Список авторов

Дьяконов Константин [177]
Палиндромы.
==========================================================================

'Али в лом? Я у кровати', – Лолита, воркуя, молвила.

'Иду в ясли', – скуксился Вуди.

'Каковы! – Вика думала. – Мудаки вы, во как!'

'Молоко!' – рыдал хохол, и – чу! – пучило хохла дыроколом.

'Уникум! Умник липов!' – кидал Владик Вопилкин Мумукину.

- Ёж какал?
- А как же!

- А сыр кончен?
- О, конечно, крыса.

- Баранов, идите, а то барбос обработает!
- Иди вон, араб!

- Идиот, отчего на ноге что-то?
- Иди!

- Ира, в тени лукаво своротил клитор Овсов Акулине.
- Твари!

- Йосиф нас лишил целок...
- Ещё и лапал!
- И ещё колец лишил (с Анфисой)!

- Каков хам, а?
- Да, нажил бабло хохол, баб лижа.
- На дамах, во как!

- Мы, двое, их убили.
- Бухие?
- О, в дым!

- Но от клиторов нос он воротил…
- Кто 'он'?

- Ноги пэру кто лизал? А зад утёр?
- О горе, туда залазил (от кур) эпигон!

- Тебе и Катю?
- Нам Лизу б…
- Велика цена!
Псих-испанец, аки лев, бузил: Маню так и ебет!

- Умер кто-то?
- Кот. От крему.

- Юра, хватит!
- А в харю?

- Я Лбова.
- Чаво, бля?

- Я не молокосос.
- А звук?
- Сосу соску взасос.
- Около меня?!

- Я сличу азот, сажу, овёс…
- Всё! Во ужас-то: заучился.

А Кусто в море сером – вот сука!

А в окне-то бордель! – Л. Е. Дроботенкова.

А дебил после котяток ел сопли. Беда!

А мучили повесу на воле (не взасос, а звенело в анусе). Вопили: 'Чума!'

А по морде били бедром: опа!

А пустоват сукин сын: из уха взяв сажу, огрев Зину,
дав громиле во дворе помазок и не мыв вымени козам,
опер овдовел и морг в аду низверг (о ужас!),
в язвах у Зины сник, устав от супа.

Ад. У камина зима. Лёг на стезе Лазо-герой,
а майор-егоза лезет с ангелами за ним. А куда?

Аки рот, синел член историка.

Аспид убил: (а) Таню и Любу, (б) Юлию. Натали, буди пса!

Ах, Ира, бабнику тут не место! Иди, Ира, в обком: от оплеух охуел потомок Бовари, идиот Семён Тутукин-Бабариха.

В окно допинг! Обогни подонков!

В отеле 'Ксения' укроп едя, длил дяде порку я и Н. Е. Скелетов.

Василисе в ОПИ:
Лиду Соколову я уволок, осудил и повесил. – Исав.

Вол-сосунок влетел в конус ослов.

Воняло тело масона… Но самолёт, Оля, нов.

Вопит Насир Обкакин, как мать, на гопника босого: 'Собакин, погань! Там как-никак Борис Антипов!'

Вор, бобик и болтун
Пилка туго, паскуда, звенит (и не в заду!) – к сапогу так липнут лобики бобров.

Вот огрели Диму – бум! – и дилер готов.

Гниду пленил АТСник Шабашкин. Сталин ел пудинг.

Гоблина манил Бог.

Голодно. Спят коты палача. Но до начала пыток (тяп!) сон долог.

Гроб утл, и Прохор пил 'Туборг'.

Детину сводив во двор, я лапал яро вдов Widows United.

Дух уборки микробу худ.

Дядя Леон 'Бордо' пил и подробно ел яд. Яд!

Её Лебедев (Кызя) болеет лёжа: желтее лоб, язык в еде белее…

Жара. Голорук уролог, а раж.

За тину в ямах он на пса злился, а я слил, заспанно хамя, в унитаз.

Зов Антипова: “SOS! Около молокососа, – вопит, – навоз!”

Иду! Гаже лижи. Лёжа – гуди.

Ира в Тарту (сила воли-с). Аню насиловали с утра, твари!

Йог – он лисе мудро морду месил ногой.

Йог – он на лёд улетел, уделан ногой.

Йог – он торопился в ясли, порот ногой.

Йог, онанируя (летите, сопли!), бил посетителя Урина ногой.

Как лиса, в котлах у бани 'Токсово' Какахина-Налипова вопила на них:
'А каково, скотина, бухал-то! Квасил как!'

Как тов. Милянов упал в мочу
Грустен от воблы, поп Макар удлинил дуракам попы (лбов-то нет): сургучом в лапу вонял им – вот как.

Как-то в тени, не мыв руки, я бесил и себя и кур: вымени нет, вот как!

Каков я с лимузином? ОМОН изумился, во как!

Киборг влетел в гробик.

Киса в окне
(рапорт о Думе)
Вошли шалуны в зал. Гнидосос один глаз вынул, а шил шов ему
Д. О. Тропаренко-Васик.

Коле хорошо: его род (Антиповы-Бобенко) варит росу у сортира, в окне. 'Бобы, – вопит, – на дороге!' О шорох ёлок...

Корыстен хуторянин – яро тухнет сырок.

Кто видел леди в ОТК?

Кызя не ел кирпичи: приклеен язык.

Лавина. Вопли 'беда!', тела у туалета… Дебил пованивал.

Лавр Бузукин дорогой огороднику зуб рвал.

Лапища не мыв, вор от ВААПа авторов вымена щипал.

Ленив содомит, он томен и нем – от нот и мод освинел.

Ленив сокурсник – пил, как Липкин, с рук. Освинел!

Леопард, ебёна мать, там Ане бёдра поел!

Лето. Папа потел.

Летя дугой на мрак в лунку, пукнул в карман йогу дятел.

Лида Г. Боманн (иноземка) думала: 'Мудак! Мезонин нам обгадил.'

Лил я людям яд, юля, лил!

Лис – он модно кондом носил.

Мадам, онкологу я рад, даря уголок номадам.

Макаров! А какаво ракам?

Мало попы? Так не бери ребёнка ты пополам!

Молоди карму – свищи в сумрак идолом.

Морг оплёван: вор-овцевод Вдовец воров навёл – погром!

Море посетите с опером.

Море. Подох на дыбе майор. Комитету Тёти Мокрой Амёбы дан ход опером.

Мот, но зато шалун (хартия)
- Товарищ Ира, вот я и трахнул Ашота зонтом!

Мухи, неся сажу ушами, уморили Рому и Машу. Ужас! Ясен их ум.

Мы доломали сканер: хренак! Сила – молодым!

НАСМОРК
Сидор: Ура!
Дуров: Я на воле!
Пупоедов (в воде, опупело): Ваня – вор!
(Удар. Урод искромсан.)

Надсон в ад в резерв давно сдан.

Насморк – и на лёд? На вас моча, рвота? Зато врачом саван делан и кромсан.

Не даден Коле-дискоболу лобок сиделок, не даден!

Не догматик он, но китам годен.

Низок я, но милее ли Моня Козин?

Никакого Буша! – Ваш Убогокакин.

Нил Бунин и Дубинин
- Ешь, лоб!
- Нечем.
- А запить?
- Не воруй: уровень, типа, замечен. Больше – ни-ни.
- Буди Нину, блин!

О лавры, вянем? И меня вырвало.

Огонь лета на полк сапёров связи летел, одиноко зияя из окон,
и долетел. Изя в своре пас клопа нательного.

Ода
- Не надо, не соси…
(Хорош отсос около межи.)
- Соси же, молокосос!
(То шорохи сосен, о да…)
- Не надо!!

Ода
Не надо ежу иголок, экологи! Уже – о да! – не надо.

Оле
Ода на кусте дуба
Россиянин я, и ссора будет, сука! Надоело!

Он дивен умом, а самому не видно.

Он жеребец, но квасил, как лиса: в конце – бережно.

Ося месил Исе мясо.

Осяма Нурилин законно казнил Иру (на мясо).

От дач керогаза горек чад-то!

Ох, уважу мужа в ухо!

Пиво долетело до VIP.

Посуху полетел Винни – влетел, опух, усоп.

Путин юн и туп.

Ракам даря кожу ланит, сено нести на лужок я рад, Макар!

Росу мака вёз двулично казах, а закончил УВД зевака-мусор.

Руденко-Бабенко ведь торопился в ясли – пороть девок (не бабок, не дур).

Сева (на заду): Кудияр!
Кудияр Обкакин: Водород у них уже в силе? О да, не жаден мир.
Беда мира – заботы. Мы-то базарим, а дебри мне даже надоели…
(Свежухину) До родов – никак!
Боря: Иду! Кря… Иду куда?
(Занавес)

Синепузов! Свесь, сев, с возу пенис!

Со стола ледник пополз: окутав вихор Ерохи в вату, Козлопопкин делал отсос.

Сосо воркуя потел, рог в горле топя. У, кровосос!

Стены попадали зараз: вот немка работала-то! Барак ментов заразила, да попы нет-с…

Течёт нос, как и рот… Свалил я из кина:
'Титаник' зиял, и 'лав стори', как сон, течёт.

Тит Евсеич юно в ямы (виси, вымя!) вонючие светит.

Тише, пони, работай, а то барин опешит.

Туго менту: с осени не сосут – не могут.

Турки, вон! Воров усмирим: Суворов нов и крут.

У вестибюля, озверев, Зоя любит Севу.

У мецената горе: рога. Танец ему!

У рядов лип – но липы в воде! – Ося Мясоедов выпил. Он пил водяру.

УЖАС И ЛАЖА
(супер-хит 'Хороша гнида')
Голосок девок: Больно!
Говнихина: Вина!
Виадуктов: Да-с, в никуда мамаша полетит – на антитело…
Паша Мамадукин: В сад, вот куда!
Иван Иванихин: В огонь!
Лобков (едко, соло): Гад!
Инга: Шорох тих… Репу сажали, сажу…

Удавился Какичев. Свечи – как ясли в аду.

Уже и коту гомики могут? ОК. И ежу?!

Уже разлит этил? Зарежу!

Умяв лапу барана, раб упал в яму.

Умяв репу, оголец лопнул, а шалун пол-целого упёр в яму.

Урки и Ленин ели икру.

Утроба каво-то готова к аборту.

Ушами урод лапал Дору и Машу.

Фима резал мочу лучом лазера? Миф!

Хам! За гробом идучи, чудим об оргазмах?!

Хам! Я вижу лужи в ямах!

Харкотина суха. Вах! У Сани-то крах!

Юра! Секс – кесарю!

Я (летите, сопли жены!) нежил посетителя.

Я (летите, сопли!) бил посетителя.

Я – ах! – артист: я ел, ел, Иру до одури лелея – тс! – и трахая.

Я И ГРОМИЛА ШАЛИМ (ОРГИЯ)

Я Наташа. – Ваша Таня.

Я ел, ел и Машу увёл, убедив. А на вид ебу Лёву, ушами лелея.

Я ему уже рву попу. Врежу умея!

Я и лиса
В яме так и жил он, зараза, раболепно какая.
А как он пел! Оба раза – разно. Лижи-ка темя Василия!

Я и лиса наги: таков Давид Мокич и комдив – адвокат ига насилия.

Я и мама мачо (пол. акт)
У ямы валяла вымя утка, лопоча: 'Мама мия!'

Я и рак
Иван-исполин толпу уплотнил. О псина викария!

Я инертен, и вопли сон уносил по вине трения.

Я не жаба. – Баба Женя.

Я неделю сипела, Гале писю леденя.

Я неделю уже лежу, желе жую, леденя.

Я нем. Я дубок. Моргала – как у мумии. Муму какала, громко будя меня.

Я немного масла до базы бы… риса, вина б жбан,
иваси-рыбы... Забодал самогон меня!

Я немного маслинам рад. Вино гони в дар! Манил самогон меня.

Я писала, составив акт: 'О идиотка, виват!' (Сосала, сипя…)

Я пишу давно сам (как Рембо – сагу): рад и я славе.
Зазевался – и дар угас, обмер, как масон в аду шипя.

Я после дебоша ваш обед ел, сопя.

Я ртом сосок у жены нежу, косо смотря.

Я с леди бодро лежу, и уже лорд обиделся.

Я с милым мила: шалим, мылимся…

Я слабел… Окреп опять… Тяп! Опер колебался.

Я слал еду (хартия посла “SOS”), но вот Оглы-Баба был
готов: он сосал, сопя, и –трах! – уделался.

Я слал еду негру: пиво, баркасы муки, кумыса, крабов... и пурген – уделался.

Я слил и слепо сопел (силился).

Я слила духи с пивом 'Адамов', и псих удалился.

Я слямзил огузок у коз угол измялся.

Я судил адвоката – папа таков! Да, Лидуся?

Я уверен: масон Лука Мокич и прикончил
лично кирпичиком акул, но сам не реву я.

Я учёного дух учу, худого не чуя.

Я хил, и жена водила вниз инвалидов, а нежил их я.

Я, ИТР 'Апогея', писал сагу: 'И упал ангел,
и лёг на лапу, и угасла, сипя, его партия.'

Я, Славодар Богопас, как сапог обрадовался.

Ясли. До рвоты покушав уху (вашу), Копытов родился.

Ясли. Порота Зина: в лоб-то вмазал гопник Бабкин
(по глазам!) – вот болван и заторопился.