, дрожит, серповиден.

Не диво – престол.
По шантажу гол.
И пэрам шок.
Кошмар – эпилог.
Ужат наш оплот.
Серповиден.

Не диво пресекли.
Манил кессон, не виден.
Мне дивен нос – се клин.
А милке – серповиден.

Не диво пресервам озон.
Гор плавился туман –
вот на тумане мести, но развеем
гипноз озёр, гримасу по дороге.
Жара ж ума лишила мужа ражего.
Род опуса, мир грёз, озон пигмеев
заронит семена мутантов. Намутя,
сливал прогноз о мавре серповиден.

Не диво преследуй, а дев,
зилот серпантина, митинга мак.
Ведь девка – магнит и манит на престол.
Изведай удел серповиден.

Не диво пресловуто.
К сентенциям идеен.
Тенями тащат имя.
Нет, не едим яиц.
Нет, не скоту вол серповиден.

Не диво пресноводно – крашен мира день.
Не дале туч Лаокоон дивана.
Тупа путана. Видно око, алчу тела.
День, не дари мне шар.
Кондов он, серповиден.

Не диво пресс. И не понтов.
И жир топя, потри живот.
Но пенис – серповиден.

Не диво прессе мазать.
Лукавы ранги мази.
Шипы тонки.
Но тупо жанров кактус сыр.
На жанры ссут, как вор на жопу тоник.
Но ты пиши, за миг нарыв.
А культа замес серповиден.

Не диво прессуя,
у чурки лежу я.
Ужели кручу я
ус серповиден?

Не диво преступнику ракурс рук.
И ребус он колет, как тело.
К носу бери курс, рука.
Рук инпут серповиден.

Не диво преступно.
В закон лечу.
Тот суп влачу.
В зоне тот суп – анаша.
Каша на пустоте.
Но звучал в пустоту челнока
звон пут серповиден.

Не диво пресытило кич.
Лом опоясал. Горим!
Лидер вредил, мир оглася.
О, помолчи, коли ты серповиден.

Не диво пресытит ум.
Овраги сушил я, окопы.
Порты, реперы, тропы.
Покоя лишу, сигар.
В омут – и ты серповиден.

Не диво-пресс – автомат.
Нем тамада. Ритор у мха обиден.
Снеди боа. Хмуро – тирада. Мат –
ментам от вас, серповиден.

Не домик снежничал. Темнело.
К снежинке жадно ртом сухим.
Ушами – зал. Сенями – шорох.
А мере тиши – терема.
Хорош им я? Несла зима
шумиху, смотр. Он даже книжен.
С колен метла – чин женски моден.

Не женитесь, не дурите.
Дети с вами на манеже.
Не жена манима. В сите –
дети.ру. День сети нежен.

Не женитесь,не дурите,дети.ру. День сети нежен.

Не жуй еду. Худей у жён.

Не лава злак сулила шведу,
а щели дух – уди леща.
У дев шалил, у скал завален.

Не лавок анкер оголим мы.
Да щи в стакан, внакат свища.
Дым мило горек наковален.

Не лак иную учит самку.
В защите в том ответ ища,
звук масти чую уникален.

Не лапсердак венчала плаха.
Нащипан дух, у дна пища.
Нахал палач не в кадре спален.

Не лет им уза. Рвением зудя,
я доходил, язвителен.
Вне лет и взяли. Доходя,
яд у змеи невразумителен.

Не лета...
Лежу...
Глянец я,
бес,
себя ценя,
лгу желателен.

Не летав, он сопит. Летел тип основателен.

Не лети, муза рвения.
Я инертен, воителен.
Не лети. О, вне трения
я и невразумителен.

Не лети, уходя –
а ну наяд охуителен.

Не лети,мотив,к рецидиву.Вид и церкви томителен

Не лови трёп, Ухудшанский!
О, какой икс наш дух: упёрт и волен.

Не ловитесь. Не дымите.
Йети в роде нет и в роли.
Мило! Рвите – не дорвите.
Йети – мы. День сети волен.

Не морг, отсерев, эпичен. Не чип – Эверест огромен.

Не на руке, в уме швы. Бывшему веку: ранен!

Не намути. Не надо!
Мечты былого ныне,
лезвием зазоры сыро зазмеив,
зелены, но голы.
Быт чемоданен и туманен.

Не по швее ген – на ванне геев Шопен

Не по шипу лупи Шопен,

Не разоряя роз арен.

Не рати рожами несом, ум осени мажоритарен

Не рок, о примадонна, – панно, да мир покорен

Не рук – шопинга шрам.
Шок в моде вморожен.
Утвари психу! Мухи с пира.
Втуне жором ведом,
в кошмар шагни, пошкурен.

Не рук Шопена дело – звон.
Но в звоне лопнет стен полено.
В звон! Но в золе да не пошкурен.

Не рук шоколад,а губ.Ел хлеб у гадалок ошкурен.

Не рук шорох – шантажа звон.
Сено фанаток и икон.
Серпом идей осоки
в орду забили базу дров.
И косой едим опресноки.
Икота на фоне снов.
Зажат наш хор, ошкурен.

Не рук шорохи – ветра канитель.
Не сокола глаз – зал галок.
Осень лет.
И на карте вихор ошкурен.

Не сабель рог вонжу. Не нужно в горле басен.

Не сап обул – катар босого. Вал
Господень. Тучи низом. Рота
заката возле псов.
Она – забор. Годами –
зима. До гроба. Заново спел зов:
атака, затормози!
Ничуть!
Не до псоглавого собрата. Клуб опасен.

Не серп несёт минёр – хандру с базара.
А лаз болит у попы, туп и тесен.
Не сети-путы по пути лобзала.
А раз абсурдна – хрен им, тесен, пресен.

Не тел психоломка там. А так, молохи сплетен.

Не телоглод, но ровно тот. Он,ворон,долголетен.

Не тема – звон. Миги идут.
Старт – утро. Пара яиц.
А в одном обрети Плутон.
Идолы былого голы? Был один – О’Тул Питер.
Бомонд, овация.
А рапорт утрат студии гимнов заметен.

Не то – сто нот. Стон – от сотен.

Не туго – много блажи. Бог обмана мутен.
И жарко дамам, а до кражи нет ума нам.
Бог обижал. Бог, он могутен.

Не туго – много блажи.Бог обижал.Бог,он могутен

Не туго – многоблудно. Не фонтан.
Злы вы, дебилы.
Бури миру были.
Беды выл знатно фен.
Он дул.
Бог, он могутен.

Не туго. Много Бога лбов.
Вон бог от снов.
Вон бог обнов.
Вон стог обнов. Во благо.
Бог, он могутен.

Не убили меня.
Но кили – до хуя.
Уходили коня –
немил и буен.

Не убили меня.
Ноги лис ебу я.
Убесили гоня –
немил и буен.

Не убили меня.
Я на мили, до хуя
уходил и, маня,
я немил и буен.

Не фрески мира деве дари – миксер, фен

Не чан – зонд однозначен

Не чин идеен. Но и он не единичен.

Не чини – цени лом.А зла вал замоли,не циничен.

Не чини – ценнее диво.
Зов искал. Плати – полечим.
И чело питал плаксиво.
Зов идеен, не циничен.

Не чини целок одиноким.
Ори, мстительно гол.
Огонь летит с миром икон.
И доколе циничен.

Не чип – Эверест огромен.
Не чин – идеал задорен.
Вне рода зла единичен.
Не морг, отсерев, эпичен.

Небо, да не над нами. Лиман, да ненадобен.

Неги скотов вот оксиген.

Недале мраморы сердец.
В камине – туча лени.
В овине лачу тени.
Мак в цедре сыромармеладен

Недале мраморы судеб.
Окно табу блокаде боя.
Луны вираж. Ищи покоя,
и Вия око. Пищи жар.
И вынул я обеда колбу.
Батон к обеду сыромармеладен.

Недале мраморы сыров.
С дивана вид суров.
Те дети – ноги на диван –
зениту правоты товар,
пути не знав и дани.
Гоните детвору с дивана.
Вид своры сыромармеладен.

Недогеем зоны тих и ты. Но змеегоден.

Недогуляв, усели недогены.
Ты по вине легенд орангутангом слыл.
Плывун на сон осанну выл.
Плыл смог натуг. Народ –
неге лени в опыты не годен.
И лес увял, угоден.

Недогуляв, усели плоти.
Рубеж, лимит охоте.
Не то хотим, и –
лжебури толп.
И лес увял, угоден.

Недомогание, диета.
Затем – окно. Он юно годен.
Не догоню!.. Но он, комета,
за те идеи наго моден.

Недомоганием актёр томим.
Как недогении на мании не годен.
Как мим –
отрёт камеи, наго моден.

Недомоганием зуб у змеи наго моден.

Недомолим. Вот ситара песня.
А бандур тандемы – два металла. Тема
в дыме дна трудна. Баян сепаратистов
мило моден.

Недорежу член,
метром юмора долог.
А натру, недороден,
у рта наголо.
Даром юмор темнел,
чужероден.

Недорежу чуб учений.
И негоден и немоден.
Недомен и недогений.
И не чубу чужероден.

Недорежу чужака, но накажу: чужероден!

Нем зигот идол. Плача зачал плод – итог измен.

Нем, а звал игом.
Могила – взамен.

Нем, зигот идол.
Плод – итог измен.

Немо нефа дупло, паны. На полпуда феномен.

Немота зебр.И мера–звон.Дно в заре.Мир безатомен

Необотокс остуди.
Манки дуги, бала воин.
И овала бигуди
к нам идут со скотобоен.

Нерушим Бог обмишурен.

Несостоятелен,мокр,аки Икар,ко мне летя от сосен

Нет на Кавказе рабов – уж я лгу ли?
С антинародного мстителя ересь, серея, летит.
Смог, он доранит. Насилу гляжу
в оба. Резак вакантен.

Нет на Кавказе рамок.
Сир и мал, а един идеал.
А мир иском.
А резак вакантен.

Нет на Кавказе рая, а резак вакантен

Нет на Кавказе рода недуга.
Пшик ли повадок. Шкода в опилки.
Шпагу-де надо? Резак вакантен.

Нет нар. Ел отвар. Оторав, толерантен.

Нет сему ножу металла. Тем уж он уместен.

Нет сероглазого. Зал горестен.

Нет сечения-то в уме недогения.
Я и не годен ему вот, я и не честен.

Нет сур – громи кикимор, грустен

Нет сур, гяур.
Ебуче всунул, ушагал.
Затем скакал.
А ржа жрала,
как смета зла.
Гашу луну, свечу беру.
Я грустен.

Нет сур, гяур.
И жадному шантаж азарту сват.
Суя устав, с утра зажат наш ум.
Он, да, жируя, грустен.

Нет сур, гяур.
И пятен ноше мстя,
беру девах,
ем вар, поправ меха.
Веду ребят.
Смешон?
Нет, я, пируя, грустен.

Нет сур, гяур.
Им ведом опыт. Но приму
кино гламура.
Шанс на шару мал.
Гони, кумир, понты по моде.
В миру я грустен.

Нет сур, гяур.
Им ведомо правило бога.
Лбов ли много бил?
А в деле лоб болел?
Едва ли. Бог, он мил.
Во благо боливар, по моде.
В миру я грустен.

Нет сур, гяур.
Им веры двери.
Тот дуб: я – он.
И кто виной?
Арбат шумит – никак,
интиму штаб-район.
И вот кино: я будто –
тире в дыре. В миру.
Я грустен.

Нет сур, гяур.
Мулаты – психи.
Я изучил клич уз.
И я их испытал.
Умру я грустен.

Нет сур, гяур.
Овидия нема.
Дукатом жабы – дыба жмота.
Куда меня?
Иди, воруя, грустен.

Нет сур, гяур.
Орут аники.
Вон речи ночи. Бред и линч.
И яд яични. Лидер – бич.
Они – черновики натур.
Ору я, грустен.

Нет сур, гяур.
Собор и минарет.
Анонса мир, гламура дно.
Ссади мир мух. Умри, Мидас.
Сон дару мал гримас.
Но нате ран... и
мир обосру я, грустен.

Нет сур, гяур.
Те ванны с миртом, сын.
И мантра – за покой.
О, рондо в сари! Мира свод.
Но рой окоп, азарт.
На мины смотрим.
Сын на ветру.
Я грустен.

Нет сур, гяур.
Тоска лукава.
Роимся тут –
я, СМИ орава.
Кулак сотру.
Я грустен.

Нет сур, гяур.
Тук-тук, солдат.
Стоят охватом зимы дат.
Сил слеп откат.
Атак кота токката та.
Кто пел с листа,
дым измотав?
Хотя от стад лоскут,
к утру я грустен.

Нет сур, гяур.
Юани – русским.
Оклады вот, от контуров орды.
Но гавань льна, вагоны дров орут.
Но кто-то выдал комикс сур.
И на юру я грустен.

Нет сур, гяур?
Виагру примем.
Рак опыта, верчение дивана.
Кто он, идей оракул, истин?
О, гномы, духи лет и лет!
Стелите лиху дым.
Он гонит силу карой.
Едино отканав, идеи не чреваты.
По карме мир – пурга.
И вру я, грустен.

Нет сур,гяур.Им ведомо о моде.В миру я грустен.

Нет! на Кавказе руно – кандалы.
Буен и липок антракт.
Карт накопил и не убыл.
Ад на кону.
Резак вакантен.

Нет, ибо нет.
Слуг обители нет.
Стен катрен на банкет.
Стела дат стада лет.
Стек – на баннер? Так нет
стен и лет.
Ибо гул стенобитен.

Нет, на Кавказ!
Отвага, рви по воле.
Зело вопи, враг.
Автозак вакантен.

Нет, на лагунах я, учуя хану, галантен.

Нет, сон веры ревностен.

Нет, ум смутен! Горд ум.
Уму тесен укором мир. Им – смутен.
А тело, пишу, дарим им, аду, понеже бес.
Учи, лев: умеряя «я», я ярем увеличу себе же.
Но пудами мира души.
Полёта нет. Ум смирим.
Мороку несёт ум уму.
Дрогнет ум смутен.

Нет, я о ревности Лилит. Сон вероятен.

Нет, я путен. Нету пятен.

Нетопыри да змеи. В керамзит!
У арок сыро.
Подонкам смак, но до поры
скор аутизм.
А реквием задиры потен.

Нетопыри кессона злы.
Билет оплаты протомил.
Гуано. Лапы влипли в ил.
Пил. Выпало на угли.
Мотор пытал, потел.
И был занос секиры потен.

Нетопыри миров тощи.
Нытики на подиумах. У жилищ –
омыты мощи
лижу хаму.
И до паники ты нищ.
Отвори миры, потен.

Нетопыри с семенем.
Боа на голое тело.
Вопил я немало.
Плаксив, искал пол.
А меняли по воле теолога.
На обмене, мессиры, потен.

Нетопыри таскали кирки.
Икры декором яд и плотен.
Вне толп идя, мороке дырки.
И крик и лак сатиры потен.

Нетопыри!
Трос вытянем, ища те нити.
Тих опиум, а дно-то липнет.
Охота в сад. Да сват охотен.
Пилот – он даму и похитит.
И не тащи меня ты
в сортиры, потен.

Нетопыри! Пари,
ребята-бунтари?
Приматов клир.
Ему-то и киот умерил квот. А мир –
пират. Ну, батя,
бери рапиры, потен.

Нетопыри,
лукав учитель, но говнюк.
И рамок нет сему.
Но танец суетен, и голо номер тает.
А на театре монологи
не те у сцен. А тон уместен.
Комарик юн, в огонь лети.
Чувак у лиры потен.

Нетопыри, кафтан афер.
Гиен со взором антилоп.
Оно мотками – зло, занозами.
Заноза – зона зим,
а зона зол – зима.
Кто монополит – на мороз!
Во сне, игре –
фанат, факиры, потен.

Нетопыри, ужи – как я. А я, как и жуиры, потен.

Нетопыри.
Трав курим наркоту да нишу студим.
А ниши нам идут.
Суши надуто кран.
Мир у квартиры потен.

Нетопыри. Мук вдох.
Вонища. Тянем –
корыто.
Ты сед, гусар.
Киногенично кончи. Не гони красу,
где сыто.
Ты, рок, меня тащи.
Но вход в кумиры потен.

Нетопыри. Поклажа зла.
Жор дури, паника шёлков.
Еду зараз я ем.
Змеевиками маки веем,
змея заразу девок.
Лешак и на пиру дрожал.
Зажал копиры, потен.

Неча! В хазары! Табун оторвал.
Око слабело. Завал.
Сало космато. Там сокола слава.
Зол, ебал сокола в рот.
Он у батыра захвачен.

Низ неба тёмен. Готовьсь! Вот огнемёта бензин.

Ничто в ничто у отчин, вотчин

Ничто в уме и муз-арена за неразумием у вотчин

Нищ не жиголо, но милы были монологи женщин

Нищ роман души. Нищий, ищи нишу дна морщин.

Нище рта зубатого родео.
Хило никнут пешки теремов.
Озарит росу сортира зовом
еретик-шептун. Кино лихое.
Дорого табу затрещин.

Но «Ром искорок – укор» – оксиморон.

Но Медее – шансы мук. Лил кумыс на шее Демон.

Но в заду – мудазвон.

Но и дорога лбов во благо, Родион

Но и кит намесил опыты. Полисемантик и он?

Но и царям, и миру дур – им имя рацион

Но лепо ли народу, что в мире,
в мареве небес вокал?
Боже манит раком.
О, картина меж облаков.
Себе, не верам, верим.
Вот чудо! Ранило. Пел. Он.

Но мил кактус осени лону.Ноли не сосут как лимон

Но не выну – а зачем? – я меча. Заунывен он.

Но он же, ну не скис, Иван.
И не тужи.
Вновь сурово: полки,
клопы, блоха, полковник.
Ночевал совково.
Совок – во славе.
Чонкин – во клопах.
О лбы – полки клопов.
О, Русь, вон вижу тени.
Навис и к сену нежно он.

Но ром иском.
Мёд, жены, нежности –
нам манит сон же ныне. Ждём-м
оксиморон.

Но ром иском.
О, ксив урон!
В нору виском.
Оксиморон.

Но рта порок – санитария. Он
уборки метеор, кирпич он.
Вторично кирпичом мочи.
Прикончи. Рот в ночи
прикроете микробу.
Но я и рати наскоро патрон.

Но труден мне dur-тон.

Но ты наври.
Нутро ледово трапа, но билет
с оптовым зверем оплатив,
казак летел, казак витал по мере.
Взмыв от постели Бонапартов,
одело рту нирваны тон.

Но ты-то
врёшь не меньше.
Рвоты тон –

Нового года сыр. Крыса – дог, ого, вон!

Ног аванзал. Бос и зябко ты нищ. Не жалеть?..
Черты погони, лавы звон – не гор.
Это порнозвезда залетела.
Зад, зев, зон ропот.
Эрогенно взывал и ног опыт.
Речь тела женщины. Ток бязи.
Соблазна вагон.

Ноне ты пой о деле.
Заря. Утро. Парад юл.
Бревно. Ленин.
Ел он верблюда, рапортуя.
Раз ел – едой опытен он.

Норов иском оксиворон.

Нос-репортёр ли,
воли сон у ига,
пшик –
и лев велик,
и шпаги уноси:
ловил ретроперсон.

Носа фон – анал лица.
Беда нацмастера – фартук масона.
На наносамку – трафарет самца.
На-де, бацилла, нанофасон.

Носи джинсу. Усни, жди сон.

Носил фанат овце
не Вотана-то венец –
Вотана флис он.

Носили шок – сорок осаду – чащи.
Поток и сна шматок им облака везли ледащи.
Кабак ища, делил зевака лбом икотам шанс икот.
О, пища, чуда сок!
О роскоши ли сон?

Нотабли намазы таили.
На мызу монах соблазнён.
Закон бытия сколотили.
Навуходоносор пленён.
Ел просо, но дох у ванили.
Толокся и ты б, но казнён
зал Босха. Но музы манили.
А ты заманил батон.

Ну ад! Конец НЛО! Санация яиц! А на солнце – нокдаун.

Ну, глуши в алкоголе белого клавишу, лгун

Ну, наконец-то, вот цено-канун.

Няни, Талмуд – не реферат.
Речи тусовок, актов тирады.
Довод искать, не рапортуя?
У демагога депо не шпане.
Рая арена, пшено педагогам.
Еду я. Утро. Парень такси
доводы дарит. Вот каково!
Сути черта – референдум латинян.

О воде, бурде вопили б –
суповолос, он заразен.
Не залгу в душе чужого.
Погожу. Чешу, двуглазен.
Не за разносолов опус
били по ведру бедово.

О лесе верб я, о ноябре – весело.

О луна в реке!
Лад вносила ты
психам. Увлажни
контур выси лун.
Ортопеда ров
длил двора депо.
Трону лисы врут.
Но кинжал в умах.
Испытали сон.
Вдалеке рвануло.

О путана, титями и древ тенями вози.
Но думе и доводу – покорен им как я?
Как минёр окопу.
Доводи ему до низов имя.
Не тверди имя титана тупо.

О ты, слаще выдоха поле!
Не потушат опиаты боли.
Народ у чукчи демобилизован уже,
бурно он рубеж унавозил ибо.
Медичку чудо ранило быта и пота.
Шут о Пенелопах оды вещал сыто.

О ты,поклажа за горбом.Ум об рога зажал копыто.

О,
ты сыто

О, Роксана, скоро...

О, голы былого!

О, леди! О, лета! Да... Тело и дело.

О, луна. Время выдр.
Ордена, но загула.
За луга – зона недр.
Орды в яме. Рвануло.

О, луна. Время, вот,
отчего родовито?
Млел тиранов закал,
богу дарен вне радуг.
Облака, звонари.
Тлел мотив о дороге.
Что-то в яме рвануло.

О, не смеши псаря!
Уж он во гневе, псарь.
Не вере душу – тишине дари.
Твори сурово год, во благо бога.
Лбов договору сиро
в тираде ниш.
И туш у деревень распевен.
Говно жуя, распишем сено.

О, педик! У, сука! Как у суки депо!

О, тур, как шар, а блея, славен.
Мослы барана.
Крап оксипемз.
Агрооргазм.
Епископ Арканара –
был, сомневался, ел барашка. Круто!

О, чудо! Раньше я не понял.
А духам оным рака ход звучал понтово. Вот!
Но плач – у вздоха кармы.
Но маху дал я. Но пеняешь:
народу чо?

О, шор охота! Зато хорошо!

Об узе лба сопел сонет.
О Марса Риме, мира срамоте.
Но слепо, саблезубо.

Обуз ел бастурму.
Рту – опиум утрат.
Силач урвал еду Муму.
Дела вручали старт уму.
И поутру мрут саблезубо.

Обузе лба стюарды сна швов шансы драют саблезубо

Овин вермишели –
и летом он диво.
Но видно мотели,
и лешим ревниво.

Ого, вон ад оград!
Мёд жизни – лажа линз.
И ждём дар года нового.

Ого, надир!
Пример, о мир!
И море – мир приданого.

Ого, та питала типа того!

Ого,вал господень,тучи.Ничуть не до псоглавого.

Огонь лат.
Керна мат.
А я легат
сил глиста,
геля атаман ректального.

Огонь ледащ и лижет речи.
Нет, в тень лизни ланит.
Рак тёр венец. Но квит!
Уплёл пути в конце. Не врёт картина линз.
Иль нет в тени черте жилища дельного?

Огонь летит.
Смердя, вор бодрит.
А слил сатир добро
в ядре мстительного.

Огонь ли ткать,нор тени ли – не тронь тактильного

Огонь ли ткать?
Нет, я окоп веду.
У щиколоток гель.
Тупя, соря, я рос.
Я путь легко толок.
Ищу у дев покоя тень тактильного.

Огонь ли треф и пик.
Амура пик.
Ори! Младого дал мирок.
И пар ума, кипи, фертильного.

Огонь ли треф и пик. Амур ума кипи фертильного.

Огонь ли, бомба, рытвин, гор пробор –
прогнив, ты раб мобильного.

Огонь либо мрак.
Адов смак, серф атак.
А за так –
котировки от свор,
ад даров, стоик вор.
И токката заката –
фрескам свода карм обильного.

Огонь листопадов с осин.И со свода пот сильного.

Огонь, лав-стори, суетень.
Рубеж и жопа сильного.
Погонь лиса пожиже бурь –
не те у сирот свального.

Огонь, лаи, негодяи – дяди ядо-гениального

Около Медео во корове чево? Роковое-де молоко.

Он – икс, а вял для вас. Кино!

Он в ренегата вынесен выборов хватом.
А зол рогато и диковат состав.
Он и «виват, состав!», и виноват.
Со ставок идиота горло замотав,
хворобы внесены ватаге нервно.

Он в реноме нахал, пижон.
Иного племени манера.
Аренами немел погон.
И нож, и плаха – немо, нервно.

Он дал и чудо – раньше, чем воскрес.
Клин-то тот клином огулял.
Угомонил кто тот Нил?
Ксерксов меч?
Ешь, народ. Учи, ладно?

Он дум латынь ловил…Шумим…Ушли,вольны талмудно.

Он жарит оперу, балет.
А тема зла в арене важна.
Ханжа Венера. Вал замёт.
А тела буре – потиражно.

Он жарит оплеухи, ноя.
Опере псов. Оледенело. Кантами.
Мат на колене. Делово. С перепоя.
Он их уел. Потиражно.

Он жарит оптом жаворонков – я тому не рад.
И лоском зверя лукового в окуляре
взмок, солидарен, ум –
от явок норова жмот потиражно.

Он жарит опусы. Мука,
рту – сала в хлеб, яичку – чашки.
Пирог, сырка чуток –
слил скот у чакры с гор.
И пикша чукчи.
Я б ел. Хвала
с утра кумысу. Потиражно.

Он жарит опусы. Мука.
К Толстым – тот скетчик и заманки.
Мотив оков – и томик на мази.
Кич-текст отмыт.
С лотка – кумысу. Потиражно.

Он жарит опухоль надежд.
Аркан замера гнал по нити.
Но план гарема – знак радже.
Дань лоху – потиражно.

Он жарит опыт, ум смоля,
ведя развесы мук в кумысе.
В заряде вялом смуты. Потиражно.

Он жарит опытно храмин Сионы.
Но роботы потуг жгут опыт обороны,
но и с ним – архонты, потиражно.

Он жарит опытом же свиноматок.
Уху сопаток им, а там –
икота посуху котам.
Они все жмоты потиражно.

Он жарит, оплот синевы.
Ну, азбука!
До логики лбов он букварен.
Наброска ли лак, сор баннера – в куб.
Нов облик.
И голода куб заунывен.
И стол – потиражно.

Он и вопил: «Клипо-вино».

Он идеален. Металла глава.
Вол судеб. Вон такое диво.
Видеокат, но в беду – слова.
Валгалла темнела едино.

Он не вор, кто ясен.
О, не суди!
Мокра, поозверев,
зоопарком иду,
сено неся откровенно.

Он не ухо тебе ебет охуенно.

Он нем, рифмуя оду, доя ум фирменно

Он неухожан аж охуенно.

Он пел Оки левобережной арии.
Район жереб.
О, великолепно!

Он рати нам угнал, плёл план гуманитарно

Он резв. Он слез. Увидел –
луну.
Сонливо лопотал, зевал. А шире –
в двери шалаве злато половил.
Но сунул леди в узел снов зерно.

Он резв. Он слез. Уволя вяло в узел снов зерно.

Он рос несменно. Он нем сенсорно.

Он сед – учтиво, модно. Он домовит чудесно.

Он ссал, кокосы вяля высококлассно

Он-то повёл, конь.
Лар ведёшь?
Но куда? К аду, конь?
Шедеврально, клёво, потно.

Он. Атакую! Он.
Идей он уловил поток.
Сиди, уди.
Но нам – куда?
Звал гиацинт Японии?
Надзор ли мил роз Дании?
Но пятница. Игла в заду.
К Манон! Иду!
И диско-топливо луной
единою укатано.

Она летит…
сачком…
звала…
взмок…
части тела...
Но!..

Она рискова – дух и тон.
О, напоказ её вину – вино,
в зените нос, сонет.
И, не звонив, у нив её закопан он, –
от их удавок, Сирано.

Они – закваска тишины.Мы – ниши такса в казино.

Они – кротом во сон. Но сов мотор – кино.

Они в яде, в воде намокали.
Толпа заразна.
Крамоле – допинг орд.
И дрогни поделом, аркан.
Зараза плоти лакома,
недовведя вино.

Ору, но плачу. Взор понтит. Но прозвучал понуро.

От гоблинов звонил бог-то?

От ксерксов воскрес кто?

От маний око пламенеет.
А звуки воли силу прут.
Нокаутом живя, корсар умеет.
Анафемы двуноги мрут.
Шансона звон. Оно!
В занос! На штурм!
И гону в дыме фанатеем.
Ура! Срок яви – жмоту.
А контур пули –
силовику. В затее
не мал покой и нам-то.

От сетки лбов имея след,
оделся, ем. И в облик – тесто.

От цен – о кануне: ну, наконец-то!

От цен о кануне ведомо деве: ну, на конец-то!

Отваги маникюр, ты норок линём стянут.
Юла сурово годы роз, дни веры двинет.
Вдавили мили в ад –
в тени, в дыре Виндзоры. Договору
салют унят.
Сменил короны трюки – на миг авто.

Отворотил, кто умел.
Огонь лобка тешь.
Лобку – ртом ебем.
От рук – больше так больно.
Гол ему от клиторов-то

Откиньте свет, идите в Сеть, Никто.

Откладывали сала пуд. Упала сила. Выдал кто?

Отложите, Пети, ' жОлто' ,

Ох, уретра болит.
А рту – мало.
Попа тиха?
Ах, и та пополам!
Утратило бартер ухо.

Ох, эти тропы портит эхо

Ох, этимология! Иго ломит эхо.

Ох, эякуляция! Зияя из яиц, я лук, я эхо.

Охуевал совково совок – во славе ухо.

Охуеть же: на манде бутон метаний.
И на киле – плевел пеликаний.
И на темноту бедна.
Манежьте ухо.

Охуеть!
Дуба задом иметь!
Тема, заметьте, мимо.
Да забудьте ухо!..

Очи ли смежила баба? Лижем-с? Или чо?

Пётр, Европа за бугром.
Мор, губа, запор, вертеп.

Парта снов,
ока трап.
Пар таков –
он сатрап

Пел совок. Восток от совков ослеп.

Перечитав хулу, хвати череп

Петре вырезали ли лазеры вертеп?

Пила, зима, субстрат. Старт с бусами залип.

Питателен, корим.
Пила. Зима. Гудим.
Азартен пилим акт у стен.
Пятница растёт.
С актёром «аве» вам орёт.
Кастет сарацин тяпнет.
Сутками липнет.
Разами, дугами залип –
мирок, не лета тип.

Плазмоид имён влетел. В нём – идиом залп.

Полкилометра каннибал стенал.
Плаксиво сел.
Лак синевы дал хор планет.
Я – Птолемей. Ей-ей.
Ем, ел, от пятен ал.
Прохлады вен искал.
Лесов и скал, планет, слабин.
На карте моли – клоп.

Поп им я и не радую ударениями поп.

Попело Пете, Пете, Пете поле поп.

Поперёк и лани бок.
Соскок, соскоб.
И на ликёре поп.

Поперёк и на пандусе рок.
Свита рук кавалеру дорог.
У базаров совела налево свора.
За бугор! Одурела.
В аккурат…
И вскоре суд.
На паникёре поп.

Поперёк и нор хандре
мсти ногами, но греми.
Хате ускоряя рок,
суета химер гонима.
Гонит смерд. На хроникёре поп.

Поперёк рама ног. Иго – на маркёре поп.

Поперёк сои канитель.
Лесу – ракита, киоску – мотель.
Лето мук сои. Кати, карусель!
Лети на киоскёре поп.

Порталы туч у тыла троп

Посул еды. Тем стол,
о! мне дал хвороб.
А боров хладен – мол,
от сметы дел усоп.

Престиж – уран.
Бокал забот.
У дуба знак и гомон.
А боров – хан. Со сна – хвороба.
Но могикан забудут оба.
Злак обнаружит серп.

Престиж ебуче мал.
Унывал запал.
Ал зло пазла помол.
Бес еблом опал.
Заползла лапа зла.
Вынула меч.
Убежит серп.

Престиж редута казака.
Лбов репы – воле верб.
Ревело. Выпер в облака
закат. Удержит серп?

Престиж урки.
Манда норки.
Малы бурки.
Варево нерки.
Куда чаду? К икре.
Но вера в икру была микро.
Над нами кружит серп.

Престиж, он мужу газ.
В язвилища тревог и днища дел
он, муж, умно ледащ, индиго вер тащил.
И, взяв за гуж, умножит серп.

Престиж, он мук умножит серп

Престиж. О, вертел! О, повтор!
Кот Вася. Ртище вырос сер.
Рессоры. Вещи тряс авто.
Крот во поле тревожит серп.

Престиж? Ебать лукаво!
Русь? Нет. Она-то молот.
Ум, околев, слетел. Свело.
Кому-то ломота.
Но тень сурова культа.
Бежит серп.

Престижа вуз,
уев резерв,
в резерве уз
уважит серп

Престижа нет.
Семантик след
и в утке сект увидел скит.
На месте нажит серп.

Престижу – день.
Не сон же нерп!
Пренежно – сень.
Недужит серп.

Престижу денег удар вкати.
Тупее рок смет – тем скорее пути.
Так в радуге недужит серп.

Престижу ран – босого лоно.
Но яме, рвов утрате – герб.
Брегета рту во время оно,
но логос обнаружит серп.

Престижу, розе босоного-бедной,
оно, кино, и гелями имён
вотрёт азарт. Сном монстра
затёрто в нём и имя – легион.
Иконой он-де, богонос,
обезоружит серп.

Пути Танзании – некроз.Взор Кении на знати туп.

Раб мая, латал я амбар.

Рагу, вино и дев, о ткани.
Вазон, направо маска лани,
Маки камина, лак, самовар,
Панно. За вина кто? Веди, о нив угар!

Ради пик
с кирки жар.
Раж и крик:
скипидар!

Раны соек – ороси.
Рад воде, сосу навар.
Травану соседов дар.
И сороке – осы нар.

Рати – нас.
Сабли – бар.
Грабил бас.
Санитар.

Рати, на старт!
С актёром и тактовым хором.
Окстители мрут, шанс уберут.
Речи – ко рту.
Враны на раны нарвут
рок и черту.
Ребус – на штурм. И летит скоморох.
Мы в откат! – им орёт кастрат санитар.

Рачителен мне миг-лимит,и мил гимен мне лет и чар

Регги дыр – ещё пещеры, диггер!

Реки лещи, луга.
На гулище – ликёр.

Рестораторов азу к шику зева везу.
Кишку за ворот, а рот сер.

Ретро пёр репортёр

Рогаты муары. Дики пики. Дыра умыта гор.

Роди, пузо!
В анал ал канешь!
Нема пожару, дура.
Жопа меньше наклала навозу, пидор.

Родим реторту антимер. Гремит наутро термидор.

Роз в немоте герба
на бреге томен взор.

Роз одиноких орошу шипы.Выпишу шорох икон и дозор

Роз оправа, нравотранс.
Нам, орлам, и культ – собор.
В робость – лук, и мал романс.
Нар товар. Навар. Позор.

Розариев шик и швеи разор

Рок умер. Катахреза – лажа: «Лазер-хата – крем-укор».

Рот вопиет, а за ним – мина затеи, повтор

Рота – ЗИЛа, но и царь –
рационализатор.

Рту мал репер удач, а дуре – перламутр

Рубили липу.
Кили леди лилипуту
пилили, как Лапуту.
Палка, кили –
липу ту пилили, делили.
Купили ли бур?

Руда, бурты, трактир. Зрит карты трубадур.

Руда, бурты, трактиры, тиры.
Снедал хор племени,
дур гвалт одолевал.
Зрим оникс кесарева сна.
Широк укор и шанс.
А вера – секс-кино.
Мир зла вело дотла –
в груди немел, прохладен, сыр.
И тырит карты трубадур.

Рыся,
учуя сыр,

С ума еду, а грешно мне…
И буен был, гудел сопливо.
Луч у луны, ты рвал оливу.
Вот наг авгур кифар, гитар.
И ражи ли вольны талантов?
Вот на латынь ловили жар.
И рати граф. И круг вагантов.
Увило лавры тыну.
Луч уловил по следу глыб.
Неубиен, моншер, Гаудеамус.

Сан вам, олухи!
Виват, с богом!
Он архилох. И лихо лих.
Рано мог, обставив их,
уломав нас.

Санузел, лак и мак – у мима касс.
С ссаками, муками кал лез у нас.

Сатанел чукча. Заклинил казачку член – атас!

Свези-ка ты ту девку с якоря.
Упор в Европу ярок.
Я – сук веду.
Ты – таки Зевс.

Се бензовоз небес

Себя – морим, да.
Но лепо ли народу, что в мире,
в мареве небес вокал?
Боже манит раком?
О, картина меж облаков.
Себе, не верам, верим.
Вот чудо! Ранило. Пело над миром.
Я – бес?

Сел.
Мусоры в номере бани.
Бордюр.
Ба, кед, кунак!
Я взмок: восемь девок.
Шутя, потен.
Пищи уход – йок.
Шутим о декабре.
Верба кедом и тушкой
до хуищи пнёт опят ушко.
Ведьме совком звякану.
К декабрю дроби наберём.
Он вырос – ум... лес.

Селена-барабан
Накат слила небес.
Себе налил стакан
На барабане лес.

Селясь, никто не рад. Арен откинься лес.

Сода Брабанта к Суматре.Ферта мускат на Барбадос

Соло вен, говна гантели, лет наган в огне волос

Сон, насморк, синева вен. Искромсан нос.

Сонет. С лоханки лик. На холсте нос.

Спал локаторов ангар. Враг на ворота. Коллапс.

Срамное бес Венере вверил.
Вонзил атак амурам шок либидо.
Рас рамки отследив,
увидел стоик Марса род.
И бил кошмар ума катализ.
Но в лире, в вере не в себе он, Марс.

Суд на парте века лбов. В облаке ветра пандус.

Сукин сын, атас! У сатаны сник ус.

Тётин ум: мила со Стиксом.
Москит сосал – иммунитет.

Тёщ пора тебе иметь-то, хан,
ежели сваха паха – в силе.
Жена хоть тем и ебет, а ропщет.

Тёщи – ужас, а?
По жилам идут соки лун.
А титан улик остудим.
Али жопа сажу ищет?

Тёщи – ужас.
А по жилам идут соки лениво.
Во вине лик остудим.
Али жопа сажу ищет?

Табор катит еле-еле. Мух умелее летит акробат.

Так-то! В море код.
Море света, хвори свора.
Срок, ударя мимо лет.
Мы лихие вшили шеи.
Хил мандат с умом у стад.
Нам лихие шили швеи.
Хилым телом им я рад.
У корсаров сиро в хате.
В сером доке – ром в откат.

Такелажника на кинжале кат

Талер прелата затратен.
Мат у школ ароматен.
Мантра – попытка фанатов.
Квота на факты – поп-арт нам.
Нет аморалок шутам.
Нет арта за талер, прелат.

Тачал рубаху тип и клял. Кипит уха. Бурлачат.

Те бекасы ржут: ежи лижут, ужи. Лижет уж – рысак ебет

Те ж дюбели светят и тяте. В силе бюджет.

Те черепа наперечёт.

Те: «Нега рвом отважена.
Мани, жар вен! Мы тени, нет?»
В тени не ты мне вражина,
манежа в том овраге, нет.

Театром юности
поротно марш!
Шрам, он торопит.
Сон. Юмор тает.

Тел антрацит, полёт. Латал тело птиц артналёт.

Тел моря доверим ветрам.
В манку города – нате лет.
Те лета – на дорогу к нам.
В марте в мире водяр – омлет.

Тел тарелками жри бум у биржи, маклер-атлет

Тела – геенне, уходя.
Я дну, геенне – ухо? Нет!
Стен охуеннее гундя,
яд охуеннее галет.

Тела утроба за квоты быта.
Даты. Бытовка. Забор. Туалет.

Телеведущие, ищу деве лет.

Тело купите храму. Ум архетип уколет.

Тело над томом умыли.
Хило лампасы на гроб – и лады.
Выдали б органы сап.
Мало ли хилым умом
отдано лет?

Тело пело, пило – воли поле полет

Тело тревожу.
У жора залёт
тела за рожу.
Ужо, вертолёт!

Теловерчением зуди в виду змеи не чрево лет

Телу майор отвагой –
йог, арбалета скелет.
Телекс, а тела брагой –
йога, второй амулет

Телу манит сидр улиток.
Яма летаргий – окопу у гармони.
Дева заманила не мессу.
Бернадетте дан ребус.
Семена ли намаза в едином рагу?
Упокой, игра, тела мякоти.
Лурд – истин амулет.

Телу тень –
не скелет.
Стелек сень.
Нету лет.

Телу, майор, отвага – второй амулет

Тени в днище рта зыбучи
и чутки на пробы в тине.
Пенит выбор паник тучи
и чубы затрещин двинет.

Тени крему свеча дана на даче в сумерки. Нет?

Тени не метим – и темени нет

Тени портрет, ника маги. Гамак интертроп – Инет

Тени ртов оно, колено, в звоне локонов отринет

Тени те же разлук.
Суматоха по лесу жива.
Не насори.
Лес – море Сибири.
Бисером с ели – роса.
Ненавижу село.
Пахота мускул зарежет – и нет.

Тени, чертовщина. Нищ вот, речи нет.

Тень лети, шорт.
Опытен, тёрт,
трошки моден –
мне домик шорт трёт.
Не ты потрошитель?
Нет!

Тень не во рвении – на мании. Не вровень, нет.

Тень сала черт свежую. Уже встречалась, нет?

Тень сала черт свежуя,
у хода дна минет.
В тени манда до хуя
уже встречалась, нет?

Тень шире - в ад Исида. Веришь-нет?

Тень. Луг и жара. Жигуль? Нет.

Теребил укус енот.
То не суку ли берёт?

Теша поле, муж умело пашет.

Тина, край озёр, хата, кот.
Кони на лугу, лани.
Но кто катахрезой арканит?

Тип ретуши.Пером Ювенала.Не в юморе пишу.Терпит

Тир – огню. А магме – ром азарта.
Их испортив, низок, ранен, млад,
Жаждал мне наркоз ин витро психиатр.
А за морем Гамаюн горит.

Тир – огню.А магме – ром.А за морем Гамаюн горит

Тир добром юморит, тиром юмор бодрит

Тирада – даром.
Юноша нечто нёс о осени.
Не видя сладу, видя телик.
Вот нем уж я.
Высок он, юмор дум.
О лесе верб я,
о ноябре весело-мудром. Юно косы
вяжу ментовки лет.
Я диву дался. Дивен
и несоосен Отче наш.
Он юмор ада дарит.

Тирадой окружу – тужуркой одарит

Тихое диво –
ВИП, а запит.
Типа за пиво –
видеохит.

То и дитенку гугукнет идиот.

То ли пишу, дурак?
Тёрто мотни бардак.
Кадра бинтом отрёт
кару души пилот.

То не кружу – творю
бюро в тужурке нот.

То не фа – до. Туалет тел. Аутодафе нот.

Транзит – и тело летит из нарт.

Троп сна ртути – дна брюки.
Депутату – педикюр.
Бандиту – транспорт.

Троп сна ртуть.
Ла-Маншу дно гавани дорого.
Ты, сука, куда?
Занавес – опере. Нам –
вуду в манере посева.
На заду, как у сытого родина, –
вагон душ.
На Мальту транспорт.

Троп сна ртуть.
Лаз – абреку наказ.
А куму-казаку – указ.
А кум у казака – нукер,
базальту транспорт.

Троп сна ртуть.
Лаки кедрового масла.
Типа нотки лесов осели.
Кто напитал? Само?
Говор деки.
К альту транспорт.

Троп сна ртуть.
Ледащий я, но голубой.
О, нити по трети лосин. Архетип у колен.
Метало подолы. Рыло до пола темнело. Купите.
Храни солитёр. Топи тиной обуло.
Гоняй, ища дельту, транспорт.

Троп сна ртуть.
Лекари мруть.
Лукав орды путь.
Тел толпе тепло тлеть.
Тупы дрова культур мира.
Кельту – транспорт.

Троп сна ртуть.
Лоб илоту умей ебануть.
Ледащ и обух убоища.
Дельту набей ему.
Утоли боль ту, транспорт.

Троп сна ртуть.
Лов антилоп.
Мотопилот у троп.
Скорого, горок спорт, утоли.
Потом полит
на вольту транспорт.

Троп сна ртуть.
Локти реваншем свело.
Команда с азартом смотра засад
нам, околев, смешна.
Верит кольту транспорт.

Троп сна ртуть.
Лук от Эрота роняем,
сокола жалко маня.
Единолично, тугими махами
миг утончил он. Идея намокла.
Жалок, осмеян оратор.
Это культу транспорт.

Троп сна ртуть.
Лупи глазом рот.
Туг лгал флаг.
Лгут тормоза.
Лги пульту, транспорт.

Туда, пират! Лавина
пила, пила, пытала тиром.
Сносите дар – кули.
С утра – забыли. Сила-то, мон шер!
Гитара, герб у лат.
И – в жар, и – мраки лавок.
Сотрёте веера надежд.
Алмаз обоза млад же, да?
На рее лысы леера надежд.
Алмаз обоза млад же, да?
На рее ветер тосковал.
И кар мираж витал у брега. Рати
грешно мотали силы.
Базар ту силу крадёт.
И сон сморит.
А латы – пали. Пали пани.
В алтари!
Падут.

Тут кум ноет.
Направо – те ж лики.
Направо там – ухаб.
У родного пената слабаку с утра заторы.
Веди налево, логика Босха.
Пах собаки – голове лани.
Девы рот – азарту сук.
А бал – сатане.
Погон до рубах ума.
Товар паники – лжетовар.
Пантеон мук тут.

Тут с арены дна – лгуны.
Вынул ноту блога – лгут.
Чту глагол, бутон луны.
Выну гланды. Не растут.

Тут с арены дна банды не растут

Тут чуди, Ван Гог. На виду – чтут.

Ты погаси накал потуг. Жгут. Оплакан и саг опыт.

Ты покров.
Ты мотив.
Тремоло мертвит.
Омыт вор копыт.

Ты потерпи, ада догмат.
Я попаду-то – туда.
По пятам – года.
Да и прёт опыт.

Ты разбуди у дуба зуд. Еду забуду. И дуб зарыт.

Ты смог алфавит? Чтива флагом сыт?

Ты стар,Космос.Воскрес Ксеркс.Овсом Сократ сыт.

Ты, позёр, ебуч. Учу берёз опыт.

Тю, устала! Хватит,
апологеты смут.
Ум сыт. Его лопатит.
А в халат суют.

У Беатриче речи рта ебу

У баб мор и костёр.
Жжёт ёж. Жрёт сок.
И ром-бабу.

У вод не лакал я мадер.
Сопя, еле-еле
товар я доверил.
Венчались. Не лезли. Потели.
О да! Ну да, в мире вода.
Дебаркадер. Среда.
Краб – еда.
Доверим в аду
надои. Лето.
Пил зелень силач.
Не в лире водяра.
В отеле елея
по средам я лакал ендову.

У дев узор пишу, в уши прозу веду.

У девы в уме роется: 'А я-с теорему выведу…'

У дедули – сила духа. Маху дали – силу деду.

У депо тролли.
Рога пожимал ли?
Рога – гориллам.
И жопа горилл – ортопеду.

У депо тролли.
Рога пожимал ли?
Рога ли жали меня?
Не мила жила гориллам.
И жопа горилл – ортопеду.

У джиу-джитсу гвалт. Утл август. И жду, и жду..

У дна миров оговори манду.

У дна миров твори манду.

У дна миров ты вытвори манду.

У дна миров-то отвори манду.

У дуба ли я? У дуба. Зверем умерев, забуду я и лабуду.

У дуба, зверем умeрёв, забуду

У дур паникёр. У реки, на пруду.

У живота гул сытен. Мне ты слуга-то, вижу.

У жокеев шили швеи.
Хилы блудом, моду чтили.
Сутки древности претили.
Терпит сон, вердикт усилит
чудом моду. Лбы лихие
вшили швее кожу.

У кичи прикопал зла по кирпичику

У клада грёз озёр гадалку...

У лиса –
нутро во рту.
Насилу

У нас королеву воров увело, Роксану

У носа флирт их слаб. И бал схитрил фасону.

У пёрда залип отвар бодуна.
Глокая куздра будланула бокра.
Налила наркобалу на лду бардзук я.
А колгану добра втопила за дрёпу.

У питона накоротке вливанием зона.
Нрав равнин – сеть теснин.
Варвар нанозмеи навил вектор ока нанотипу.

У рвения-то, вижу, мены тон.
И чёрт сводил шаля.
Не мена душ, а мена душечек –
у рвения и духа.
Душа, меня мани, юна, веди!
Холоп, стило!
Готов уж я.
Высок он, юмор. Дни лицеев, школы. Буен я.
Не убыло! К швее!
Цилиндром юно косы
вяжу.
Вот оголит сполох, и дева ню.
И нам я не машу.
Да, худ и я. И не в руке чешу.
Да, не машу!
Да, не менял, а шли до встречи.
Но ты не муж.
И вот я.
И не вру.

У рта их испытала плеть ли?
Иль тему сон дарил театру?
Чур! Тает лира. Дно – суметь ли?
Иль тел палаты – психиатру?

У рта их испытала плеть ли? Иль тел палаты – психиатру?

У ската ли тема?
Нам – мели, дно – баксу.
Ну-с, каб он… Дилемма
наметила таксу.

У сои легендарен еле, Селене рад, не Гелиосу

У сорта муската
икота наката.
Как лани фанату,
Пилаты сенату.
Свалила в сутане –
сыта ли путана?
Финал, как атака
на токи. А таксу –
матросу.

У трона ног он мал – сам он.
Но масла много нанорту.

У чаши мёл, у ниши начал
пения поток.
И дале – пали стены?
Нет! Сила пела дико,
топя.
И не плача,
ниши нулём ишачу.

У чела кушак Лаокоона.
Нанооко алкашу калечу.

У чела, благоразумен, я не муз, а рога лба лечу

У чинар бард и спел.
Киль торопит сон.
Верили чепухе про меня.
Йес-с, идол о гениях.
И не женихи тихи.
Тих и не жених я.
И не гол. Одиссей я.
Не морпех у печи ли ревности?
Пороть ли?
Клепсидра брани, чу!

У шин и фар
опора дум.
А там – удар,
опора финишу.

У шин и фар опора дури.
Мираж: оплыл пожар и мир.
Удар – опора финишу.

У шин и фар опора духам,
Азарт у спорта троп с утра.
Замах, удар – опора финишу.

У шин и фар опора финишу

У шипения, Акаси, порок.
Сил не жав – силён.
Меня ради шипа нет.
И шип меня колет, как Амадеев.
И жадно вижу: жив Он!
...Да живее дама.
Как телок я нем.
Пишите...
Напиши, даря не мне, Лис.
Важен ли скорописака?
Я и не пишу.

Убор пони.
Кино пани.
Девицы целованы.
Бабы на воле.
Цыц!
И веди на пони кинопробу.

Уборов хладен морок скоро мне дал хворобу

Убыл года невод. Вял я. Вдове надо глыбу.

Увяла хандра бытия.
До гена дебильного я
дорос. Околеть?
Не лень, тело косо родя?
Огонь ли беда, негодяи?
Ты бард на халяву.

Угол, окно. Куда попаду? К онкологу.

Угону вдогон – менты, покутив.
Сад. Мина. За велодорогу
бегу, допингую – укат у зубов.
Обузу такую угни по дуге,
бугор одолев. А за ним?..
Да, свиту копыт, немного двуногу.

Угородили тропы. На виду –
метафор кимоно.
Лениво влазил такт, откат.
Лизал в овине лоно микрофат.
Ему диваны портили дорогу.

Уд аз видел у леди в заду.

Уд ебливо тогда звучал. Апатично кончит. А палачу в зад готовил беду.

Уда. Звон вербы, дров. Орды бревно в заду.

Удавки, не чумы ты мученик в аду

Удал, сурово наг,
оплавив стол,
потоки я сливал потуг.
Ловил, но сыро так.
И дни – икота.
На то барак.
Но так держать, ловя вольтаж!
Редка, тонка работа.
На токи индикаторы сонливо лгут.
Оплавился икот оплот.
Свивал погано вор усладу.

Удел – сопля.
Не мы, туша нутро, теряем сень.
Терзая дев, следы покоя стёр.
Поборет сак налогов он.
А накоптит – пока!
На нового Ланкастер обопрётся,
Окопы дел сведя, а зреть не смея,
реторту нашу ты менял по следу.

Уделал сан
удав матрон.
Но ртам в аду
наслал еду.

Удила бантов и мадам,
и вот на бал иду,

Уж и вы, (вы!) ню? Юны вы, вижу.

Уж я в смуте,в силе. День недели,свет,ум свяжу.

Ужа казнили. Филин: – Закажу!

Ужас в жанре фолов затеен.
Юдифь ли, снеся кило вору, с мором?
Сурово лик ясен, сильфид юнее.
Таз в Олоферна ж всажу.

Ужас в жанре фолов затеен.
Юдифь ли, снеся кило вору? С мечом?
О дева! Да, ведомо чем!
Сурово лик ясен, сильфид юнее.
Таз в Олоферна ж всажу.

Ужат наш ум.
Он – навоз. Или вице-навоза кирпич.
Идеен, дорог и он.
Но иго роднее дичи приказов,
а не цивилизованному шантажу.

Ужат номер.
Огонь не помер.
Явил тем силы.
Блюл были, сметлив.
Ярем – о пень!
Но горе монтажу.

Ужо псоглавым укор!
Ах, украв опару да крах укатав, они в ажуре, хмыри.
Сирым – хер уж! А виновата кухарка-дура!
Повар кухарок умывал.
Госпожу.

Ужор, дым и зима.
Наряд-зипун ну пиздя,
ранами зимы дрожу.

Уз инстинкты тонущим ищу. Но ты ткни «т» снизу.

Уз органика – босым. Мы, собаки, – на грозу.

Узор говна вот на кирзу,
узри, кантован во грозу.

Узор гуано – ровно лак.Сыскал он ворона угрозу.

Улисса пир.
Пенелопа, не жди.
Вон женихам орд наука.
Колет она ли себя?
Око Пенелопа на поле непокоя бесила.
Но тело, как у Андромахи, нежно.
Вид же на поле – не припас силу.

Уломан логик, а оголим милого. Аки гол на молу.

Ум – за красками зимы. Додыми, зима, к сарказму.

Ум – он гнева равен гному

Ум – он зароптал. И плёл Пилат по-разному.

Ум – он ищет тёщ иному.

Ум – он над?
Ого, бред!
Род оград.
Вере вред.
Род услады.
Выдал суд
ордер вере.
В дар – год.
Ордер – богоданному.

Ум – он не дар кухарки, –
в ухо роптала свежо
гению ню. И негоже в салат
пороху, в икрах украденному.

Ум – он не дебош оргазма душ.
Обед не дам. Оргии гам.
Колок сон. Оказии закон –
осколок магии громаден –
дебошу дам за грош обеденному.

Ум – он не диван досуга рвани.
Мера забвения, око покоя.
И не в базаре мина врагу, со дна виденному.

Ум – он не диван досугу, со дна виденному

Ум – он не дыбою еле отпущен.
И бюллетени до раны не гены на родине тел.
Люб и не щуп-то елею обыденному.

Ум – он не чада зов озадаченному

Ум – рифмам, а дамам – фирмУ.

Ум гида – рапира.Дилемма.Там мели.Дари парадигму

Ум гида – рапира? Дилемма.
Та мерка вдали ради мига.
Нагим и дарила два крема.
Там мели. Дари парадигму.

Ум жир прижил я я ли жир прижму

Ум за красками зимы.
Допишу: в умы – дымы.
Дыму – в уши.
Подыми, зима, к сарказму.

Ум за рамки, лба рокот – это кораблик маразму.

Ум изливался, славил зиму

Ум у долины ловил, или волынило думу?

Умещу дев, сеном одев. Оно ведомо несведущему.

Умов и жоп уже рядок.
Химера – грим. А мир – гарем.
Их код я режу по-живому.

Умов и жоп уже рядок. А код я режу по-живому.

Умов орда. Куда? Под зев заката?
От чина – договор услуг,
азарт услад, жирок слабин.
С умом усни. Бал скор.
И ждал с утра загул сурово.
Года – ничто.
Атака – звездопаду кадровому.

Умок снесён. Зов крови дик.
Иди, вор, к Вознесенскому.

Умок снесён. Зов крови.
Хит: «самоиска аксиома», – стихи, вор!
К Вознесенскому!

Умок снесён. Зов муз – аркан.
Знак – разум.
Вознесенскому.

Умом – о деве небес.
Клёш носил у кухарки.
Леди водил в Лидо.
Видел и крах у кулис.
Он шёл к себе, неведомому.

Умом одев коросту дев,
в вердикте сан весомому.
С умом осев на сетки древ,
введут сорок ведомому.

Умом, о дева, дебоширя,
лги фотками, повымани скотин.
Кто в ум отлил, тому воткни токсин.
А мы вопим – а кто фигляр?
И шо – беда ведомому?

Уму – два дна б, и банда – в думу.

Унежа даму, кума да жену,

Уныл, хотя в саду, Иуда, свято хлыну

Упёрт ум.
Он – навоз. Или вице-навоз.
Оракул заронил оврагу сна моря романс – угар воли.
Но разлука розова нецивилизованному трёпу.

Уретра б опрела в акте.
Ела жена, да не дева.
Задом окутав, валяла.
В вату комода заведена.
Да не жалеет кавалер по бартеру.

Уретра б опрела.
В актёре базар.
И рту-то базара заботу.
Три раза берёт кавалер.
По бартеру.

Урод нам ока натаскан задом.
Анну генно видал Гуан.
Со сна угладив, он не гунн.
А мода – знак: сатана – командору.

Ус кесаря довлел, милел и млел. Водяра – сексу.

Утёс, сакля. Немного мог он: менял кассету.

Утречки нами замучены.
Ночами зима, чо ныне чума.
Зима – ни к чёрту!

Утро – в косы. Сок во рту.

Утро тёрло пол, реторту

Утро. В отце.
Но контур кончин.
Дублем – урод
и паладин.
Дублем икон
инок имел.
Будни дала.
Пидор умел.
Буднично крут.
Но конец-то – во рту.

Утро. Выдумал отсос.
Со стола муды во рту.

Ух, мать! Лука тонка, как нота культа мху.

Уха папани на папаху

Уха папани не тиха.
Ведро вдовы дели, пока
не накопил еды.
Во двор девах!
И тени на папаху.

Уходя – уходи
и до хуя доху,

Уча, дымил, язвил он так.
И леди дуги бровями называл.
А шоком – око шалавы
За ним – я, вор бигуди.
Деликатно ли взяли мы дачу?

Учи, лев: умеряя «я», я ярем увеличу.

Уши пятками ног ли бил? Гоним акт. Я пишу.

Фар гонец – слепец.
Наточил конец.
Скармливал свинец.
Убыли венец.
Вытурил кузнец.
Недоходен цензу,
клиру ты в цене.
Вилы б уценив,
славил мрак.
Сценоклич! О танце
пел сценограф.

Фертильна лань ли треф?

Фиксировал закон инока зла вор и скиф

Фраерим в мире арф

Ха, полковник ночевал совково.
Совок – во славе.
Чонкин – во клопах.

Хакер выдал
клады ветрам,
в марте выдал
клады в реках.

Хакер выдал,
квакер баял:
для абрека –
вклады в реках.

Хакер выпал,
хапал в лунках.
Хакнул в лапах,
лапы – в реках.

Хакер квакнет – стенка в креках

Хакер, а ну деку, сук, еду на реках!

Хакер-квакер –
тренер трека.
Хакер – тренер
трека в креках.

Хакер-квакер,
Грека-какер.
Дрека какер,
Грека в креках.

Хакера на же. Кабак ежа на реках.

Хакера на, декан. А кеда – на реках.

Хакера натёк. А та кета на реках.

Хакера нате кал. А кета на реках.

Хакера нате, ката. Кета на реках.

Хакера, на века хакева на реках!

Хакера, нате, каша. Кета на реках.

Хакера, нате-ка: ракета на реках.

Хакера, не тёк ещё кете на реках.

Хам у швеи.
Хитин, дрожа, мужал.
Коптил элит этил элит умы.
Мутил элит этил элит поклажу.
Мажор.
Дни тихие в шумах.

Хам, лох, в миру живу себе, но диким.
Лохань летит, смешна, мала.
Напор, ветра. Ют судна мокр.
Команду, Стюарт!
Европа на Ла-Манше мстительна.
Холмики до небес.
Увижу Рим в холмах.

Харя-луковица, ну-ка. Как у наци в окулярах.

Харя-луковка.
Думка-клиповка.
Телеса на копытах у хаты пока.
На селе так вопил,
как мудак в окулярах.

Харя-луковка.
Думка-клиповка.
Телеса на копытах.
Ум у хаты пока.
На селе так вопил,
как мудак в окулярах.

Хатам – окна банкиров. Дворик – на банкоматах.

Хаты позор от яду нонче.
Вот и к саге номеров – два у нас.
Едучи обои. Чудеса!
Ну а в дворе монегаски-то вечно нудят о роз опытах.

Хер геев – швее грех.

Хер геев шансонетка вылижет.
Евросекс отведав, арбалеты надраит.
И нет вам за гроши ни ниш удач у луча души, ни ниш оргазма.
В тени тиар даны тела браваде.
В тоске сорвёте жилы.
В акте нос.
На швее грех.

Хи, дебил хитёр – врёт: «Их либе дих».

Химер ебите свято, хотя в Сети берём их

Хитёр, ебя себя, бес:
себя беся, берёт их.

Ходы врут, лахудра. Барду – халтур выдох.

Холен до ломоты,
ты – товар-подвох.
Олух у лохов? До правоты?
Ты-то молод? Не лох?

Холмы, дол омыт.
Ты бы не ждал крох.
Хор: «Клад жены – быт».
Ты молодым – лох.

Хоп, эхолот Эрота.
Ропот седого пота.
Чирки кричат о погоде.
Стоп! Оратор –
это лох эпох.

Хоп, эхолот. Эрота рот. Оратор – это лох эпох.

Худы декабристы. Быт, Сир, бак еды, дух...

Цел округ и фигурка на борту.
Сна шанс на шарике сатире сибарита.
Сатурн. Ажиотаж. Азарт.
Устами мат с утра. Зажато.
И жанру та сатира – бисер.
И та секира – шанс на шанс.
Утроба на круги фигур колец.

Цел, доплыв он, вор.
Рохли рот – венец.
Сцене вторил хор.
Ровно выл, подлец.

Целок судом не чини.
Целок швы – тёще напоказ.
Роз опыт чем-то ваш.
А вот мечты позор закопан.
Ещё ты в школе.
Циничен модус колец.

Целокрашен рог.
В горне – шар колец.

Цен оклад у ног
гону дал конец.

Цена и цене важна, ханжа венецианец!

Цени в силаче порок.
Скор у клипов конец.
Оценок вопил курок.
Скоро – печали свинец.

Цени в силаче порок.
Скор, украден гонец.
Сцен огнедар-курок.
Скоро – печали свинец.

Цени в силаче порок.
Скор, умён гонец.
Со сцен – огнём урок.
Скоро – печали свинец.

Чар варево и био-вера – врач

Чибис, а что
вотчины спич?
Чипсы – ничто.
Вот час и бич.

Что греки? Греков нет давно.
Вон – Вад тен Вокер-Гикер-Готч.

Чу!Беда.Гоню,но глажу.Пужал – гоню,но гад ебуч.

Шёл к телу майор.
Отважен, амурен.
Амулет оплатив, не рукою окурен.
Витал по телу, манеру манежа,
второй амулет – клёш.

Шёлка мрак.
Кадра брошь.
Шор бардак.
Карма – клёш.

Шансом соколам мигал.Благ им мало.Космос – наш!

Шансу – дом. Не летим,
отуманены, наги.
Финт ушами – и неги туман.
Еле плакал. Угар.
Бара брагу лакал.
Пелена. Мути гении машут.
Ни фига! Ныне нам
утомителен модус наш.

Шантрапа,но бог он.Мент немного,Бонапарт наш.

Щи – пиру.
Даром.
Юмора – пище.
В море пищ – овощи.
Пером – вещи.
Паром юмора – дури пищ.

Щира в отаре вера, товарищ!

Щуке тол явил козёл.Стон от слёзок ли вялотекущ?

Юля ли Лялю?-:

Юмор: дни лапидарны. Как акын – рад. И палиндромю.

Юн Онан, о ню.

Юн я. Няня – ню.

Юна Нина ню.

Юнона, но ню.

Я – Рим.
Я – Мерв.
У карт евреев шпик я.
Единовер евреев. И немел, Пилат.
У пантеона знати – турок.
Атилла, галл.
И так ору – титан заноет.
Напутали племён.
И веер вере – вон!
Идея кип – швее.
Рвёт раку время.
Миря.

Я – апокриф, эхо, пэр эпох, эфир копая

Я – обмотка. Флаг ал фактом боя.

Я – стужа Канта.
Рук Каина гантели лапали лет наган.
И аккурат накажутся.

Я – стужа. Мы – ветра.
Канаты бури мук.
И тупо – тенты благ.
И в душу двигал быт.
Не то пути кумиру быта
на карте вымажутся.

Я – тени лун.
И минет Лета.
Тел тени минули?
Нет, я.

Я – уметь
не тень тереть,
не тень – тему я.

Я Вольтер.
Готовь тел плеть –
вот огреть,
ловя.

Я Вольтер.
Огонь – терпеть!
Не дано? Наденьте сеть.
Не дано? Наденьте преть.
Но гореть, ловя!

Я Вольтер. Зреть, ловя

Я Разин.
Те, в сини линз, академики левого бунта.
В кедах иную учу. Гудари,
рано! Фортуны нутро – фонари.
Радугу чую у них адекватну.
Боговеликим еда.
Казнили ни свет ни заря.

Я Разин. Те – в Синод. Учту.
В розарии омыто, вижу,
доранено нутро.
Банален истин гам. А нуль – не дань.
Не тень на день – луна-магнит синела на борту.
Но не народу животы мои.
И разорвут чудо ни свет ни заря.

Я Разин. Те в синдромах. Ал палач.
Руби себе, на наш удел зовущ.
Меня ищи, пакуя лом тиранов.
За зло Эол зазвонарит, моля у капищ.
И я не мщу во зле. Душа на небеси.
Бурчала плаха морд.
Ни свет ни заря.

Я Разин. Те в синеве на Неве ни свет ни заря.

Я Разин. Те, в синем, увечны, но ткани дороги.
Им инсекты пантеон откажут.
Сметами замутят.
Ума зима. Тем стужа, кто ноет на пытке.
Сними иго, родина.
Кто нынче в уме ни свет ни заря?

Я Разин. Те, в синкопах лазя,
в зароке. В лавры вхожи.
Дум сон. Зима,
клопа мечту паля измором,
зияла путчем. А полкам – износ.
Муди жох вырвал, веко развязал.
Хапок ни свет ни заря.

Я Табаков, едрён трап! Я партнёр девок. А батя?

Я анти боле, чем я за.
Лгунам бока залги, деваха.
Веди глаза к обману.
Глаз – яме челобитная.

Я антиболе-чаша, варево надежд.
Ору до вечера, дрожа за жор.
Да, речевод. Урод же, да!
Но вера ваша челобитная.

Я аще вонзал газетёнки – икнёте, заглазно вещая

Я б рок-сонату понял и ревел.
Об метеоре, горем уносимом.
О дилижансе вотчин долга.
Но голы были метеоры в доме.
Но фанты рока – те у скакунов.
Заметка крысе – сыр – как тема звону.
Как суета корыт на фоне мод.
Вы роете. Милы
былого нагло дни,
что вес нажили домом, и –
сон умер о герое.
Тем боле верил я.
Но путано, скорбя.

Я б рок-сонату понял. А рок атак орал я. Но путано, скорбя.

Я бес.
Умещу дуб в будущем.
У себя.

Я был у ведьм, и зовы пери
в садах Эола минули.
Нет в тени лун, и мало эха. Да…
Свирепы, в озимь дев улыбя.

Я был у ног,
а в теле рог.
В ад я бы дуру гнал, план гуру дыбя.
Да в горе лет вагон улыбя.

Я был убит.
Дикарка клёш явила.
За зал гламура, за базар!
Боа нижи на образа.
Базару мал, глаза залив,
я шёл, как рак.
Идти б улыбя…

Я был удачливо-то горд.
Яд рокер мрак ли дал зарыбя?
Я бы разладил карм рекорд.
Ядро готовил, чад улыбя.

Я был упёртым адски, икс-дамы трёп улыбя

Я верхолаз, болтал умыто. Но ты, мулат, лобзал, ох, ревя.

Я воз везу, живу себе, небес увижу зев, зовя.

Я возопил ли позовя?

Я волна, скора мерилом. Моли,ремарок сан ловя.

Я вольно гол, огонь ловя

Я дев в одеждах выдал,сур услады в хадже довведя

Я дев в одеждах выметал,
зла темы в хадже довведя.

Я дохуеваю. Аве, уходя.

Я еб, ел плача. Зачал плебея.

Я еду! Иуда в аду, Иудея.

Я еду, Иудея!

Я ел злак оценивания. И на вине цокал, злея.

Я ел.
Едва ли сыт я евши.
Ебу швею ли в Анапе – лень.
Лежу ли сутенёром в море – нету сил.
Ужель нелепа на Вилюе в шубе и швея?
Ты, сила, в деле? Я?

Я ели лагерем оплёл по мере ГалилеЯ.

Я ем зазоры тела.
Накануне ценила дело,
панику тая.
А туки на поле дали
не цену на канале.
Ты, роза, змея.

Я ем, забралами звеня.
Престолом боли быт, а герб
регаты бил об молот. Серп
я не взимал. Арба, змея…

Я ем,гипнотизёр газона.Заноза грёз и тон пигмея

Я еси рафинад в дани фарисея

Я зелень с ила вывозил, ибо медики отступили.
Лихо, до ползания. И назло. Подох и лилипут.
Стоики демобилизовывались, не лезя.

Я и Гамлет. Яд, как вижу. Жив,как дятел. Магия.

Я и Ты, Бог.
А мир?
Имаго бытия?

Я и драки. Хата, ниши. Тишина, тахикардия.

Я и лох – на лемеха.
Ведал ибо хам лоха.
Ниши на холмах обил.
А девахе меланхолия.

Я и лох – на лемеха. Ведь девахе меланхолия.

Я и лох на лемехе.
Псу вонзал гадалки сон.
А холмы – диета зон.
Дичи дно, затеи дым.
Лоха нос и клада глаз.
Но в успехе меланхолия.

Я и меди пэр и межи сапог.Опаси же мир,эпидемия.

Я и мотохиджра – барж дихотомия

Я и муз ебу, и Леду.
И я ужо к анусу наеду.
Мужу ссужу муде, анусу на кожу.
Я и у дел, и у безумия.

Я и на велобазу, челноки.
И к урнам боя, радуге бросания.
Я и на сор бегу, даря обман руки.
Икон лечу заболевания.

Я и на вине цокал зело.
Паниковал попутно зонту поплавок.
И на поле злак оценивания.

Я и на вине цокал.
Зло лопал,
токуя у котла.
Полол злак оценивания.

Я и набело катал злата колебания

Я и навил мрак свече вскармливания

Я и не то хотел в лето хотения

Я и нетопыри.
Парилку топим.
И ледяного пара ждём.
Как был, гараж удачи.
И шок сортира пенного.
Бывал соскок со славы.
Бог, он не парит роскоши.
И чад у жара глыб.
Как мёд, жара. Погоня.
Делим и пот. У клира
пиры потения.

Я и тел оглод завязал.
Лазя в аз долголетия.

Я и теперя обрезал.
Лазер, бояре, Пети я.

Я и теперя обрезал.
Лазил у долголетия.
Я и телоглоду лизал.
Лазер, бояре, Пети я!

Я и ты – Бога мироздание.
Диоген – его идеи надзор.
И маго-бытия.

Я и ты бензином едем,
У двери трос вижу я.
Я уж и в сортире, в думе –
демон из небытия.

Я и ты бензином едки,
Лужи к десантуре, дно тая.
Нежен я, а тон дерут наседки,
жулик демон из небытия.

Я и ты бензином едким их морим.
С миром – химик-демон из небытия.

Я и ты! Бога мир – имаго бытия.

Я и ты. Бог-ами я.
Я ем злак, имея.
Ем и кал змея.
Я – имаго бытия.

Я и фа мажор.
Я ирод и пидор.
И я, рожа, мафия.

Я идол. Ем оду чинов. В вони – чудо-мелодия.

Я из арб. О зебре. Мул умер. Безобразия!

Я инеем зазор омыл. Злы мороза змеения.

Я лез. Неволя. Мяло вензеля.

Я лет аксиома, дури Пандора.
Не чту черепов.
Не топчу телков.
Еду ко соседу.
Сваха в еде, деваха в суде.
Сосок у девок летуч, потен в опере.
Чутче народ на пиру дамоискателя.

Я лет аксиому добил. Либо думоискателя.

Я лета выбором юна,
да не жена. Да, не жена.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна.
Да ну? Добуду бодуна.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна.
Да нуль – не два. Да в день – луна.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна.
Дан дар опор – опора дна.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна.
Дан дом, а ты – ты там одна.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна.
Дан север дач, в чадре весна.
Дан юмор обывателя.

Я лета выбором юна?
Да нет, сыта. А ты – стена.
Дан юмор обывателя.

Я мал, пижоня,
и мал губами.
Зима б углами –
я нож и пламя.

Я метели свил, и в силе тем я.

Я мокр у стад – романс ослепил.
И пел со сна, мордат сурком я.

Я на краю нежничала. Плакал палач, инженю арканя

Я не лов иметь –
тел клеть.
Тем и волен я

Я не маг.
Урка наг.
А на круг?
А меня?

Я не миг.
Жаба риг,
жги раба,
жги меня.

Я не мил.
Зло купил.
Клип-укол,
зли меня.

Я не мир.
Жиру жир.
Ври, жури,
жри меня.

Я не млел.
Я ли вдел?
След вилял,
ел меня.

Я не мот.
Кого кот?
Кто кого?
Кто меня?

Я не мот.
Чин – пилот.
Что ли, пни…
Что, меня?!

Я не мру. Чин добру. Турбодни, чур меня!

Я не муж.
а похуж.
Ухо, паж,
у меня!

Я не мулла – факир. Ты вытри-ка фалл у меня.

Я не мыт. Болела жопа.
Хер гудел, ища тона.
Но тащил еду греха.
Пожалело б Ты меня.

Я не мял
да не жал.
Шла жена
для меня.

Я не фанат, но франт. От нар – фонтана феня.

Я нем,стопястием звоня.Я нов.Змеится пот с меня

Я нем. И Джомолунгма тянуще-важна.
Халатом азиата рваным.
Архивом одалисок, опиатом.
Яр палиндром.
Анализ органично крут.
Антракт от карт. Натур кончина.
Грозила нам орд Нила прямота
и покосила
домов их рамы на врата.
И замотала.
Ханжа-вещун, я там гну лом.
О, жди меня!

Я нож и пенис.
Ура, погоня!
Я ногопарус,
и не пижоня.

Я нож и пламя.
Я вал погони.
Миног оплавя,
я мал, пижоня.

Я нож и пламя. Я мал, пижоня.

Я ню.
И он. И кончит
нагим.
Не видите – дети?
В руке шар, а бубен опашут.
А лет одежонку сменят.
Свату подобен июнь.
Липа - на пильню, и небо допутав,
стянем сукно же до тела.
Туша по небу – барашек.
Урвите, дети, дивен миг.
Антично кино июня.

Я о бодром.Одном-едином.Он и демон до мордобоя.

Я обвенчала палача. Калечу ум ему. Я обмотала халатом боя. Ум ему у чела качала. Палач не в боя.

Я обмотал златом боя.

Я обмотала салатом боя.

Я обмотала халатом боя.

Я обмотан ... атом боя.

Я обмотана как анатом боя.

Я обмотана фанатом боя.

Я обмочил арапа параличом боя.

Я обрёл флёр боя.

Я обрубок кобур боя.

Я обручён. Мне, чур, боя.

Я отселе убег. Ебу, еле стоя.

Я отсох,усох эон до мела.Дале модно эхо сухостоя

Я радуги фан. Око разуму, зарок она, фигу даря.

Я распутница и глажу. Уж ал гиацинт у псаря.

Я с веерком.
Я соки – ртом.
Смотри-кося:
мокрее вся.

Я слаб.И шок.И отсидевши.И швед.И стоик.Ошибался

Я славы рамы – в якоря.
Я яро в туче вскармливался.
Я славил мрак, свечу творя.
Я ярок. Я вымарывался.

Я след разведал в омут. Ум, овладев, зарделся.

Я сличу анкеты в морге. Негром вытек. Научился.

Я смене дыма – дукаты бзика.
Руду – дну рек. А куче мха – в еду.
Девах мечу как ерунду.
Дурак! Из быта –
куда мы денемся?

Я смене дыма – дукаты быта. Куда мы денемся?

Я сменял год, оглянемся...

Я смертобоен и заманчив. ВИЧ на мази.Не оботрёмся

Я сокол. Белым ядом мод я мыл ебло, кося.

Я ссор сонар. Я рано сросся.

Я стёр жандарму-куму думу. Кум рад – нажрётся.

Я стёр жены портреты. Вытер тропы. Не жрётся.

Я стёр побои. Тарантеллы пламень,
ногою леденя, я не делю огонь.
Не мал пыл лет –
на рати обопрётся.

Я стёр сор памяти на миг.И манит яма.Просрётся?

Я стёрт обоями. А имя оботрётся.

Я стёрт, о боги! Феникс – он божок.
Те недоноски – не фонтан, а клан.
И факела кулак, следов орда – куда?
Лиф на виду свидания.
А я – и над, и в суд, и в анфиладу кадров.
Одел скалу калека.
Финал – канат.
Но Феникс – он оденет кож обноски.
Не фиг! Оботрётся.

Я стёрто болен. Еле зенками кручу.
Да сопли психики от сна.
Ты, псих, испытан. Стоик их испил.
По саду чурки. Мак не зеленел.
Оботрётся?

Я стен кочергу
бантом роботов могу.
Цугом вот обормот
на бугре чокнется.

Я стене денатурат. В тару та не денется.

Я стенки гроба трону, а у нор табор гикнется

Я стиля панама.
На палец я
ума напущу панаму.
Я цел, а панама напялится.

Я стиля панику ранимому сиропами зилоту дал.
Хотел игру и медлил демон. Сев,
он варежку ругал.
Фаланги гнал.
А флаг у рук же. Равновес.
Но медлил демиург.
И, лето, хлад утоли.
Зима, пори с умом –
и на руки напялится.

Я стиля панихида. Рак
с амуром у миров.
Ты мониторов стиля пандус к арфам.
Им от напитка такт и пантомима.
Фрак суд напялит – свороти.
Но мы творим умору.
Маскарад их и напялится.

Я стиля пенис, осени сосуд.
Жены в узоре роз, увы, не жду.
Соси не соси – не пялится.

Я стиля плаху откачу, лопату заменив.
Внакат строфою оплачу.
В закат я путы быта мчу,
таща туч маты быту пятака.
Звучал. Пою. Офорт. Стакан.
В вине мазута получа,
кто ухал, пялится.

Я стиля подиум.
Они – оплот стиля.
Прежде не мы ли
силы булатом ум озарили?
Булат со дна титан достал,
убил и разом умотал.
Убыли силы.
Менеджер пялит стол по-иному.
И допялится.

Я стиля похититель.
Не совладев, товар по ткани буден унесу.
Кванты безумия? Ничуть.
Лукаво тога нот в тона готова культу,
чиня и музе быт на вкусе.
Ну не дубина –
кто прав отведал в осень лет
и тихо пялится?!

Я стиля правил обувал гантели.
Жабо, духи в рукав.
Учил и шопинги фортуны
в уборе роб.
Увы, нутро фигни пошили чуваку.
Рви, худоба, жилет!
На главу – боливар пялится.

Я стиля правота.
Но, летаргия,
от сени тел лети,
не стоя игр.
А тело на товар пялится.

Я стиля пуп.
О жанр имиджа!
Нам Богом сотканы сто лет.
И кумиров оговор.
И муки тел от Сына.
Кто смог, обмана жди.
Мир на жопу пялится.

Я стуж еретик. Санитар.
Скит святите в сумерки.
А городу стужи лоно лижут.
Судорога икр ему светит.
Я – в Стикс.
Рати на ските режутся.

Я стуж робот.
Оборот чинов.
Худо.
Биологи идут с воли.
Меняет азарт сестра-затея.
Немило в студии, голо.
Ибо дух вон.
И что робот – оборжутся.

Я стуж явила в дереве реванш.
У дыр афиши – фары душ.
На вере вер едва ли вяжутся.

Я стуж, я вазелина нытик.
Кита на фланг угнал фанатик.
Киты на Ниле завяжутся.

Я стуж, я ванили
не мазала телом.
И мимо летала.
Заменили.
Навяжутся.

Я стуж, я всего навидался.
Лоб остудив руками.
Что-то руке город оплёл.
По дороге кур от отчима курв идут соболя сладив.
А ноге?
Свяжутся.

Я стужа манежа.
Династии пурги я дева.
Нежен зимы доломан северам.
В мареве сна молодым.
Изнежена, ведя игру, пиит.
Сани даже намажутся.

Я стужа.
Кто уже?
Размером.
Азартом.
Со смехом
я мох ем.
До паха –
под мехом.
Я мох ем
со смотра.
За морем
зарежу.
Откажутся.

Я стужа. К одури миров
химичу тучу, кличу псов.
На рубрике стихии хит секир.
Буран воспучил кучу туч.
Ими хвори миру докажутся.

Я стужа. К северу кану –
на барабане цунами.
Лажа лиману, цена барабану –
на куреве скажутся.

Я стужа. Коитус опыта в сексе торгов.
Кит на возу. Тени буден закажутся.
Я стужа казне, дубине тузов.
Антик во гротеске – сваты по сути окажутся.

Я стужа. Копила древес аналои.
В алоэ алела Эола виола.
На север! Дали покажутся.

Я стужа. Мир пеню. Обвалы тирад
у сонного, пенного поля.
И сонно сияло: погон – не погон.
Но судари тыла в бою не примажутся.

Я стужам допинга натру.
У рамок мартом скажутся.
Я стужа – к смотрам комару.
У рта нагни – подмажутся.

Я стужам опытов и жарким рока снам
Ору романсы.
Нос – на шансы.
Доходы сна – шансоны – снам ору.
Романса корм – икра.
Животы помажутся.

Я стужам смазал горы соли.
Менял опилки.
Наливал поля в городе.
Лежала жиж зараза.
Лгала, глаза разжижала.
Желе дорог вяло плавила.
Никли поля немило.
Сыро глазам. Смажутся.

Я стужам-то милым азартно калечу,
что вижу меж окон.
Метели финал. Как тужили тужа
казаки в еже шалаша.
Кипело. Повадка заката, казак.
Да во поле пика. Шалаш, ежевика.
Закажут и лижут,
как лани филе темнокоже мужи.
Вот чучела, контра!
Замылим – отмажутся.

Я стуже разведал воинов.
Оборки миманса зимы.
Дух или так себе, бес?
Катили худыми за снами микробов они.
Овладев, зарежутся.

Я стуже раны нацапаю.
А палуба бури манию нежит.
Семя я мести женю
и на миру бабу лапаю.
А пацаны нарежутся.

Я стуже рву края.
А жар студит уродов.
Азотом я моргалы вытер.
Тропа нагнала фланги слепоты.
Сирена млела женским оком,
осев на барабан.
Весомо комикс не жалел манер.
И сыто пел сигнал.
Фаланга на портреты выла,
громя мотозавод.
Орут, идут.
Сражая арку, врежутся.

Я стуже ропот ужаса не нарежу.
Филе жеманниц кавалер генотипа шатал.
А палата шапито не грела вакцин нам.
Ежели фужера не насажу, то порежутся.

Я стуже рывком арен важен.
Амуры движут стужи в дыру манежа.
Вне рамок – вырежутся.

Я стужи в деле вижу.День недужив, еле движутся.

Я стужи лазером вырежу.
Фарватером врежу факты.
Попытка – фужер в море тавра.
Фужеры в море залижутся.

Я стужи ланч.
У лужи – вазы.
Завижу луч –
налижутся.

Я стужи лбом отражу.
Мамок – соском.
А мужа – ртом.
Оближутся.

Я стужи лениво выведал.
А хамы во рту и мажутся.
Я стужам и утро вымахал.
А девы в овине лижутся.

Я стужи на небо гнал.
Фанера звука лбов и радуга лба благ,
ударив облаку в заре, –
на фланг обе нанижутся.

Я телу – мода, змею – овод.
Я откуда? Заду кто я?
Довоюем, задом улетя.

Я утро парадоксу поручу, чур,опус кода рапортуя

Я утро парковал, у лавок рапортуя

Я утро паруса, гепард облаков.
У дев ...
... веду вокал.
Бодра, пегасу рапортуя.

Я ухандокал зла код. На хуя?

Я ухода не годен.
Недорежу, чаруя.
Я, ура! чужероден.
Не до гена – до хуя.

Я январями имя равняя

Я, атом, о Лете.
Он надобен, юного пот.
Нам выбора нет, но мерило в кармане – дури!
Медь лат, сувениров хинин.
Закинь сети нежности. Дивно казнён
и в бое курантов, как, вот, на руке, обвинён,
закон видит сон.
Женитесь.
Ни казни, ни хвори не в усталь-де миру, де нам.
Рак воли ремонтен.
А робы в манто погоню, небоданное тело мотая.

Я, соло голося,

Я,следовательно,говно.А он,в огонь летав,оделся

Я. Возле – потроха. А хор-то пел, зовя.

Я. Стужа.
Мазанкой овладев, зима рулила на нивах.
У печи червонно, сонно. В речи чепуха.
Вина налил. У рам изведал вой.
Окна замажутся.

Я. Стужа. Копыта не пашут.
А дорога ли до хуторов опасна?
Широк север. Амвон дивен.
А не видно в мареве.
Скор и шанса поворот.
Уходила города туша.
Пенаты покажутся?

Яд жён в окне.
В чаду тирад
ты базу парила и раз –
шутя слила вокал.
Болея, ела шланги.
Слёг на коне себе
бесёнок-ангел,
Сигнал, шалея,
ел облако.
Валился туш зари.
А лира – пуза быт дарит,
удач, венков не ждя.

Яд орбит смени и не мсти бродя

Яд ума накопили пока на мудя

Яду член он ел чудя.

Язь ленив. Олень – не сокол.
И порог. Улов язя.
Вяз я, вол. У гор опилок –
осень. Не лови. Нельзя.

Язь ленив. Олень несом. Осень. Не лови. Нельзя.

Яиц нет. Опишу.
Дела в товар кидало.
Кошкин рот в овале улыбок.
А к сотам улея ню идём.
Откупори, слепень!
Лети на контур крови.
Соси, соси, соси!
Вор крут.
Но канитель не пел сиропу,
кто мёд июня ел.
Ума тоска кобылу ела.
Во вторник – шоколад, икра.
В отвале –
души потенция.

Яиц нетопыри.
Мирок. О пытка дум!
Иди, иди, мудак!
Ты покори миры, потенция.

Ял Арве – философ, и миф о соли февраля

Яме тел и свили лип я дугу гудя пилил. И в силе тем я.

Ярок суд у стен усадеб. Ябеда сунет,суд ускоря.

Ярок я – Инем и Янем.
У тени и в яви.
И нет у меня имени, якоря.

Ясен нам бой атак.
Меси пером,
меси пути –
в себе, на небе.
Свиту писем, море писем катай,
обман неся.

Ясли Тюдоров.
Оголтело хитят.
Охрани лукавого, лира.
Вари, логова кулинар.
Хотя тихо лет логово,
род ютился.

Ясли лет снам утрачены. Ныне чар туман стелился.

Яслища тиранов звона. Рано в звонари тащился.

Яслища тиранов. Звоны, трески, маты.
Быта жир подолом. И замес влачился.
Я сличал – все мази молодо прижаты.
Быта миксер ты, но – в звонари тащился.

а фальшивишь.
Лафа –

беда в себе.
На небе свадеб

беда сурова,
вор усадеб,

в еде нем, свят.
Я в смене дев –

воров...

ешь.
Не меньше

и – ноги.
И – гони!

и тупо по пути

и шумом уши

идя раньше-то, псих, –
испотешь, наряди.

коли милок –

корыстен, мнёт сырок,

которого роток

лис ёлок сито
вот исколесил

мёртвым очам укажу мужа кумач омыв трём

мутит, охотит ум.

на парусе небес –
Селена-барабан.
На барабане лес.
Себе несу рапан.

не лаково вокален

не муз арап –
эры рэпа.
Разумен

не сок, но ёж уже:
он косен,

нов злак тикал звон оземь мезонов злаки ткал звон

они –
в вино

отвеен и не ев-то.

отверз
оскала лак,
созрев-то:

поп-

рысил,
жуя ревень,
не веря:
ужли сыр?

соло,
гамма,
голос

таков:
дам адвокат.

тебе.
Я – нем.
Меня ебет

теша перепашет.

ты поешь.
Не меньше опыт, –

уведу жену, унежу деву.

увижу – восторг!
Я, диво видя:
грот, сову, –
живу.

укусан на суку.

урежа хуй ухажёру,

хули воли лажа?
Сила!
Вшу давили.
Вша гуж дыбила, дура.
Жару дали бы.
Джугашвили в аду швали сажал.
И ловил - ух!

я не в злаке серп пресекал звеня

я слился...

я...
И, мама-мия! –